Безнаказанность и импотенция

Крым облеплен уродливыми самостроями, как шелудивый пес. Снести их чиновники торжественно обещают раз в квартал, но ничего не делают. И речь не только о крупных девелоперских проектах с могущественным лобби: импотенция мешает властям разобраться даже с сараями. Яркий пример – пристройка площадью 50 кв. м в Севастополе, снести которую не могут уже шесть лет.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
15.06.2018

В канун Дня Севастополя в редакцию позвонила пенсионерка Нина Нехуженко, врач-хирург с 55-летним стажем, проживающая в квартире на втором этаже на ул. Гагарина 22а. «Завтра у меня праздник, - сообщила она. - Приезжайте в 10 утра - будет снос пристройки».

За этой историей «Примечания» наблюдают почти три года. Владельцы квартиры №1 в доме, где живет Нехуженко, еще в 2012 году построили на городской земле пристройку в 50 кв. м — без разрешительных документов. В пристройке хозяева обустроили гостевые номера — три комнаты с отдельными санузлами. Для того, чтобы обеспечить постояльцам отдельный вход, они пробили дверной проем в несущей торцовой стене дома. Сваи, на которых стоит конструкция из ракушечника, возвышаются над газораспределительным узлом, питающим дом. Таким образом, при строительстве были нарушены все возможные нормы.

Работы по возведению пристройки, фото 2012 года

Пенсионерка Нехуженко сразу после начала строительства написала запросы в различные инстанции, чтобы выяснить, есть ли у соседей разрешительные документы. Сами владельцы квартиры — Надежда Дышловая и Елена Осташко — утверждали, что работы ведутся в строгом соответствии с законом. Но у Нехуженко были сомнения: ведь ее согласия никто не спрашивал. Чиновники ответили, что никаких разрешений на возведение пристройки владельцам квартиры №1 не выдавалось.


А вот так пристройка выглядит сейчас (фото 2015 года). Обратите внимание на отдельный вход — дверной проем пробит в несущей стене

С 2012 года различные инстанции — КП «Жилсервис №5», обслуживавший дом, и украинский ГАСК — судились с владельцами квартиры. В 2015 году суд вынес решение: пристройку снести. Но хозяйка квартиры №1 подала апелляцию. Окончательное решение по делу было принято еще в 2016 году, но снос до сих пор не состоялся.

[[incut? &ids=`20235`]]Сначала приставы не могли исполнить решение суда, потому что обязанности по сносу суд ни на кого не возложил. Потом Дышловая с Осташко пытались доказать, что снос пристройки повредит несущие конструкции здания. В конце концов судебные приставы решили сами взяться за дело, разработали проект сноса и запросили в Минфине отдельное финансирование на производство работ. И федералы деньги выделили.

Но в день города 14 июня снос не состоялся. Оказалось, что хозяйка квартиры подала на приставов административный иск. Дышловая требует у суда разъяснить, кто будет нести ответственность за последствия, которые могут наступить в результате сноса пристройки. Женщина пытается доказать, что снос нанесет еще больший вред дому – ведь так гласит заказанная ею «независимая экспертиза». Разбирательство по делу пока не началось, первое заседание в виде собеседования с приставами и представителями владельца пристройки состоялось вчера, 14 июня. Пока решение не вынесено, в качестве обеспечительной меры суд исполнительное производство приостановил, и вчерашний снос был отменен.

Однако собравшимся посмотреть на торжество справедливости журналистам впервые удалось побеседовать с представителем собственника — дочерью владелицы пристройки Еленой Осташко. Этот разговор достоин того, чтобы опубликовать его без купюр — как оду безнаказанности и вечному русскому «авось».

Елена Осташко, дочь владелицы пристройки, подошла к журналистам сама

- Я хозяйка этой непотопляемой пристройки. Это восьмая в этом дворе пристройка. У нас во дворе 8 незаконных пристроек, и только одну нашу из-за доносчицы-соседки телевидение снимает в пятый раз.

- Есть решение суда о сносе пристройки. Ее должны были сегодня снести?

- Решение суда есть. Но производство остановлено. Дело в том, что проводилось очень много экспертиз. При разломе этой пристройки пострадают несущие конструкции дома, и так как она является еще и опорой для этого дома, дом развалится.

- Весь дом держится на вашей пристройке?

- Нет, конечно. Но при отломе пристройки могут разрушиться основные конструкции дома.

- Вы не пытались пристройку узаконить?

- Пытались, и у нас есть уже часть документов. Но у нас законодательство, к сожалению, построено так, что многое [невозможно оформить]. У нас уже 200 листов документов.

