Дело дизайнера Орлова продолжает разваливаться в суде

Новые подробности дела о смерти двух мужчин в ночном клубе «Барфлай» показали, что дизайнера Михаила Орлова хотят сделать виновным без конкретных доказательств. Допрос по видеосвязи бизнесмена из Санкт-Петербурга Михаила Жарницкого по делу о гибели двух человек сильно ослабил позиции СК и прокуратуры.
Евгений Гайворонский
02.10.2017

В августе 2014 года в Ялтинском баре «Барфлай» произошел несчастный случай: выпивший промоутер бара упал за сцену, разбил включенный светильник и получил смертельный удар током. Друг хотел ему помочь, прикоснулся к нему — и тоже погиб. Один из погибших был директором строительной компании «Монолит», близкой к Сергею Аксенову.

Дело о случайной гибели двух человек в ялтинском кафе превратилось в череду абсурдных попыток сделать крайним известного дизайнера Михаила Орлова и выгородить директора и владельца. Документы говорят об обратном, но суд отказался отправить дело на доследование. После долгих проволочек в процессе удалось допросить по видеосвязи бизнесмена Михаила Жарницкого, который финансировал клуб «Барфлай».

На суде Жарницкий признал, что направил в Ялту двух девушек для контроля за работой «Барфлай» (фактически директорами заведения). Подтвердил, что они точно были на момент трагедии в Ялте. Таким образом, факт, что две девушки от Жарницкого руководили заведением «Барфлай» на момент трагедии, подтвердило уже 6 свидетелей. Из открытых источников известно, что в 2014 году закрылось пять связанных с Жарницким проектов, что свидетельствует об убытках на сумму около 5 миллионов долларов и усиливает мотивацию ресторатора уйти от еще одной неприятной истории — с «Барфлай» в Ялте.

Партнёр Жарницкого, предприниматель и уроженец Ялты Сергей Васильев, дал показания, что две девушки из Питера поехали в «Барфлай Ялта» именно директорами, а Александр Фёдоров (по документам числился директором) был отстранён от руководства ночным клубом.

Несмотря на все эти обстоятельства, ответчиком по делу, где семьями погибших мужчин заявлен иск в 6 миллионов рублей, ООО «Фреш» Михаила Жарницкого не признается.

«Жарницкий говорит, что он с удивлением обнаружил, что на его деньги построен «Барфлай», и только узнав об этом, решил легализовать заведение. Это ложь, потому что отель «Ялта-Интурист» (на территории их пляжа работал «Барфлай») не дал бы без документов и шагу ступить», — сказал «Примечаниям» дизайнер Михаил Орлов.

Жарницкий сообщил суду, что не помнит, почему доверенность (на управление заведением в качестве директора) была выдана Федорову, а не Орлову. Также петербургский ресторатор сообщил, что не существует никаких финансовых документах о взаимоотношениях «Барфлай» и дизайнера Михаила Орлова, потому что у Орлова в Санкт-Петербурге безупречная репутация. С этой позиции еще более странно выглядит попытка сделать стрелочником Орлова.

По-прежнему очень странно в поведении суда то, что ранее суд не стал особо интересоваться ролью электрика, работавшего в «Барфлай»

«Когда на суд доставили электрика, тот сказал, что Орлов и Фёдоров не просили его ремонтировать светильники, - говорит Михаил Орлов. — В суде электрик не смог опознать тот самый светильник по фотографии. При этом на фото для суда светильник был почему-то изображен с тыльной стороны. Что вызывает вопросы: почему тот самый светильник не принесли из сейфа СК? Почему электрика отпустили, не выяснив истину?»

Но обвинение, не имея ни одного подтверждающего документа, продолжает настаивать: дизайнер Михаил Орлов был директором ночного клуба «Барфлай». А значит, должен нести ответственность за трагедию вместе с числившимся там директором Федоровым (на первых заседаниях прокуратура и СК считали виноватым исключительно Орлова).

Уголовное дело вокруг трагедии в «Барфлай» приобретает все больший резонанс, активно обсуждается за пределами Крыма, так как Орлова хорошо знают по всей России и за рубежом. Но, несмотря на очевидные грубые нарушения и несоответствия, дело не отправляют на доследование.

Михаил Орлов в очередной раз обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой перепроверить все обстоятельства этого дела. Оттуда, как и прежде, письмо спущено в крымскую прокуратуру — которой, получается, нужно проверить саму себя.