Переправа: взятки, очереди и дурдом

Времена страшных легенд о многодневном ожидании на паромной переправе давно миновали — работа паромов налажена, очереди в накопителе рассасываются за несколько часов. Но вот приближается период зимних штормов. Что ожидает тех, кто решил отправиться на материк, понадеявшись на низкую достоверность прогноза погоды? Корреспондент «Примечаний» испытал на себе все прелести ожидания и сделал соответствующие выводы.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
12.10.2015

На материк мы выехали в середине сентября на своей машине. В порту Крым оказались около двух часов ночи. Очереди нет — в накопителе занято всего два ряда. Все быстро и без напряжения — покупаем билет и через 30 минут уже на пароме. Паромы отходят по наполнению, поэтому пришлось немного подождать, пока отчалим.

Интересен диалог в накопителе кассы. Работник переправы:

— Назовите марку машины.

— …

— А вы знаете, что ваша машина на один сантиметр длиннее максимума по первой категории? (По паспорту на 8 мм — Прим авт.) Переправа будет стоить 1688 рублей. А по первой 1190.

— И?

— Ну, мы можем написать вам первую…

— Напишите.

— А вы нам тогда на чай подкиньте, хоть рублей сто. Только по сто, а то нас тут двое…

Назад нам пришлось возвращаться уже на автобусе. Так уж получилось, что я — журналист, ежедневно читающий если не все, то почти все крымские новости — именно в этот день пропустила предупреждение о резком ухудшении погоды. Выезжали из Сочи в 15 часов. В субтропическом городе приближение непогоды чувствуется слабо — температура воздуха упала с 30 до 26 градусов, небо слегка затянуло тучами. Через пару часов автобус омыл почти тропический ливень. Но чем дальше на север — тем ощутимее приближение осени. В районе Геленджика деревья приняли параллельное земле положение. Порывы ветра уносили куртки, шапки, мелкие предметы. А на автовокзале Геленджика неожиданно начал двигаться большой деревянный стол. Наш «Неоплан» раскачивался, норовя опрокинуться. По дороге встречались поваленные дорожные знаки и светофоры. Стало понятно, что при такой погоде о переправе речи быть не может.

На переправу мы подъехали около двух часов ночи. Распорядитель поставил автобус в накопитель, пообещав водителю, что около 7 утра паромы, возможно, пойдут. Пассажирам указали на легкое строение — там кассы, зал ожидания, туалет и кафетерий. Люди ринулись обследовать территорию.

Итак, что же предлагает Морская дирекция для тех, кто застрял на переправе из-за плохих погодных условий? Просторное помещение, напоминающее легкую временную постройку с поставленными в несколько рядов металлическими стульями. На них можно не только присесть, но и прилечь — подлокотников нет. Этим сразу же воспользовались те, у кого пятая точка от многочасового сидения в автобусе стала принимать форму кресла.

Помещения отапливаются. На кондиционерах выставлена температура +26, но в зале ощутимо холоднее. В нашем автобусе были пассажиры, отправившиеся в дорогу в одних легких платьях и шортах. Я тоже из таких — на мне легкий спортивный костюм, а на ногах босоножки. И с собой ничего теплее нет, так что обогрев зала ожидания был весьма кстати. У меня проблемы с позвоночником, сидеть долго мне нельзя, но раз уж пришлось ехать на автобусе, я терпела боль. Теперь в попытке расслабиться я тоже прилегла на металлическую лавку, однако, металл слишком холодный.

В зале ожидания есть телевизоры, детская игровая комната с лабиринтом, медпункт, кафетерий и туалет. В мужском побывать не удалось, а женский показался довольно грязным. Пол весь влажный, в брызгах. Везде куски туалетной бумаги. Кстати, бумаги этой вдоволь, а стратегический запас стоит прямо у умывальника в огромном картонном ящике. Кто-то по невнимательности налил в этот ящик воды — прямо на новые рулоны.

Разговоры в туалете удручают своим содержанием:

— Говорил мне сын: «Мама, лети самолетом!» А я подумала: чем от аэропорта добираться, сяду на прямой автобус до Ялты. У меня из багажа-то только чемодан и сумочка для ноутбука. Вот дура-то!

Сочувственно киваю головой. Рядом молодая женщина моет в раковине туалета бутылочку с соской:

— А мы из Москвы. С ребенком маленьким. 6 октября выехали. И до сих пор в пути, — у каждого здесь своя история и немой вопрос в глазах: как я вообще тут оказался?! Кстати, в зале ожидания для малышей есть пеленальная комната. 

