2000 чиновников вместо 1000 ларьков

Сергей Меняйло, очевидно, заразился столичными веяниями. После поездки в Москву он развернул активную компанию по сносу севастопольских ларьков. Теперь 2200 правительственных чиновников пытаются снести 1000 злосчастных ларьков. И пока замгубернаторы лично следят за демонтажем обувных будок, «Примечания» следят за градусом адекватности данной ситуации.
Андрей Лучников , Ольга Апанасова
16.02.2016

12 февраля правительство Севастополя анонсировало снос 938 ларьков. Чиновники утверждают, что демонтированы будут незаконные торговые точки, однако так и не опубликовали конкретный перечень объектов, которые уберут с городских улиц. Неизвестными остались и даты сноса. Впрочем на сайте правительства уже сказано, что если владелец самостоятельно не демонтирует свой объект «в установленные сроки», его принудительно снесет ГУП «Севавтодор».

Получить комментарий в Севавтодоре «Примечаниям» не удалось: диспетчер ответила редакции по телефону, что никаких указаний она пока не получала, и что информации, когда начнется демонтаж, у нее тоже нет. Однако процесс пошел: несколько ларьков в городе уже ликвидировали.

и.о. замгубернатора Сергей Булычев следит за сносом обувного

Напомним, незадолго до этого, в ночь на 9 февраля столичные власти снесли 97 торговых  павильонов, признанных незаконными и «опасными для москвичей». Это еще не конец истории: всего в Москве снесут 104 торговых объекта.

Чистка ларьков в столице уже породила бурную общественную дискуссию. Ряд предпринимателей и правозащитников настаивают, что массовый снос торговых точек без решения суда по каждому из них наносит большой удар по малому бизнесу и инвестиционной привлекательности Москвы, а также противоречит закону. Защитники демонтажа, в свою очередь, утверждают, что ларьки портят исторический облик города.

На сторону пострадавшего от сноса бизнеса встали некоторые члены московского правительства. В частности, руководитель департамента науки, промполитики и предпринимательства Олег Бочаров заявил, что город построит новые торговые комплексы на альтернативных площадках за свой счет, и там арендаторы снесенных объектов смогут получить место.

Будет ли сделано что-то подобное в Севастополе — неизвестно. До начальника управления потребительского рынка и лицензирования Эдуарда Петрова «Примечаниям» дозвониться не удалось. Его подчиненный Асан Куртсеитов сообщил, что чиновники «не уполномочены давать комментарии» и посоветовал обратиться с письменным запросом в пресс-службу. А это, как известно, надолго.

Не дожидаясь ответа, мы спросили у предпринимателей и экспертов, насколько законен в Севастополе массовый снос ларьков, нужен ли он вообще и чем он может обернуться, если действительно состоится?

«Если подходить с точки зрения архитектурного облика Севастополя, то нужно снести не 1 000 малых архитектурных форм, а 99% от общего количества, — говорит глава севастопольского отделения «Деловой России», предприниматель Олег Николаев. — Но прежде чем принимать импульсивные решения, чтобы обогнать Москву — они сто, а мы в десять раз больше — необходимо рассказать предпринимателям о правилах игры. Почему сегодня сносят тысячу, а не триста или двести. До сих пор в городе нет действующей по закону схемы нестационарных объектов торговли, где можно, а где нельзя размещать ларьки. Получается, что даже в море запросто поставить, если чиновник «сговорчивый» попадется. Ни разу предпринимателей не собрали и не сказали: в таких-то местах допустимо размещение МАФов — в центре одни условия — архитектурные решения, элементы стиля, в спальных районах — другие. Пишется техзадание под каждую площадку, и каждое место выставляют на конкурс. А теневая история с ларьками приведет снова к тому, что через год мы будем обсуждать очередной снос тысяч нестационарных объектов».

По мнению председателя регионального отделения общественной организации «Опора России» Валерия Васюнина, очищать улицы от объектов, которые портят облик города, необходимо, но делать это нужно осторожно, поскольку правовое поле Севастополя отличается от московского.

