«Вы что, баптистка?». Отец Георгий объяснил, зачем ему городская земля

Недавно журналисты «Примечаний» заметили у Братского кладбища на Северной стороне арматурный каркас. Выставленный по периметру участка между старинной кладбищенской стеной и улицей Богданова, он явно предназначен для возведения капитального бетонного забора с воротами. На кадастровой карте Украины, которая продолжает действовать в Севастополе, этот участок обозначен как городская земля. Кто и на каком основании ведет на ней строительство?
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
12.11.2015

Чтобы уточнить законность и авторство производимых на участке работ, корреспондент «Примечаний» вместе с депутатом Нахимовского муниципального совета Дмитрием Гордиенко выехал на место. В первую очередь вызываем участкового.

Приехавшие на место полицейские поприветствовали журналиста и депутата:

- Очень приятно! Что у вас тут произошло?

- На этом участке ведутся работы. Есть основание предполагать, что конструкция установлена незаконно, — говорит Дмитрий Гордиенко.

- Для этого есть управление права и кадастра. Они знают, где и чья земля, кому принадлежит. Вы можете туда обратиться. Вы же депутат! — парирует полицейский.

-  А вы можете составлять протокол по статье 7.1 Административного кодекса «Самовольное занятие земельного участка», — отвечает Гордиенко.

- Я не знаю, чья это земля, — отрезал страж порядка.

- Я прошу вас зафиксировать факт — здесь ведутся работы, но никакой информации по ним нет. Нет информационной таблички, оповещающей, кто ведет работы, кто заказчик, подрядчик. Проведите расследование, — настаивает депутат.

Написали заявление, поделившись с правоохранителями имеющейся в редакции информацией, что строительство ведется по распоряжению отца Георгия (Полякова), настоятеля Свято-Никольского собора на Братском кладбище. Полицейские отправляются беседовать с представителями общины храма на машине, мы поднимаемся пешком.

У ворот храма нас встречает женщина. Она уже оповещена о нашем визите, просит назвать свои данные и причину, по которой мы прибыли. Через несколько минут к нам выходит сам отец Георгий. Если судить по старым фотографиям, время почти не изменило его: он все так же импозантен, как в 90-е, когда был благочинным Севастопольского округа.

- О, продажный депутат и продажная журналистка! — улыбаясь, приветствует нас батюшка, входивший некогда в правление Церковного банка. Глаза его лучатся добротой и всепрощением.

Спрашиваем, на каком основании ведется строительство. Служитель культа уверяет, что все необходимые документы на строительство есть, оно ведется на «нашей» земле. Все желающие могут ознакомиться с бумагами, связавшись с юристом храма.

«Мы строим у кладбища оранжерею. Там будет заборчик невысокий каменный, а по верху будет кованая оградка. Внутри посадим розы, будет красиво, облагорожено. Там небольшая будет тепличка для выращивания луковиц — их же надо где- то выращивать? Это цветы для храма, для храма они будут бесплатны», — говорит отец Георгий.

Почему не посадить розы на этом участке, не возводя забор?

Настоятель объясняет, что попытки озеленения у ворот уже проводились. Из 30 высаженных у главного входа туй, осталось в живых всего 5 — остальные выкопали местные жители. «Будет красиво, вам же самим понравится. Облагорожено. Мы вынесли оттуда гору мусора, убрали камни. Тут же свалка была. Огородим и будем пускать туда, кого надо», — рассказывает священник.

Но обязательно ли нужно выращивать цветник для храма у главного входа на Братское кладбище? Почему не на другом участке? Ведь это исторический памятник всероссийского значения. Туда приезжают многочисленные туристы со всей страны и из-за рубежа.

В ответ отец Георгий выдает практически весь набор фраз, которые используют местные чиновники, когда их спрашивают о нарушениях закона.

