Уходящий от нас Севастополь

В борьбе за выживание мы перестали замечать, как Севастополь красив и как он меняется. Меняется часто не в лучшую сторону. Вот несколько исторических мест, которые потеряли свою значимость и стали почти незаметными для окружающих. Это — лишь часть длинного списка достопримечательностей, которые наш город рискует утратить.
Артур Маликов
26.03.2016

Памятник героям-освободителям (героям-танкистам) на Зеленой горке у железнодорожного вокзала. Танк Т-34 был установлен в мае 1944 года над Братской могилой 24 павших танкистов 85-го отдельного танкового полка. На мемориальной доске перечислены 24 фамилии похороненных там танкистов. Автором проекта памятника был начальник штаба 85-го отдельного танкового полка Веденяпин. Отвага и преданность танкистов побудили его увековечить их мужественность и бесстрашие.

Сегодня памятник используется для «посиделок». На днях я задал вопрос молодой паре, проводящей время под танком. «Молодые люди, вы в курсе что это памятник и сюда нельзя залазить?». И услышал встречный вопрос: «С каких пор?».

Я, конечно, был немного шокирован, но мое внимание больше привлек сам памятник. Весь пораженный коррозией, покрашен кое-как, корпус в граффити, шприц под гусеницей дополнил картину. Внутрь можно залезть через дыру под самим танком. Просьбу уйти от памятника или просто с него слезть молодые люди проигнорировали. Здесь же маленькая табличка: «Над этим памятником шефствуют коллективы ОАОЭК "Севастопольэнерго" и школы #18». Как я понял, этим коллективам не до шефства.

Памятник первому сверхзвуковому МИГ-19 уже не один год медленно, но уверенно разъедает коррозия. Проходя под ним, думаю, каждый хоть раз думал: «А не упадет ли сейчас чего мне на голову?» От былого запаха цветов на клумбе ничего не осталось. Сейчас она похожа на пепельницу. Никаких упоминаний, что же это за самолет, рядом нет.

Памятник установлен в сквере напротив на проспекте Генерала Острякова в честь открытия здания ДОСААФ. Бортовой номер самолета — № 29. С марта 1955 г. МиГ-19 стал поступать в строевые части ВВС. В июле 1955 года истребители нового типа приняли участие в воздушном параде. МиГ-19 стал первым в мире самолетом, способным при старте с земли достигать сверхзвуковой скорости в горизонтальном полете. 

Истребитель похож на ржавое корыто: облупившаяся краска, разбитое стекло в кабине пилота, трещины на опоре. Памятник явно не вызывает интереса ни у местных, ни у гостей города. Его парапет освоили велосипедисты, где успешно отрабатывают свои финты.

Спуск Сильникова.

В детстве, я каждый день смотрел на эту улицу в окно, видел брусчатую дорогу, которая стремится вниз, смоляного цвета якорь с толстенной цепью на лестнице у прокуратуры города. Я прекрасно знал, в честь кого назван спуск и кому воздвигли этот небольшой памятник.

С послевоенных дней спуск достойно несет имя руководителя группы подпольщиков мастерских Главвоенморпорта, активно действовавшей в немецком тылу после начала оккупации Крымского полуострова вплоть до расстрела организаторов в октябре 1943 года, Павла Даниловича Сильникова (1910-1943), который посмертно был награжден орденом Ленина.

Со стороны одной из главных севастопольских магистралей подъем благословляет полуциркульная арка высотой в два этажа с квадратами четвертьколонн коринфского ордера по бокам и подчеркнутым замковым камнем в центре. А вершину его венчает якорь у подпорной стены, остановивший время для памяти тех, кого не вернуть, кто отдал свою жизнь за свободу главного черноморского военного порта и его жителей.
И вот как он сейчас выглядит.

Вместо клумбы сухая земля с окурками. Былой блеск якоря, который сиял как на адмиральском корабле, превратился в потускневший облупившийся кусок металла. Цепь проржавела насквозь и просто свисает с парапета. Раздолбанная лестница еще сильнее отягощает своим видом памятник.

Я видел и продолжаю наблюдать, как город меняется — и не в ту сторону, в которую хотелось бы. Я помню, как росли цветы на этих клумбах, а самолет величественно сверкал на солнце. Как люди останавливались с интересом у якоря на спуске. Я с детства знал, что нельзя лазить по памятникам, портить их. Я хочу, чтобы люди, приезжающие сюда, видели насколько сильно мы любим наш город и насколько он нам небезразличен.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev