Культура в Севастополе: мечты, планы и перспективы развития

Интервью с начальником управления культуры города Севастополя Ириной Константиновой.
Юлия Потоцкая
16.12.2014

О том, как город будет отмечать новогодние праздники, о новых зданиях для ТБМ для  Художественной школы и музыкальной школы №1, о развитии культуры на селе и мечтах городской общественности нам рассказала Ирина Константинова, назначенная начальником управления культуры города Севастополя в июле этого года. В прошлом она хорошо знакома горожанам как директор Севастопольского международного фестиваля «Война и мир».

Летом и осенью к нам с гастролями приезжали замечательные коллективы, театральные труппы в кассах КИЦ, театра им. Луначарского буквально очереди стояли. Как Вы думаете, с чем связана такая активность севастопольских зрителей?  

— Во-первых, вы посмотрите, какой репертуар: Башмет уже приезжал два раза, а это имя великое, приезжал МХАТ, приезжала «Таганка». А вот антрепризы почти перестали приезжать.

Я вот недавно была на антрепризе не буду ее называть, это была плохая антреприза. И зал был, между прочим, лишь наполовину заполнен. Конечно, у нас город театральный, зритель у нас тонко чувствующий, театральный зритель, его не проведешь. В свое время этих антреприз было много, и мы понимали, что антрепризы это плохо.  

Город любит репертуарный театр. И вот, наконец, репертуарный театр к нам поехал. Поэтому и очереди. Я хочу сказать, что билеты недорогие. Какие театры приезжают! Питерский театр приезжал, Свердловск привозил «Екатерину Великую». На этот спектакль вообще не продавали билеты это было зрелище, грандиозный был спектакль. Мы давно такого спектакля репертуарного не видели: костюмы, декорации, голоса, актеры.

— А какая из севастопольских постановок произвела на Вас впечатление?

— Я недавно была в Театре на Большой Морской, смотрела «Вассу». Получила огромное наслаждение от игры актеров, того, насколько зритель принимал эту тему. Они молодцы. Им трудно. Я зашла за кулисы, а там ничего нет, даже гримерки: одна общая женская, другая мужская. Но они живут как-то. И хочется туда прийти снова. Появилось послевкусие, и мне хочется еще пойти на спектакли ТБМ.

Скажите, а какова судьба ТБМ? Они давно мечтают о новом помещении…

— Мы говорили с министром культуры России Владимиром Мединским, обсуждали болевые точки нашей культуры и определили: это в том числе Театр на Большой Морской. И федеральная целевая программа, заложенная на 2015-2020 годы, как раз включает в себя строительство здания ТЮЗ.

— Это и буде новый дом для ТБМ?

— Да. Но где он будет располагаться еще неизвестно. Сейчас работают умы архитекторов, градостроителей. Помимо театра на Большой Морской, раз уж мы затронули ФЦП, речь идет о строительстве здания для нашей великолепной художественной школы, которая вошла в число 50 лучших художественных школ России; это и расширение площадей Художественного музея имени Крошицкого.  

Они наконец заполучат еще два этажа в своем здании? Куда переедет музыкальная школа?

— Первая музыкальная школа одна из лучших. С одной стороны, художественный музей должен обрести свое достойное место и наконец-то из запасников вытащить то, что мы веками не видели. А с другой у нас есть музыкальная школа, где учатся талантливые дети. Им надо найти место в центре, потому что это школа №1, центральная школа. Конечно же, дети должны быть где-то в центре, в красивом здании с большим репетиционным залом, где должен стоять рояль и будут проходить концерты.  

— Ирина Николаевна, какую гастрольную труппу Вы, как начальник управления культуры, мечтаете пригласить в Севастополь? 

— Как я уже говорила, я люблю репертуарные театры. Мне нравится «Современник». Это моя мечта. Из театров еще музыкальный театр Елены Камбуровой.

Кстати, Денис Буранов (председатель правления общественной организации «Русский Театральный Дом». Прим. ред.) начал эту тему. Он привозит актеров, которые правильно несут русское художественное слово. Хочется, чтобы они приезжали с концертами, чтобы мы слышали правильную русскую речь, правильный посыл. Чтобы наши современники, наши дети воспитывались на правильном звучании русского языка.  

— Давайте поговорим о севастопольском музейном зрителе. По словам музейщиков, на открытие выставок приходит много посетителей, а затем на экспозицию мало. Как сделать так, чтобы зрителю захотелось прийти в музей?  