«К сожалению, мы видим примеры, когда право собственности в Севастополе не работает вообще, — говорит Васюнин. — В городе есть объекты, находящиеся в «красной зоне», где торговых объектов не может быть по определению ни на Украине, ни в России. Тем не менее на руках у этих предпринимателей есть правоустанавливающие документы с подписью бывшего главного архитектора Севастополя. Разбираться с этим нужно в судах. Снести — проще всего, но лишать людей возможности обеспечивать себя и семью, пусть и в рамках очистки города, не совсем правильно».

С ним соглашается и владелец сети магазинов бытовой техники «Панорама» Николай Руденко: «Мы жили в другой стране, с другим правовым полем и законодательством, с другой властью. Предприниматель всегда находился в условиях, при которых трудно сделать все по закону. Многие могут решить, что резкое уничтожение предпринимательской деятельности, какой бы она ни была, без предварительного согласования — правильное решение. Я так не считаю. Предприниматель, по большому счету, хочет быть законопослушным, но получается это не всегда», — говорит он.

Это действительно так. Напомним, на момент вхождения Севастополя в РФ, в городе было около трех тысяч НТО. Сейчас по документам их вдвое меньше. То есть в новой схеме размещения НТО (1030-ПП), принятой правительством около 1,5 тысяч предпринимателей просто проигнорированы.

В то же время закон 6-ФКЗ «О принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов Республики Крым и города федерального значения Севастополя» признает законность выданных при Украине документов и разрешений. Не признают этого севастопольские чиновники. И это не единственное нарушение прав малого бизнеса, которое они допустили.

Например, 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» запрещает сокращать количество НТО в случае утверждения новой схемы их размещения или внесения изменений в уже существующую схему. То есть при разработке новой схемы правительство Севастополя просто «забыло» о 1500 объектах.

Незаконность постановления 1030-ПП признает даже антимонопольная служба.

«У местных предпринимателей даже не было возможности законно оформить свои точки, — объясняет представитель севастопольского бизнеса. — На данный момент провокационное 1030-ПП работает против предпринимателей. Вопрос НТО за два года не был решен. Если правительство снесет 1000 объектов, сотни человек потеряют работу, отчисления в бюджет сократятся, что в нашем дотационном регионе — настоящая катастрофа. Кроме того, мы — не Москва, куда инвестиции льются по умолчанию. Такой жест правительства окончательно разубедит вкладывать во что бы то ни было, что имеет ярлык "малый и средний бизнес" в Севастополе».

О постановлении 1030-ПП ранее высказывался и уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов. По его словам, при решении вопроса «снести и/или оштрафовать» надо учитывать не только причины и условия, в которых оказались предприниматели, но и их доход. Иначе говоря, подход должен быть индивидуальным, а не «бульдозерным».

Реальна ли угроза массового сноса ларьков, или это лишь очередное бахвальство чиновников, сказать пока трудно. Прошлым летом правительство уже обещало демонтировать ряд объектов, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки.

Если же снос почти тысячи ларьков станет реальностью, то надо понимать, что исторический облик городу это не вернет: место предпринимателей, которые вели в Севастополе бизнес еще при Украине, с легкостью могут занять новые. А гарантии, что власти будут контролировать их работу, нет. Подтверждений тому в Севастополе немало. Вспомним хотя бы ситуацию с застройкой, которую правительство обещало заморозить, и которая, тем не менее, продолжается.

Так в апреле прошлого года Сергей Меняйло прошелся по Приморскому бульвару и пригрозил убрать сувенирные палатки. Но уже через неделю после визита главы Севастополя центральная набережная города превратилась в длинный торговый ряд.

«Крыша» у ларечников есть всегда. То, что она есть, доказывает недавнее расследование РБК, которое показало, что практически всеми столичными НТО владеют криминальные авторитеты, олигархи или чиновники. Причем иногда и тем, и другим, и третьим может быть один человек.

Было бы наивно полагать, что в Севастополе дела обстоят иначе. Разница лишь в том, что в Москве эти люди делят ларечный бизнес, а в Севастополе самый ценный товар — земля. И владеют этой землей в том числе бывшие депутаты райсоветов.

Ну, а простым людям от массовой ликвидации лоточной торговли легче точно не станет. Даже если взамен ларьков власти построят новые, «типовые» павильоны, то не стоит удивляться, если закупать товары продавцов обяжут у единственного поставщика, предварительно прописав под него тендер. Тем более, что подобные истории нам уже известны.