- Но вы же сами допустили нарушение закона: возвели пристройку на городской земле.

- Да, и поэтому уже в течение пяти лет мы платим по 2,5 тысячи рублей штрафа ежемесячно. Мы все государственные «штуки» выполняем.

- Расскажите про экспертизу, которая установила, что снос принесет вред дому.

- Экспертиза в деле. Можете с делом ознакомиться. Сейчас у меня на руках определение о приостановке исполнительного производства ввиду того, что не выполнен проект сноса и могут пострадать третьи лица. Но Нина Дмитриевна Нехуженко со злобой и завистью пишет 168 листов жалоб с двух сторон. Естественно все 8 пристроек в нашем дворе не замечаются, а замечают только нашу. Мы сейчас говорим о справедливости?

- То есть вы считаете, что вашу пристройку нужно оставить только потому, что рядом 8 незаконных?

- Дело в том, что при сносе пристройки эти деревья, три штуки, нужно будет спилить.

- Так что, из-за деревьев теперь нельзя сносить? А вы не хотите возместить ущерб, ведь это вы незаконно построили пристройку на городской земле? И за деревья.

- Мы обязаны будем все возместить. Пристройка не нагрузила дом, она наоборот его поддерживает. Под ней газовый узел — именно поэтому она построена на сваях. Проезд к основной газовой трубе оставлен. Все по закону.

- То есть пристройка ваша полностью законна?

- Нет, она незаконна. Но мы занимаемся оформлением документов. Просто мы ходим и ходим по инстанциям уже много лет.

- Кто должен выполнить проект сноса пристройки?

- Компания, которая будет сносить.

- За чей счет?

- За наш счет. (На самом деле из-за отказа собственника исполнять решение суда, обязанности по сносу пристройки перешли к судебным приставам. В прошлом году ФССП запросила финансирование в Минфине на снос этой пристройки, и федералы деньги выделили — ред.)

[[incut? &ids=`19647`]]- Так почему проект до сих пор не сделан? Ведь решение суда о сносе было принято более двух лет назад и вступило в силу в 2016 году.

- Потому что мы не приняли решение о сносе. Кто мы? Хозяева этой квартиры. Мы сейчас собираем документы, чтобы ее узаконить, и не решили, сносить ее или нет. Мы нашли организацию, которая квалифицированная и лицензированная. Эта организация нам сделала экспертизу, которая присутствует в деле. Она установила, что при сносе пристроя могут пострадать третьи лица. Кто за это понесет ответственность? Мы не хотим нести ответственность. Может приставы будут нести ответственность или Нина Дмитриевна Нехуженко, обуреваемая жаждой здесь все разрушить?

- Вы подали иск в суд на действия приставов.

- Мы подали иск, чтобы суд разобрался, кто будет отвечать, если пострадают люди. Если вы хотите вещать о справедливости, то давайте другую сторону. Я не знаю, оплачиваемые ли это тексты. Я читаю в интернете статьи и вижу, что там полное вранье.

- Что конкретно является враньем?

- Я обвиняю Нину Дмитриевну Нехуженко во вранье. Она единственная, кто вот так судится с соседями из-за пристройки. Понимаете, мы каждый день слышим «Чтобы вы все сдохли». Каждый день выливается неизвестная жидкость на крышу вызывается милиция и заявляется, что мы ее травим, что мы ее обворовали, что мы ее лишаем пенсии. Это такой моральный прессинг, что не каждый его выдержит. Она обвиняет нас в сговоре с участковым, в сговоре с правительством.

- Но вы нарушили закон. Вы незаконно построили пристройку. Нина Нехуженко считает, что ее права нарушены. Вы тоже имеете право жаловаться и судиться, если нарушают ваши права. Почему вы не судитесь с теми, кто незаконно возводит в вашем дворе пристройки?

- Я не собираюсь ни с кем судиться. Чтобы судиться, нужны определенные качества характера, которыми у нас обладают некоторые личности, как Нина Дмитриевна Нехуженко.

- Но если нарушен Жилищный кодекс, не составляет особого труда выиграть иск против хозяев незаконной пристройки, что Нина Дмитриевна и сделала.

- Кодекс нарушен, мы сейчас пытаемся договориться с государством, чтобы найти какие-то законные акты, по которым мы сможем узаконить. Понимаете, оно же все нарушиться, если мы будем сносить. Мы же тут все сделали по уму. У нас весь дом до этого был зеленый из-за того, что все было в грибке. Дом неправильно выстроен, он стоит на склоне и вода стекает под наш подъезд — все цветет. Все люди и дети страдали от этих грибковых заболеваний. Сейчас при сносе будет то же самое.

