Кемска волость на Приморском бульваре

Педагоги севастопольского Дворца детского и юношеского творчества возмущены. Вице-губернатор Кривов сделал то, чего не позволяли себе поколения его предшественников – пообещал бессрочно отдать «чужому» Театру танца Елизаровых часть помещений ДДЮТ, где давно не хватает места «своим». Этот конфликт, наверное, не стоил бы внимания, если бы не судьба уникальных коллективов. И если бы не печальный вывод: в нашей культуре - во всех смыслах этого слова - выживает не талант, а напор и хитрость.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
01.03.2017

В середине февраля в Севастополе разгорелся скандал. Стало известно, что вице-губернатор по социальным вопросам Юрий Кривов отдал Севастопольскому академическому театру танца Вадима Елизарова помещения во Дворце детского и юношеского творчества (ДДЮТ), чем узаконил более чем трехлетнее нелегальное существование учреждения культуры в здании, находящемся в управлении департамента образования, — предыдущий договор аренды закончился задолго до Крымской весны.

По дворцу поползли слухи. Педагоги решили, что кроме помещений, занятых под театр, Елизаров готовится отнять у них все южное крыло. Сомнений не было, ведь подобная история уже случалась в 2009 году. Тогда Елизаров тайно подал в севастопольскую администрацию прошение о выделении дополнительных площадей, на которых размещалось 9 кружков и коллективов со списочным составом в 650 детей. После их закрытия все они оказались бы на улице.

Разгневанные педагоги и родители стали писать о произошедшем в социальных сетях. Однако позже выяснилось, что речь идет лишь об правовом урегулировании уже существующих отношений: театру оформят договор аренды на те площади, которые он занимает уже 18 лет - ни метром больше.

Условия Елизаровых — бессрочно и безвозмездно. В свою очередь Дворец готов терпеть «соседей» еще один год, а потом городу все же придется решать, куда отселить театр.

Театр танца в образовательном учреждении

Дворец детского и юношеского творчества — бывший Дворец пионеров — располагается в здании на проспекте Нахимова, 4, в самом центре Севастополя на Приморском бульваре.

Само строение является объектом культурного наследия. Оно было построено в 1913 году архитектором Владимиром Чистовым для физиотерапевтического института, позже переименованного в Центральный НИИ им. Сеченова. Во время войны здание сильно пострадало, и было восстановлено только через полтора десятка лет после победы.

Старинный морской фасад Севастополя так и манит разного рода благодетелей, желающих городу только добра. Когда-то в 90-е в патио Дворца детства и юности, за колоннами, был даже ресторан с танцовщицами. Его с трудом выкурили. Позже справа к зданию прилепилась наливайка, процветавшая много лет. Избавиться от нее тоже было непросто. Наливайка была и в левом крыле со стороны набережной. С противоположной стороны помещения ДДЮ обживали разные фирмы. не имевшие отношения ни к детству, ни к юности. Фото: Юрий Югансон

Так как исследовательский институт после войны в Севастополь из Ялты не вернулся, город передал строение севастопольским пионерам. Первый директор учреждения Надежда Шкарина в 1959 году начала реконструкцию здания, объявив ее всесоюзной стройкой. В апреле 1962 года в нем заработали первые кружки.

Спустя годы именно Надежда Шкарина, став партийным работником, пригласила в Севастополь молодого Вадима Елизарова - будущего худрука Севастопольского театра танца.

В 1987 году Дворец пионеров возглавила Валентина Сытник — энергичный и амбициозный директор, мечтающая реформировать и обновить внешкольное учреждение. Она создавала новые коллективы и собирала под крышей дворца лучшее, что было в городе, приглашая к себе тех, кто остался в перестройку и после развала Союза без финансовой поддержки и собственных залов.

Среди таких коллективов был ансамбль бального танца «Виктория» Вадима и Нины Елизаровых, переехавший на Приморский бульвар из культурного комплекса «Корабел». Кружок бального танца был во дворце и до этого, но Сытник надеялась повысить престиж своего учреждения, привлекая педагогов более высокого уровня. Нину и Вадима оформили на ставку и определили им место для занятий - один из двух актовых залов дворца.

