Дикий бизнес. Сколько платят за информацию о смерти в Севастополе

На днях Россию облетела новость о том, что фельдшера скорой помощи из Екатеринбурга «похоронили» в лифте. Репутация женщины пострадала из-за того, что та якобы продавала данные об умерших похоронным агентам. Но только ли медики ими торгуют?
Евгений Фишблат
27.01.2016

В Севастополе это явление тоже существует. Причем, как сообщили «Примечаниям» похоронщики, их осведомители не всегда хотят денег. «Слить информацию» могут и добродушные соседи, и знакомые, и даже близкие родственники.

У каждого похоронного агента есть сеть информаторов. Обычно они появляются путем налаживания личных связей — люди остались довольны услугами и рекомендуют сервис друзьям. Звучит жутко, но на деле так и есть. И именно от таких людей информация поступает в полном объеме: пол, возраст, адрес умершего, наличие родственников и их предпочтения, телефон того, кто будет отвечать за организацию похорон.

От «скорой помощи» можно получить только намек на возможную кончину человека. Обычно это звонок или смс с известного ритуальным агентам телефона. В котором только адрес — и ничего более. Остальное зависит от коммуникативных способностей распорядителя похорон.

Вот как комментирует сложившуюся практику журналист и экс-медик Игорь Артюхов: «Насколько я понимаю, с точки зрения закона это неправильно. Есть понятие медицинской тайны, и сообщать "левым" людям о законстатированой смерти — противозаконно.

Но, одно дело, когда мы трещим на всю округу "Глядите, у Маньки-то нашей триппер!", но другое, когда сообщаем о смерти. Смерть – это нормальный биологический процесс, в котором нет ничего скабрезного и постыдного. Когда умирают друзья, люди пишут грустные статусы в соцсетях — так теперь их тоже нужно судить за распространение врачебной тайны?»

«Винить медиков в "сливе трупов" ритуальным агентствам, так же абсурдно как винить того же пациента в собственной смерти, — продолжает Артюхов. — Однако в этой сделке главный вопрос — это корректность поведения похоронных фирм. Как показывает опыт, "похоронщики" после получения информации от медиков тут же названивают либо приезжают на адрес и ломятся в дверь, "впаривая" свои услуги. Ведь родственников в состоянии стресса можно раскрутить на хорошую сумму. Из-за того, что похоронные агентства не могут выработать нормальную тактику поведения с потенциальными клиентами, весь гнев выливается на медиков, которым "копейка" от сделки тоже нелишняя».

Проколы случаются нередко: агент может явится в дом до приезда «скорой» и констатации смерти, что вызывает у родственников шок, так как убивает последнюю надежду. Бывают случаи, когда путают адрес или приезжают к еще живому человеку.

У работников похоронного бизнеса свой взгляд на этот вопрос. Всему виной, считают они, нездоровая конкуренция. Если при Украине в городе существовали две крупные конторы — государственное предприятие «Севастопольский комбинат благоустройства» (СКБ — сейчас на его базе создан ГУПС ССПД) и служба «Скорбь», а также несколько контор поменьше, — то сейчас много приезжих, в том числе и из больших городов. Появляются фирмы, которые цивилизованно конкурировать с «мастодонтами» ритуального рынка Севастополя не могут, а о сложившихся в городе традициях, в том числе морально-нравственных, не осведомлены. И прибегают к различным ухищрениям, в том числе и покупке информации у службы «скорой помощи», представителей правоохранительных органов, медицинского персонала.

По информации «Примечаний» пользуются услугами «осведомителей» в городе все — в том числе и две вышеназванных конторы. «У нас есть выбор: приехать на адрес первыми и в итоге — помочь людям, или сидеть в офисе и ждать. Но тогда мы не только упустим клиентов, но и развяжем руки мошенникам, которые стремятся любыми путями "обработать" родственников», — делятся похоронщики.

По их словам, в городе участились случаи обмана родственников усопшего. Окончательная стоимость ритуальных услуг может отличаться от изначально заявленной в 2-3 раза.


За самые скромные похороны вначале обозначают сумму около 8 тысяч рублей, получение медицинских справок и свидетельства о смерти — бесплатно. А в итоге родственники должны раскошелиться на 30 тысяч. И это без могилы. Счет «распухает» из-за огромного количества «сопутствующих» товаров, среди которых «подушка и наволочка в гроб», «закрутки для гроба», «мешок для переноски земли» и тому подобные вещи. Услуги катафалка и грузчиков считают не единой суммой, а по тарифу в час. В квитанцию отдельной строкой входит «морг», где указана космическая сумма — около 6,5 тысяч рублей.


Какое отношение похоронный агент имеет к городскому моргу и как с ним рассчитывается — остается загадкой. Для сравнения: стоимость скромных похорон в ССПД и «Скорби» примерно одинакова и составляет 10-12 тысяч рублей без могилы.

В российских реалиях изменился и порядок работы с телами усопших. Если раньше вопрос о вскрытии могли решить родственники, то сейчас эта процедура является обязательной для всех умерших в стационаре (кроме мусульман). И у похоронных агентов появился еще один источник клиентов — они попросту выслеживают родственников, пришедших за справкой о смерти, у городских моргов.

