Севастополь в цвете «барби»

Севастополь переживает небывалое обновление. В город пришли федеральные деньги, достаточные, чтобы придать городу подобающий лоск. Но вместо обветшалой старины на его улицы приходит кич. И с этим пора что-то делать.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
21.10.2017

Общественный совет при Фонде капитального ремонта просит правительство и заксобрание обратить внимание на дома, входящие в границы исторического поселения. По мнению общественников, начавшийся в городе капремонт уродует исторический облик города. Они просят создать в Севастополе нормативно-правовую базу, определяющую правила содержания и ремонта фасадов.

Основное требование: дома исторической застройки должны выглядеть максимально приближенно к тому, какими они задумывались. Строительные технологии изменились, но капремонт не должен менять улицы до неузнаваемости.  

В качестве примера общественники приводят дом по ул. Луначарского, 16. Это строение начала XX века прозвали «розовым домом художника» - за благородный терракотовый цвет стен. В этом году здание попало в программу капитального ремонта. Ему обновили кровлю, а фасад затерли «короедом» и выкрасили в поросячье-розовый цвет. Мало того, дом стал двухцветным: внутри двора стены выкрасили в бежевый, чтобы в окна квартир попадало больше света. 

Фасад дома после капремонта

«Вот этот отвратительно розовый цвет, а со двора - бежевый, это как вообще понимать? - объясняет суть претензии Елена Кравченко, секретарь ОС при Фонде капремонта. - Это выглядит пошло, это новодел. «Короедом» этим только сараи мазать, через несколько лет он впитает в себя всю пыль и станет грязным.

Но главное, рядом по улице дом Луначарского, 18 — памятник архитектуры. Как они будут смотреться вместе? Городу нужны единые правила, регламент. Подрядным организациям должны выдаваться подписанные архитектурные задания на ремонт фасадов», - предлагает она.

Так выглядел дом до ремонта

Подрядчик и жильцы дома проблемы не видят.

«Мы сами выбирали цвет, - сказал «Примечаниям» старший дома Луначарского, 16. - Он и раньше был розовым, только темнее.

Сейчас цвет веселенький, нам нравится. Внутри двора мы решили покрасить бежевым, потому что очень темно. Нам все равно, какого цвета будет дом, главное, фасад, наконец, отремонтировали».

Со стороны проблема действительно выглядит надуманной. Какая разница, какого цвета дом. Да и в «короеде» нет ничего страшного: в Сочи перед Олимпиадой все главные улицы закатали в «короед» - выглядят они вполне сносно.

Сочи, ул. 50-летия СССР

К тому же городское кольцо было изрядно подпорчено в 90-е, когда каждый магазинчик или офис выкрашивал свой кусочек фасада в любой привлекающий внимание цвет, а жители верхних этажей уродовали стены старинных зданий балконами из сайдинга и стеклопакетами — кто во что горазд.

Однако мы привыкли видеть Севастополь другим: пыльно-голубое небо, синее море, выжженная солнцем земля и белоснежные дома — именно таким он был все 200 с лишним лет своей истории.

Его облик сформировался естественным путем: мягкий природный камень — известняк, добываемый в окрестностях города, имеет благородный кремово-белый оттенок. Более прочные материалы - крымбальский камень и альминская плитка, используемые для отделки фасадов и изготовления декора — тоже белые.

Долгие годы никакого другого колера строителям было не нужно. Светлые фасады прекрасно оттеняла зелень городских парков, изумруд морской волны и высокое южное небо. Севастополь смотрелся благородно, напоминая обликом средиземноморские города Италии и Греции.

Первые попытки украсить фасады были предприняты в советские времена. Архитекторы делали цветными балконы и детали декора, чтобы скрыть убогость стандартных коробок. Но все же до середины 2000-х дома в городе были в основном белыми.

А теперь на центр наступают цветные окраины.







Появление таких домов естественно: в город вместе с миграционным бумом приходят и новые архитектурные веяния. На рекламных проспектах разноцветные домики смотрятся привлекательно, покупателям нравится: для приезжих с материка бренд «белокаменного Севастополя» ничего не значит.

Все новые дома в городе утепляют и покрывают декоративной штукатуркой - «короедом», «дождиком» и другими. Они ложатся на фасад толстым слоем, скрывая неровности и надежно предохраняя внутреннюю часть стены от атмосферных воздействий.

«Если, к примеру, панельные десятиэтажки делать обычной «гладкой» шпаклевкой, - объяснили «Примечаниям» специалисты-фасадчики, - стыки плит будут видны, и дом даже после ремонта будет выглядеть неаккуратно. «Короед» долговечен, если его вовремя красить — хотя бы каждые пять-десять лет — он простоит минимум лет 30».

Что касается капремонтов, то их в каждом регионе делают по-разному, говорят строители. К примеру, в том же Санкт-Петербурге никто фасады  «под сетку», как в Севастополе, не шпаклюет. Их просто зачищают и красят. Севастопольская технология дороже, но надежнее, а результат — долговечнее.

Подрядчики используют «короед» используют еще и потому, что сметная стоимость декоративного материала и его нанесения гораздо выше, чем у мелкозернистой смеси. Его использование позволяет подрядчику зарабатывать больше.

Фонд капремонта при подготовке торгов использует типовые сметы с уже забитыми в них материалами и технологиями, не особо разбираясь, что конкретно будет ремонтироваться — панельный дом 80-х   годов или старинное дореволюционное здание.

Цвет дома строители тоже прокомментировали.

«Добиться вот такого насыщенного терракотового очень сложно, - говорят специалисты. - Колер получится дороже, чем ведро самой краски. К тому же насыщенные цвета быстро выгорают на солнце. Приходится использовать недорогие пастельные оттенки: розовый, светло-зеленый или желтый. Лучше всего смотрится слегка зеленоватый, вроде «тундры» или бежевый цвет. Чисто белый тоже хорош, но в первые полгода, потом он становится грязным».

Пока единого архитектурного кода в Севастополе нет. В августе этого года главный архитектор Севастополя Александр Моложавенко анонсировал его разработку в ближайшие девять месяцев.

Будет ли новый документ содержать в себе требования по капремонту, пока неизвестно. Ясно одно: если отдать право выбора материала и технологий на откуп жильцам и подрядчикам, от «белого города на синем морском берегу» уже лет через десять ничего не останется.