Алуштинский оппозиционер рассказал о пытках

Очередное судебное заседание по делу алуштинских активистов отметилось двумя яркими событиями. Депутат Павел Степанченко, которого вместе с главредом местной газеты Алексеем Назимовым обвиняют в вымогательстве денег за непубликацию текстов, критикующих местную Единую Россию и одного похоронщика, заявил, что его пытали сотрудники ФСБ. В свою очередь секретарь местной ЕР не смогла вспомнить «обидных» материалов Назимова о партии, и не смогла объяснить, почему ЕР не подала к газете ни одного иска о защите чести и достоинства.
Андрей Лучников
22.11.2017

Напомним, депутата алуштинского горсовета Павла Степанченко и редактора местной газеты Алексея Назимова обвиняли сначала в «коммерческом подкупе», а спустя пять месяцев, которые они провели за решеткой, изменили статью на «вымогательство».

Поводом к обвинению изначально был один и тот же эпизод — переговоры с представителями местных единороссов, предложивших Назимову и Степанченко снизить накал сетевой критики в обмен на соглашение о платном пиаре алуштинской «Единой России». По версии правоохранителей, Назимов собирался получить от члена местного отделения партии «Единая Россия» 150 тысяч рублей путем шантажа, пообещав взамен не распространять в СМИ некоторые сведения, порочащие политика и его партию. Степанченко, по версии следствия, выступал посредником в передаче денег. Сами обвиняемые факт вымогательства отрицают.

Ранее депутата Степанченко алуштинская полиция арестовывала на городской набережной за проведение встречи с избирателями, которая была истолкована как митинг против варварской застройки этой самой набережной.

[[incut? &ids=`26735`]]Уголовное дело о коммерческом подкупе почти развалилось, и тут появился еще один свидетель. Предприниматель Валерий Сударев, занимающийся в Алуште ритуальными услугами, якобы сам обратился к следствию и заявил, что в июне-июле 2016 года — точную дату он назвать не смог — Назимов вымогал у него 300 тысяч рублей за отказ от публикации «компромата». «Твоя газета» критикует Сударева со времен Украины. Кладбищенский монополист, исключительное положение которого на местном рынке ритуальных услуг вряд ли могло бы сохраняться долго без особых отношений с властями города, ведет себя с родственниками усопших весьма грубо. На Сударева за его произвол даже заводили дело – но потом прекратили, ограничившись указанием гробовщику на его «антиобщественное поведение». Теперь этот человек выступает в роли пострадавшего.

Спустя год пребывания Назимова и Степанченко в СИЗО суд наконец-то перешел к рассмотрению дела по существу. 21 ноября на очередном заседании Степанченко заявил о том, что сотрудники ФСБ подвергли его пыткам сразу после задержания, требуя сотрудничества.

«В отличие от материалов дела, меня с обвиняемым Облезовым [еще один подсудимый по делу о вымогательстве] задержали 4 октября 2016 года не в кафе, а в 200 метрах от него, - сообщил Степанченко. - Потом притащили в кафе, положили на пол и заломали руки. Оказывали на меня физическое воздействие. Брали меня за волосы, тянули за них, задирали голову, пальцем залезали в глаза и там ерзали. Это продолжалось сутки. Только потом меня привезли в ИВС (изолятор временного содержания, – КР). А сутки я был в подвале ФСБ».

Судья обратилась за разъяснениями к государственному обвинителю.

«Прокуратурой Крыма проводилась проверка по заявлению Степанченко, – пояснил прокурор. – Результаты проверки я затрудняюсь назвать, готов предоставить на следующем заседании».

За день до заседания суда следователи допросили секретаря алуштинской Единой России Галину Коноваленко. Она признала, что Назимов не мог причинить значительный ущерб партии Единая Россия, которая выступает в деле потерпевшим. В то же время, Коноваленко обвинила Назимова в написании «лживых статей, которые носят извращенный характер». При этом, она не смогла назвать ни одну из них. Ответить на вопрос, почему алуштинская "Единая Россия" не подала против авторов статей ни одного иска о защите чести и достоинства, она тоже затруднилась.