«Информация утекает не только из "скорой", но и из правоохранительных органов, которые должны, по идее, это пресекать и бороться с такими явлениями», — говорят работники ритуальных служб.

Работа похоронных агентов со стороны выглядит грязно. Почему не подойти к вопросу деликатно? Можно же дождаться  в машине у подъезда, пока на адресе побывает «скорая», врач констатирует смерть, и после этого включаться в диалог с родственниками о будущих похоронах.

Но тут у бывалых работников этой сферы есть свои возражения: «А как узнать, была ли скорая в 4 часа утра? Естественно, мы стараемся успеть первыми, потому что через полчаса на адресе будет уже 5-6 человек. У нас бывают ситуации, когда мы уже приехали на адрес. И уже идет разговор. И тут подъезжают конкуренты, влазят в разговор, хватают за руки. Родственники их выгоняют, а они в буквальном смысле лезут через окно. И все это дискредитирует нормальных агентов».

Насколько лояльны севастопольцы к предложениям появляющихся на пороге ритуальщиков? По словам работников сферы, отказывают им в двух случаях: когда родственники уже решили, где и как будут хоронить, и когда появление агента на пороге дома людей настораживает. Тогда просто просят оставить буклеты с  предложениями и покинуть дом. Ругань и скандалы случаются крайне редко.

Около 60 процентов севастопольцев соглашаются с предложениями первого, пришедшего в квартиру. «Бывает даже так: звонят и вызывают нас, мы приезжаем, а на адресе уже кто-то есть. Мы говорим: «Ну вы же нас вызывали!». А люди отвечают, что уже договорились и для них разницы нет», — сетуют наши собеседники.

Сколько стоит подобная информация?


Раньше в Севастополе за сообщение о смерти платили 500 рублей. Сейчас конкуренция выше, поэтому «информаторов» перекупают, предлагая им большие суммы. В крупных городах на материке — от 2 до 5 тысяч рублей.


«Все зависит от стоимости самих похорон. Если у нас можно похоронить за 10 тысяч — без поминок, естественно, то есть города, где вы потратите 100. И будет тот же набор услуг. Это уже расходы фирмы, и нет разницы — придете ли вы в офис или выберете все необходимое на дому. У нас так», — комментирует ритуальный агент.

«Это издержки системы, — комментирует «Примечаниям» владелец службы «Скорбь» Всеволод Щербич. — И изжить это можно, сделав процесс погребения более цивилизованным. К примеру, в Америке про похороны люди задумываются уже в зрелом возрасте или даже с рождения. И заранее заключают контракт на погребение. И никто не думает, куда позвонить и кого позвать. Это особая культура. А у нас в похоронном деле главное, чтобы трупы на улицах не валялись. Если не валяются, все хорошо. О моральной стороне вопроса не думают».

Искоренить это явление можно будет только тогда, когда МЧС, «скорая», полиция и врачи будут работать совместно, приезжать на адрес одновременно, а сама констатация смерти будет отдана одной структуре, считает Щербич. Тогда, по его словам, можно будет контролировать источник утечки.


«А сейчас это дикий бизнес, понимаете? От него подпитываются все. Только на «скорой» пять точек, откуда может прийти информация. И никто не докажет: диспетчер это сообщил, водитель или медик бригады. Сообщает и полиция».


«Сама ситуация, когда к тебе входят в дом и по-деловому начинают что-то предлагать — неприятная. Но делать в этой ситуации крайними только медиков или других людей, которые сообщили, неправильно. Пока есть спрос, будет и предложение. И если не сообщит один, то это сделает другой», — резюмирует владелец «Скорби».

Действительно, в нашем обществе не принято думать заранее, как и на какие средства тебя похоронят. И когда беда приходит в дом, главное желание родственников — чтобы все поскорее закончилось. Поэтому часто люди готовы впустить в дом любого, кто предложит им свою помощь. Если бы на предложение агентов, ломящихся в квартиру, следовал отказ, то явление исчезло бы само по себе.

А пока одни люди зарабатывают на смерти, другие мучительно решают для себя — аморально это или нет? Подумайте и вы, а я пока перескажу историю, которую рассказал коллеге хирург из поликлиники:

«У меня умер пациент. Сидел в очереди на перевязку, встал, схватился за сердце и умер. Упал прямо под кабинетом. Смерть мгновенная, помочь не смогли. Мы вызвали соответствующие службы, полицию. А пока ждали, произошло вот что: следующий пациент в очереди просто переступил через труп и постучал в кабинет «доктор, можно?» Я не выдержал, вышел из кабинета и рассказал очереди все, что я о них думаю. На следующий день у заведующей лежала стопка жалоб на меня».

Да простит мне доктор вольное изложение. Можно возразить врачу: люди, мол, в очереди нездоровы, и руководство поликлиники должно было принять меры, чтобы остальных пациентов принял другой специалист — все это так. Но пока хотя бы один из нас способен в буквальном смысле «идти по трупам» ради своих интересов — не пора ли нам подумать о диагнозе для всего общества?