«Безусловно, девушка, вы не православный человек, — заключает он. — Я не удивлюсь, если вы баптистка или адвентистка, потому что я вижу, как вы настроены. И, дай Бог, чтобы вы были в нормальной секте. С той хитростью и лукавством вы подходите к этому вопросу  (строительства оранжереи). Или вы из тех, кто приходит и ради телевидения и прессы, ставите табличку, что вы здесь были? Хоть чем-то бы помогли! Вы что, очень любите Севастополь?», — с издевкой спросил батюшка.

Наконец, настоятель признает: Братское кладбище принадлежит городу, и прилегающая к нему территория тоже. Но почему-то то и дело в разговоре называет землю, на которой ведутся работы, «землей храма».  На каком основании? Община Свято-Никольского храма-памятника в течение 25 лет ведет работы по благоустройству кладбища, говорит отец Георгий. Прихожане убирают могилы, ведут восстановительные работы, выставляют на территории охрану. Все это — на пожертвования и добровольно.

Помянул отец Георгий, как это водится у наших чиновников, недобрым словом и Украину. «За все годы государство Украина ни одного памятника, ни одной лампочки, — возмущается священник. — Я обращался неоднократно с просьбой сделать освещение к Пасхе — нам не дали. Никакой помощи, только противодействие. И я вижу это теперь от вас! За что мы боролись? Теперь приходите вы...» — гневно восклицает настоятель храма.

Следует ли из всего сказанного, что отец Георгий, вправе прирезать, огораживать и застраивать участок городской земли между кладбищенской стеной и автомобильной трассой?

Но настоятель продолжает мягко уводить разговор от законности строительства к другим темам. По его словам, многие общественники, которые брались за наведение порядка на кладбище, делают не лучше, а только хуже. «Включаю телевизор: на братском кладбище провела субботник такая-то организация, восстановлено 4 могилы. Где эти могилы? Прихожу на кладбище — надгробия покрашены известкой. Это же кощунство! Это известняк, его нельзя красить. А люди ради какого-то пиара не только не делают хорошо, а вредят», — сетует отец Георгий.

Он рассказал, что несколько лет назад городская служба «Благоустройство» выложила плиткой небольшой участок дороги у входа.

Сделано это было быстро, но кое-как: во время работ были сломаны ливневые стоки, заложенные еще архитектором храма Алексеем Авдеевым. Теперь вся вода, собирающаяся в стоках, течет прямо по мостовой и уходит под землю у памятника Хрулеву. Это создает угрозу подвижки почв — памятник может потерять устойчивость и упасть. У ворот кладбища процесс уже начался — правая пирамида у входа уже разрушается. А ведь реставрационные работы тут провели всего 6 лет назад.

А еще на территории кладбища несколько лет назад была произведена вырубка зеленых насаждений. По словам отца Георгия, были спилены редкие растения, высаженные здесь специалистами Никитского и Одесского ботанического садов — в том числе редкие можжевельники. Посадить что-то взамен в городе как-то забыли — так и торчат теперь неприглядные пеньки.

Огромный можжевельник на кладбище, могилу у его подножья передвигали, чтобы вымостить дорогу

Получается,  что за заботу о кладбище общественность должна закрыть глаза на строительство оранжереи на городской земле. Не где-нибудь на задворках, а у главного входа.

Вопрос законности строительства остался открытым — ни полицейские, ни депутат, ни журналисты документов на строительство так и не увидели.

Звоним юристу храма. «Для какой цели общественности эти документы?  — ответила нам женщина по телефону. — Вы можете сделать запрос в компетентные органы, которые ведут учет земельных участков: кому они предоставлены. Если вы хотите взять интервью и доверяете юристу религиозной организации, то мы можем пообщаться. Я вам дам информацию и покажу документ. Но опубликовывать я вам его не разрешу. Здесь нет никакой секретности — все участки состоят на первичном кадастровом учете, и государственным органам об этом известно. Но публиковать — я считаю, это неправильно».

Встреча с юристом храма назначена на следующую неделю.