Странно, но очереди в туалет нет. Да и вообще в зале ожидания людей немного, несмотря на то, что накопитель для легковых автомобилей полон и автобусов в отстойнике стоит около 20. Не убывает очередь только в кафетерий. Здесь на выбор страждущих предлагают шаурму, бургеры, хот-доги. Шаурма приготовлена заранее, лежит завернутая в прозрачный полиэтилен на витрине — бледная и заветренная, на вид совсем несъедобная. Здесь же жарят сосиски и промерзшие котлеты для бургеров — выглядит тоже не слишком аппетитно. Цены адекватны положению: кофе из автомата — 60 рублей (для сравнения в Туапсе на автовокзале — 20), «размороженная» шаурма — 150 (в городах 130 свежеприготовленная), сосиска — 150 рублей. Над головами работников кафетерия зазывная надпись «Широкий выбор первых и вторых блюд», но ни одного человека, вкушающего что-то кроме самопального фаст-фуда, я не увидела. Почему бы на переправе не организовать горячее питание? Почему бы не открыть небольшое кафе или ресторанчик сетевого типа? Ведь спрос на быстрый перекус сохраняется не только в плохую погоду.

Еще один насущный вопрос — нормальный ночлег. Пассажиры автобусов наперебой спрашивают у водителя, где можно остановиться и принять горизонтальное положение в чистой постели. Те в ответ пожимают плечами. В зале ожидания только один рекламный плакат, рассказывающий о мотеле в 14 километрах от переправы, но как туда добраться? А желающие есть. Только я насчитала двенадцать человек, желающих расстаться с тысячей рублей в пользу нормальной кровати. Почему не согласовать организованную перевозку пассажиров междугородних автобусов до ближайшего мотеля на время остановки переправы? Людей можно было бы отвозить к месту ночлега, а затем также организованно собирать ко времени погрузки автобуса на паром. Тем более, что ограничения по непогоде для валких автобусов на паромах — более строгие, чем для легковых машин. А значит, и ждать придется дольше.

В 7:30 утра переправа «пошла». Пропустили два ряда легковушек из накопителя. Автобусы продолжают ждать. Через час поехали еще машины — автобусы опять не сдвинулись. Водители и пассажиры мирно спят на своих сидениях, кто-то вышел покурить, кто-то тут же проводит утренний туалет, поливая на руки водой из пластиковой бутылки. Пассажиры снуют туда-сюда. Те, кому в автобусе посчастливилось сидеть около двери, уже сорвали голос, уговаривая товарищей по несчастью плотнее закрывать двери, из которых дует.

Прогулка до зала ожидания кое-кому приносит облегчение — люди встречают своих знакомых, забирают из автобуса вещи и пересаживаются в машины. Около 10 часов утра мои нервы тоже сдают — спина болит невыносимо. Звоню друзьям и получаю ответ: «Это надолго! Пока в проливе волны, автобусы либо не пустят совсем, либо будут пускать по одному-два, пока не стихнет ветер. В прошлом году так было, мы на паром сами пошли». Подхожу к водителю:

— Вы не скажете, сколько ждать переправу?

— Понятия не имею.

—Но легковухи уже пошли. Автобусы когда будут пускать? — Я-то наивно думала, что междугороднему транспорту на переправе отдают приоритет.

— Пока не пускают. Вы видите, что мы в самом конце очереди? Тут около 20 автобусов. Так что поедем не скоро.

— Тогда можно я сама на паром пойду.

— Пешком? Тут далеко еще, несколько километров. Иди, никто не держит…

Забираю из багажного свой рюкзачок. Деньги за билет мне, естественно, никто не возвращает, хотя я проехала всего полпути. Иду к работнику переправы, направляющему поток автомобилей, чтобы уточнить дорогу:

— Тут как пройти к переправе?

— Пешком. Да тут далеко. Вон, видите, краны стоят? Вот туда. Вы не дойдете, подождите в автобусе.

— Я больше не могу, у меня спина… Тут налево? И где билет на паром купить?

— Налево. Билет в кассе. Вам нельзя пешком, подойдите вон к тому человеку, он на паром по электронным билетам пускает. Он вас в попутку посадит.

Иду в кассу. С активизацией переправы активизировалась и очередь. В каждое из трех работающих окошек стоит по 10 человек. Вдруг из одного высовывается кассирша и кричит: «Не занимать! Обслуживаю последнего человека». Очередь рассасывается.

В зал влетает мужчина и громко просит у очереди: «Пропустите, у меня в машине инвалид первой группы. Нас на паром без очереди пускают, только вот билетов нет». Видит свободное окно и кидается к нему, но прямо перед его носом касса закрывается, и кассирша с невозмутимым лицом отправляется на технический перерыв. Мужчина кидается к другой кассе, просит пропустить его, на что получает заявление работницы: «Не занимать! У меня сейчас тоже перерыв!».