Трубы водосточки на нашем доме не меняются, мы поменяли часть за свой счет, а все остальное ржавое и отпадает. Труба водопровода у нас на первом этаже тоже течет. Мы уже четвертый год обращаемся в управляющую компанию — ничего не меняется, все в грибке. Сейчас снесут эти деревья, которые только начинают плодоносить. Нина Дмитриевна говорит, что тут у нее был супер-палисадник, за которым она ухаживала. На самом деле при строительстве ни одно дерево не было повреждено, мы аккуратно строили. И когда мы высаживали тут растения, человек просто выходил и топтал их.

- Скажите, вы оформляли предпринимательство? Вы же сдаете здесь номера?

- Нет. То есть в налоговой мы платим. Поверьте, с Нехуженко не платить налоги не получится. Она 8 раз жаловалась в налоговую службу. Ей отвечают: да, платят. Она снова пишет. Нажаловалась на нас водоканалу, водоканал приезжал. Газ нам отрезали сразу, газа у нас нет.

- А хотелось бы не платить?

- В смысле? Мы платим! Нашу позицию никто не защищал. Все коверкается.

- Когда вы начали строительство?

- В 2007 году. (Дышловая купила квартиру только в 2011 и пристройки, согласно документам БТИ, в ней не было — ред.)

- А как же кадры видеосюжета НТС от 2012 года, где видно, что пристройки тут не было?

- Какие кадры? Я не знаю, что за кадры. А где эти кадры? Производилась реконструкция. Окна, крыша и все остальное.

- А стены?

- И стены. Часть.

- Так стройка, получается, велась с нуля?

- С нуля? Ну, хорошо, пусть будет так. Все началось тогда, когда Нина Дмитриевна, обуреваемая желчью, желая, чтобы ей хоть что-то заплатили или надстроили ей такое же...

- Вы не пробовали по-соседски договориться?

- Пробовали. С тортиком к ней приходили.

- Вы считаете, что тортика достаточно за пристройку под окнами на 50 квадратах городской земли, которую вы сдаете?

- А вы хотите, чтобы мы сумму какую-то определили? Понимаете, у нас нет таких денег. Мы не можем пристроить ей такую же пристройку. Она хотела выход на крышу, чтобы мы ей сделали. Но крыша наша на это не рассчитана. И потом, ей 82 года. Вы хотите, чтобы она оттуда упала? А кто будет отвечать?

- Вы говорите, что платите 2,5 тыс рублей штрафа ежемесячно за то, что нарушили несущие конструкции дома. Вы считаете, что эта сумма достаточная? Она может компенсировать вашим соседям потери, если дом в результате пострадает?

- А что будет с домом?

- Ну вы пробили дверные проемы в несущей стене. Если так же поступят все ваши соседи по периметру, дом рухнет.

На самом деле есть техническая документация, которая говорит, что не эта пристройка, а та [что со стороны подъезда], где окно пробито, соответствует нормам. Мы получили [это] в Жилнадзоре.

- А можно ознакомиться с этими документами?

- Они в Жилнадзоре. Можете запросить.

- Получается, что суд не определил конкретные сроки, в которые пристройка должна быть снесена?

- Нет, суд сроки не определял.

- Так вы будете сносить пристройку или нет?

- Я собираюсь ее все-таки узаконить. Если государство позволит...

***

Если снос пристройки после 6 лет судов все же не состоится, это станет подтверждением очевидного: в нашем обществе побеждает тот, кто наглее. Остальные лишь стеснительно наблюдают, как у них отбирают «общее» - его не жалко, оно же каждого и в то же время ничье. Соседи Нины Нехуженко говорят, что поддерживают пенсионерку, ведь пристройка на 50 кв. м отобрала часть двора и у них. Но никто кроме пожилого врача (гвозди бы делать из этих людей) в суд так и не обратился.

Строительство пристройки заняло всего пару месяцев, и бизнес по аренде номеров в двух шагах от пляжа Солнечный пошел полным ходом. Добиться сноса незаконного строения чиновники не могут уже 6 лет. Но если бы процедура была простой и прозрачной – «нарушил - сразу ответь» - возможно, и другие севастопольцы стали бы жаловаться на нарушение своих прав? Ведь люди отнюдь не конформны, их просто пугает перспектива завязнуть в судах на долгие годы с весьма туманной надеждой на законный исход.

Примечания в Telegram