Первые несколько лет Елизаровы мирно соседствовали с другими коллективами, хотя и вели себя несколько обособленно, вспоминают коллеги. Уже тогда, помимо детей, у Елизарова была группа синьоров — взрослых танцоров — мечтающих реализоваться в качестве профессиональных исполнителей, а сам руководитель бального кружка вынашивал планы по созданию собственного театра.

Они воплотились в конце 1999 года, когда глава Севастопольской городской государственной администрации (СГГА) Леонид Жунько распорядился создать коммунальное учреждение «Севастопольский театр танца» в ведении управления культуры (распоряжение СГГА №2183-р от 3.12.1999).

Расположить его решили в «отдельных помещениях» Дворца детства и юности, хотя, строго говоря, никаких отдельных помещений во дворце не было. Театру передали актовый зал (343,5 кв. м), в котором раньше помимо занятий кружка бальных танцев проходили репетиции оркестров, встречи с курсантами, новогодние елки и массовые мероприятия; пошивочный цех (30 кв. м); комнату изостудии (31,4 кв. м); гардеробную (28 кв. м); коридоры и санузлы учреждения — всего 552,2 кв. м. При этом сам дворец оказался отрезанным от запасных выходов и туалетов. 

Справа вверху — крыло здания, где Жунько когда-то помог обосноваться Театру танца Елизаровых. Фото: Юрий Югансон

Кроме того театру передали и оборудование, приобретенное на средства дворца: хрустальные люстры, фермы для установки осветительной аппаратуры, пульт управления светом — всего на сумму 13750 гривен (около 2700 долларов по курсу).

Подписанные Жунько документы напрямую противоречили закону Украины о внешкольном образовании, который гласил: «...государственная политика в сфере внешкольного образования направлена на сохранение и развитие сети государственных и коммунальных учебных заведений без права их перепрофилирования, переподчинения, соединения, закрытия, передачи оборудования, техники в аренду» (ст. 9 п.2).

«Культурная» экспансия

Позже театр забрал себе еще несколько помещений, в которых оборудовал зал для занятий с детьми, но ему все равно было тесно: не хватало полноценных репетиционных залов, гримерок, костюмерных.

Вместо того, чтобы поискать в Севастополе другое здание для своего детища, Вадим Елизаров решил расшириться за счет образовательного учреждения, давшего ему приют.

В 2009 году он написал письмо на имя председателя СГГА Сергея Куницына и председателя севастопольского горсовета Валерия Саратова с просьбой выделить ему 81 помещение в южном крыле здания на всех этажах - с первого по четвертый. Свою просьбу он мотивировал тем, что в условиях нехватки площадей театр не может претендовать на получения звания академического или народного.

К тому же, писал Вадим Елизаров, его учреждение вынуждено ежемесячно отдавать в счет аренды 10 тысяч гривен, полученных им из бюджета города. Работники ДДЮ вспоминают, что в те годы договоренности между городом и арендаторами площадей во дворце были составлены таким образом, что самому образовательному учреждению из этих денег ничего не перепадало.

Педагоги и родители кружковцев стали собирать подписи в защиту дворца, и их активность Вадима Елизарова остановила. Если бы тогда, в 2009 году, руководство города пошло на поводу у театра, дворец лишился бы значительной части своих кружков.

В 30 дополнительных помещениях, приглянувшихся театру танца, занимались около 650 учеников, посещавших занятия студии художественной керамики, технического моделирования, декоративно-прикладного искусства, студии «Имидж», духового и эстрадно-симфонического оркестров, студии «Аккорд».

Сергей Куницын дворец не сдал. На копии второго письма, отправленного Вадимом Елизаровым на его имя, сохранилась резолюция «возражаю».

На сторону внешкольного учреждения встали и депутаты горсовета, в том числе его председатель Юрий Дойников, неоднократно заявлявший в прессе, что проблемы размещения театра танца «нужно решать не за счет ограничения прав детей, которые занимаются во дворце».