В итоге на 50 человек остается одна работающая касса. Правда, с минуты на минуту должны открыться еще, но дожидаться этого светлого момента я уже не стала. Учитывая то, что каждый стоящий будет оформлять билет на свое авто и всех пассажиров, в очереди здесь  проведу не меньше часа. Выяснив, что у парома есть еще одна касса, отправляюсь к распорядителю, пропускающему транспорт по электронным билетам в поисках попутки.  

Мужчина вник в мое положение, пожалел. Обратился к водителю первой попавшейся машины:

— У вас есть место в салоне?

— ???

— Смотрите, у вас билет только на 11:40, но могу пропустить вас сейчас, если вы возьмете вот эту женщину. Иначе стойте.

— Возьмем, садитесь, — ответил мужчина. Так я оказалась в машине очень милой пары, едущей в Крым в свадебное путешествие. Им повезло, и ночь в отстойнике они не застали.

В кассах возле парома ажиотаж. Работает только два окна. Но тут новый сюрприз — среди тех, кто стоит в кассу за «пешеходными» билетами, стоят и водители первых трех автобусов, пропущенных на переправу. У каждого в руках огромные пачки паспортов — по 40 штук. Оформление билетов идет медленно. Меня всегда интересовало: где кассиры проходят курсы печати одним пальцем? Зачем заносить в форму продажи билетов полные данные пассажира, включая номер паспорта и дату рождения? Не проще бы было вносить только фамилию, а первую страницу паспорта просто фотографировать?

В очереди нарастает возмущение. Женщины, приехавшие из окрестных сел, стоят за широкими спинами водителей в надежде купить только один билет. Слышны реплики:

— Пока были границы, был порядок. А сейчас бардак! Кассы позакрывали, тем, кто без машины, приходится часами стоять. Безобразие!

— Это все Америка делает. У них цель — наш народ уничтожить. А как уничтожить? Надо нас в рабов превратить. Чтобы мы вот так, как бараны стояли, нервы свои портили.

— Дайте жалобную книгу! Пусть начальник выйдет. Жаловаться надо…

—  А вы Путину напишите! Пусть он разберется!

— По всяким пустякам Путину писать? Они работать не хотят, а у президента голова должна болеть? Нет, надо на месте все решить.

А тем временем в кассе снова задержка. Маленький микроавтобус «Рено» кассирша посчитала как большой пассажирский. Водитель стал возмущаться, требовать переоформления. Его отправляют снова к замерщикам, просят внести изменения в заявку. Неожиданно «из-под полы» кассиру приносят еще пачку паспортов — очередь возмущается и кипятится.

Наконец, билет куплен. Осталось пройти контроль багажа — зал для проверки и установки остался еще с времен пограничья — и паспортный контроль в пункте полиции. Путь на паром открыт, но куда идти — непонятно. Пройдя по указателям, оказываюсь в пустом зале ожидания. Рядом прошедшие контроль пассажиры автобусов в ожидании своего транспорта.

Вижу проходящее мимо знакомое лицо — с этой женщиной мы стояли в очереди за билетом, спрашиваю, куда идти. Она указывает направление, и мы вместе мчимся к парому. Он заполнен, уже отдают швартовы.  В последний момент впрыгиваем на паром. В 11:30 я стою на крымской земле. К этому времени ни один междугородний автобус еще не переправился…

Итак, какие можно сделать выводы:

  1. Ехать на переправу на междугороднем автобусе не стоит, если ожидается ухудшение погоды и остановка переправы. Есть шанс попасть в многочасовую очередь в накопителе. Из городов Краснодарского края можно доехать до порта Кавказ местным автобусом, а потом переправиться «пешеходным» порядком — шансы оказаться на другой стороне быстрее автобуса резко возрастают.
  2. На переправе есть спрос на качественное питание и ночлег. Люди готовы пользоваться услугами комфортабельных отелей при условии сохранения за автомобилем места в очереди. Дело за малым: организовать сервис не только для водителей и пассажиров частных авто, но и для тех, кто путешествует на автобусе.
  3. В «низкий» сезон при условии хорошей работы переправы большое количество касс, может, и не нужно. А вот в случае «простоя» при пуске парома у касс начинается столпотворение — люди нервничают и переживают. Ко времени прихода местных автобусов неплохо было бы организовать отдельную кассу для тех, кто путешествует «пешком».
  4. Люди в междугородних автобусах лишены информации о времени отправки на пароме даже после пуска переправы. То ли водители сознательно не хотят рассказывать, когда «поедем», чтобы не волновать пассажиров, то ли не располагают такой информацией. Пассажиры лишены возможности планировать свое время, что в совокупности с отсутствием нормального ночлега делает дорогу через пролив просто невыносимой. А что будет во время затяжных зимних штормов?

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev