Мусорный апокалипсис на улице Геловани

Хотите узнать, как будет выглядеть Севастополь через пару лет, если убирать мусор в нем будут как сейчас? Езжайте на Геловани, 7. Больная хозяйка квартиры 24 давно тащит домой барахло со всех помоек в округе. А в ночь на Рождество у нее еще и прорвало канализацию. Свежий ремонт в квартире снизу тут же пропитался зловонием. Но городские службы не реагируют — ведь это Севастополь их мечты.
Анна Перовская
11.01.2016

Помочь Анне Григорьевне — несчастной пожилой женщине, страдающей навязчивым синдромом накопления мусора и пищевых отходов — жильцы дома пытаются не первый год. При Украине они обивали пороги РЭПа №22, писали в СЭС, обращались к участковому. В ответ — тишина.  Попытки вразумить дочь Анны Григорьевны успехом тоже не увенчались: она заявила, что заниматься своей матерью у нее нет ни времени, ни сил, и на старости лет ее мать может жить так, как ей хочется. Но хочет ли так жить сама больная женщина?  

Попытки решить проблему активисты дома не оставляли. И вот 12 сентября 2015 года на пороге злосчастной квартиры появились две сотрудницы ГУПС «Управляющая компания». Коллективное обращение с многочисленными подписями жильцов на имя директора ГУПС «УК» Игоря Валиса, казалось, возымело действие. Сотрудницы управляющей компании, шокированные увиденным, обязали в недельный срок очистить квартиру от мусора и припугнули: «Анна Григорьевна, если вы не уберете в квартире, то мы просто приглашаем милицию, вскрываем дверь, приглашаем медицинские органы, чтобы они определили: нормальный вы человек или нет... Без обид, понимаете, Анна Григорьевна?»

Анна Григорьевна совсем на них не обиделась. Но, судя по всему, так ничего и не поняла, поскольку уже на следующий день соседи заметили ее у мусорных контейнеров, из которых она извлекала пакеты для своей коллекции находок.

Жильцы, как их научили в Госжилнадзоре, написали во все возможные инстанции. И ждали. На пороге у Анны Григорьевны, на радость всего дома, стали появляться проверяющие. Вот только переступить через порог они не решались, в ужасе отшатываясь, как только она открывала им дверь. И участковому, и МЧСнику, и человеку «от губернатора», по словам жильцов, стало плохо: они твердили, что «там просто мрак и ужас!» и, составив акты, исчезали. 

У старшей по дому в папке прибавлялось документов, а в квартире Анны Григорьевны продолжали расти горы мусора. Так прошел сентябрь, октябрь, ноябрь и декабрь.

Когда 6 января на первый этаж из зловонной квартиры стали течь канализационные воды и жильцы обрывали телефон дежурного по городу в доме Правительства и директора ГУПС «УК» Игоря Валиса, прибывший «десант» слесарей, оценив фронт работ, лишь развел руками, а слесарь Владимир сочувственно сказал:


— Здесь уже ничего не прочистишь, это надо все выламывать, это решать не нам.

— Вы хотите сказать: «Пусть эта комната рухнет на первый этаж, тогда можно обращаться в ГУПС?»

— Я вас прекрасно понимаю, но я эти вопросы не решаю.


Ссылаясь на то, что они не с этого участка, Владимир стал звонить диспетчеру Петровне, которая так опрометчиво послала их в ужасную квартиру. 

Требуя от директора ГУПСа Игоря Валиса не самоустраняться от решения проблемы дома, жильцы напомнили ему, что еще четыре месяца назад он уверял их: вопрос с этой квартирой будет решен.

«Ждите», — ответил директор. Стали  ждать «бывалых сантехников», готовых шагнуть в квартиру бабули. Расчищая им путь, из коридора вынесли порядка 15 мешков мусора. «Второй десант слесарей», оценив ситуацию с помощью ненормативной, но вполне уместной в данной ситуации лексики, все же смог остановить потоп.

Гарантировать, что потоп не повторится, слесари не могут — все зависит от чудачеств хозяйки. А чудить она умеет. Это может подтвердить бригада МЧС, которой довелось снимать бабулю с крыши пристройки на первом этаже, на которую она выбралась через окно своего балкона. На вопрос: «Анна Григорьевна, зачем?!», она по-детски объяснила: «Я хотела подышать свежим воздухом, погулять…»

По словам начальника Госжилинспекции Галины Чагиной, жильцы со своей стороны должны контролировать управляющую организацию, которая, в свою очередь, отвечает за все в доме. «Для этого ее специально и нанимают собственники, чтобы она их проблемы решала», — пояснила Чагина и добавила, что с 1 января, согласно 176 Федерального закона, управляющие компании не будут уведомляться о проверках Госжилнадзором: «Гражданин пожаловался, мы вышли и — штраф! Минимальный штраф для компании за неисполнение своих обязанностей — 250 000 рублей, от 50 до 150 000 — на физическое лицо или лишение права на этот вид деятельности сроком до 3 лет. Очень серьезные штрафы, так что управляющие компании должны об этом задуматься».

В ситуации, когда в доме живет человек, превративший квартиру в помойку, начальник Госжилнадзора была и сама: «У меня такая ситуация была. Я по 30 мышей  в день ловила на мышеловку. Ну, несет соседка с помойки, и все. Я нашла родственников, ее забрали, вычистили квартиру, сдали квартиру кому-то».

Вот только  ситуация с квартирой в доме № 7 на Геловани усложняется тем, что родственники решать проблему не желают. А управляющая компания только изобразила поначалу бурную деятельность, поохав вместе с жильцами, поверившими, что ГУПС и городские власти их услышали. 

«Ну что ж, мы будем говорить еще громче», — решили жильцы. Сейчас они готовят документы для обращения в суд.