Позже Вадим Елизаров пытался действовать через Киев, заручившись поддержкой секретариата президента Ющенко. Сейчас, в 2017 году, его сын обвиняет педагогов Дворца в попытках устроить «Майдан».

Елизаров-старший обратился в Верховную Раду Украины с просьбой передать здание ДДЮ из коммунальной собственности в государственную - после чего город не смог бы решать, кому и на каких условиях сдавать его в аренду. Но эти действия также успеха не имели.

Новые помещения театру захватить не удалось, однако старые дворец сдавал в аренду снова и снова. Директор дворца Александр Рославцев продлевал договор. «Говорил, не он Елизарова сюда позвал, не ему и выгонять», — объясняют педагоги мотивировку экс-директора.

«Мы готовы терпеть, но только один год»

По словам работников ДДЮТ, срок последнего договора аренды закончился еще при Украине. И с 2014 по 2017 год, уже в России, Севастопольский академический театр танца размещался в помещениях дворца без всякой легитимизации, проще говоря, на птичьих правах.

Во второй половине 2016 года нынешний директор ДДЮТ Александр Осокин отправил письмо руководству театра танца, в котором еще раз напомнил, что театр находится в здании нелегально. «По закону я был обязан их выселить», — вспоминает Осокин в беседе с «Примечаниями».

Однако решать вопрос с самим Осокиным или его непосредственным начальником, директором департамента образования Михаилом Родиковым, художественный руководитель театра танца Вадим Елизаров не собирался. Он обратился напрямую к правительству Севастополя с просьбой закрепить за театром помещения, которые он занимает, на правах оперативного управления или передачи по договору ссуды.

В середине января 2017 года вице-губернатор по социальным вопросам Юрий Кривов поручил департаменту образования разработать проект договора аренды. В качестве мотивировки его необходимости чиновник указал невозможность уплаты театром коммунальных услуг и установки пожарной сигнализации.

Учреждения нужно разделить, а права на помещения закрепить договором — бессрочным и безвозмездным, решил Кривов, и, словно «кемску волость», отписал театру 745,2 кв. м помещений дворца, не задумываясь о том, что детскому учреждению уже не хватает площадей для выполнения госзадания.

Скорее всего, Кривов просто пошел на поводу у настойчивого худрука Вадима Елизарова, который снова и снова обращался в департамент имущественных и земельных отношений с прошениями, в то время как руководство ДДЮТ ни разу не предприняло попыток выселить театр или узаконить его в своем здании.

Правое крыло Дворца. Чей-то бывший офис и, возможно, чей-то будущий.

Не разобравшись, о каких именно классах идет речь в распоряжении Кривова, педагоги и родители кружковцев всполошились. Они решили, что театр танца снова пытается отобрать у образовательного учреждения все южное крыло как в 2009 году. Эта обеспокоенность и породила активность в социальных сетях.

Уже через несколько дней директор ДДЮТ Александр Осокин успокоил коллектив, заверив, что ни на один лишний метр Елизаровы не претендуют, а оформляют аренду лишь на те площади, которые театр уже занимает. За поведение своих подчиненных ему пришлось публично извиниться — по настоянию директора и худрука театра Александра и Вадима Елизаровых.

Но идти на поводу у пробивных танцоров Осокин не намерен. Он заявил «Примечаниям», что не будет подписывать бессрочный договор. Максимальный срок, на который согласно руководство ДДЮТ, — один год. Дальше городу придется решать, в какое здание переселить театр танца.

«У нас есть задача, поставленная перед нами премьер-министром России Медведевым, — до 2020 года охватить до 75% детей Севастополя дополнительным образованием, — объяснил он свою позицию. — Но у нас нет возможностей по площадям, у нас дети занимаются уже в коридорах. Кабинеты переполнены: где 20 человек должно быть, там 30 детей занимается. Сегодня кружки дворца посещают 3400 человек, а к 2020 году их должно быть уже 5000».