— Лет пять-шесть назад я была в Минске. Знаете, к моему удивлению, залы там полные. Там и музей сам по себе потрясающий, но есть новые подходы в музеях. То, что мы делаем «Ночь музеев», прекрасно, но это одноночная акция. Люди идут больше из любопытства, хотя  она призвана способствовать тому, чтобы зритель потом пошел в музей. Но я думаю, что тот, кто пришел в музей на «Ночь», на этой ночи и остановится.

Организованно ходить в музей мы можем рекомендовать школьникам. Студентов уже не заставим. Можно еще готовить программу для семейных походов в музей. В художественном музее такая будет к Новому году.

— Какие еще события ждут севастопольцев в новогодние праздники?

— В этом году нас ждет очень интересный Новый год. Мы ломали голову, как назвать новогоднюю кампанию. Вам первой говорю из журналистов! Назвали «Зимушка-зима в Севастополе». Она начнется 18 декабря по плану  городских мероприятий и закончится 13 января, когда приезжает Дед Мороз из Великого Устюга. Подготовка идет массовая. В этом году мы будем делать «новогодние десанты» из города в село. Сельские зрители, которые по каким-то причинам не смогут добраться в город, чтобы полюбоваться нашей красавицей-елкой в центре и в районах, увидят городской «десант» из работников культуры и творческих коллективов они поедут в село. 

На одном из заседаний сессии Заксобрания депутат Сандулова констатировала: «Культура в сельской зоне в ужасающем состоянии». Так ли это и каковы перспективы ее развития?

— И Владимир Путин, и Дмитрий Медведев уделяют приоритетное внимание развитию культуры на селе. И это правильно. Я понимаю, что очень трудно выживать без культуры в селе. Если раньше еще как-то уделялось внимание, то в какой-то период времени о культуре на селе вообще забыли. Кроме баров, ничего не было. Поэтому очень важно, чтобы сельская молодежь была как-то приобщена к культуре.

Можно давать миллионы, и деньги будут уходить непонятно куда. Важно, чтобы были сельские лидеры из молодежи, чтобы ребята, заканчивающие институты культуры, приходили и работали. Для этого им надо создавать условия. 

Я проехалась по сельским клубам блеск и нищета. Я пришла в клуб в Верхнесадовом и ахнула. Это памятник архитектуры. Там лепка одна чего стоит! С другой стороны, течет крыша. Нет человека, который возглавил бы этот очаг. Его надо найти. Конечно, очень хочется, чтобы возглавил кто-то из молодежи, кто любит это дело.  

— Это реально? Ведь молодые стремятся уехать в большие города.

Это раньше стремились уехать в Москву. Сейчас Москва стремится приехать к нам. 

Я думаю, что культура не пойдет сейчас по остаточному принципу, как раньше. Для этого нужны энтузиасты! Люди, которые понимают, как поднимать уровень культуры. А мы готовы поддерживать их.

— В прошлом Вы директор Севастопольского международного фестиваля «Война и мир». Какие изменения ждут фестиваль?  

— Фестиваль «Война и мир» состоит из многих составляющих: фестиваль военных оркестров, фестиваль оперы, «Золотая маска». Роман Михайлович (Мархолиа руководитель фестиваля. Прим. ред.) не унывает, собирается делать этот фестиваль на следующий год. Это знаковый фестиваль в городе. На следующий год он будет поддерживаться и правительством России, и правительством города Севастополя. Мы в том году думали долго, как же удивить нашего зрителя, после того как приезжали европейские и азиатские оркестры. И то, что приехало четыре оркестра наших флотов это было изюминкой. На следующий год уже есть заявки. Фестиваль будет!  

— Он снова станет международным?

—  Я думаю, что он будет международным. Мы не закрываемся ни от кого.

—  Раньше у деятелей севастопольской культуры была такая общая мечта чтобы в городе появился рояль. В сентябре этого года она исполнилась. О чем теперь мечтает городская культура?

—  Чтобы был свой муниципальный оркестр. Оркестр должен быть у города федерального значения!

—  Ирина Николаевна, какие у Вас ощущения от новой роли, должности?

Я, когда пришла работать в управление культуры, сразу сказала: «Я здесь, потому что мне культура интересна, потому что я всю жизнь работала в культуре». Я окончила театральное училище, театральный институт. Вся моя жизнь направлена на служение культуре. Я пришла и сказала: «Я готова служить. Я готова помогать». Мне всегда интересны новые проекты.