Однако директор театра танца Александр Елизаров с Осокиным не согласен. «Что касается сроков, то мы оба госучреждения, — сказал он «Примечаниям» по телефону. — Здание принадлежит городу, передано в оперативное управление департаменту образования. Правительство решает, как наши взаимоотношения узаконить.  Устанавливать срок не входит в полномочия директора дворца пионеров или в полномочия директора театра танца».

В реакции педагогов на распоряжение Кривова Елизаров-младший видит лишь желание уничтожить театр, а не попытку защитить интересы детей.

«Это натуральный вброс, провокация, ложь. Задача была конкретно расшатать мнение, разозлить народ, майдан устроить. Авось нас выгонят. Как мы можем выселять оркестр, о существовании которого даже не знаем?» - заявил он журналистам, имея в виду коллектив эстрадно-симфонического оркестра, имевший при Украине звание народного.

По поводу отсутствия арендной платы Александр Елизаров заявил, что у театра попросту нет лишних денег, чтобы платить их городу.

«Перед дворцом ставится задача обучать детей на бесплатной основе, — сказал он. — Это бюджетное учреждение, оно полностью содержится городом. А театр танца автономное государственное учреждение. Перед нами ставится госзадание зарабатывать деньги. Город субсидирует нас, чтобы цена билета была более или менее доступна, чтобы театр мог сам себя окупать».

Ставка аренды помещений, определенная городом, во дворце сегодня составляет около 1200 рублей за кв. м. Таким образом, аренда 745 метров обошлась бы театру почти в 900 тысяч рублей ежемесячно.

Между тем, Театр Елизаровых и так обходится городу недешево. В 2016 году на его поддержку и развитие из бюджета города было выделено 15 млн рублей. Театр им. Луначарского получил на те же цели почти в три раза меньше — 5,5 млн рублей. А подведомственный образованию ДДЮТ — всего 700 тысяч.

Распределение зарезервированных средств в бюджете города Севастополя в 2016 году на расходы 2016 года, тыс. рублей

Покидать здание на Приморском бульваре Елизаровы не хотят. По словам работников ДДЮ, Вадим Елизаров неоднократно говорил, что жить и работать у моря в центре Севастополя — его мечта. 

Елизаровым многократно предлагали другие помещения, но они неизменно отказывались. При Украине это был кинотеатр «Украина» на ул. Ленина, «Победа» на Большой Морской, уже в России — кинотеатр «Москва» на пр. Генерала Острякова. Но театр танца был готов переехать в «Москву» только после масштабной реконструкции стоимостью около 1 млрд рублей, первоначально включенной, а затем вычеркнутой из ФЦП - лишь на таких условиях можно променять Приморский бульвар на захолустье спального района.

Дворец детства и юности — самое красивое здание Севастополя, расположенное в самом дорогом месте. Надо иметь волю и хватку, чтобы отбивать атаки многочисленных претендентов на его помещения. Фото: crimeaz

Нет сомнений, что Елизаровы добьются своего. Их напор, бескомпромиссность и готовность публично толковать действия оппонентов как «майдан» рано или поздно принесут свои плоды. Именно так руководители должны отстаивать интересы своего коллектива — это признают и сами работники дворца. Они считают причиной всех бед соглашательскую политику бывших директоров учреждения и нежелание чиновников решать вопрос со строительством или реконструкцией отдельного здания для театра танца.

Конфликт Дворца с зубастыми танцорами, попросившимися когда-то в «теремочек пожить» — уже второй на этом пятачке севастопольской набережной, который хищники буквально рвут на части. Соседний севастопольский дельфинарий захватили рейдеры по той же причине: владелец дельфинов Александр Жбанов оказался недостаточно ушлым

За много лет, что он проработал в дельфинарии, ученый так и не позаботился о том, куда будет отступать, если партнеры, всю жизнь паразитировавшие на его питомцах, решат его кинуть.

Если городские чиновники от образования не займут более жесткую позицию по сохранению ДДЮТ — все это здание, отданное внешкольному учреждению почти 60 лет назад, тоже окажется в лапах более хваткой и напористой «культуры».