День республики: Вспомнить все

В Крыму отметили День Республики: музеи показали документы, общественники провели квест, дети спели и станцевали. Но ощущения действительно значимого дня у рядовых крымчан не возникло. А зря. Этот день в истории полуострова старательно пытались забыть на Украине и, похоже, недооценивают в РФ.
Борислав Кашихин , Ксения Светлова
20.01.2017

Праздник получился ожидаемо официозным: его события так или иначе были связаны с министерствами, ведомствами, чиновниками. В Симферополе открыли две фотозоны «#КрымРоссияНавсегда» и «Люблю тебя, Республика!» Крым в лицах». Мининформ и минкульт тоже организовали фотовыставку. Сергей Аксенов лично посетил еще одну фотовыставку - в госсовете. В Керчи прошел концерт местных коллективов. В Ялте раскрашивали символы Крыма. В Симферополе автомобилисты устроили флешмоб.

[[incut? &ids=`20596`]]

Звучали общие слова о сопротивлении Киеву, сплоченности народа, успехах и трудностях. Но все это лишь закрепило ощущение формальности праздника.

Хотя в действительности этот день напоминает нам об очень искренних вещах. В первую очередь - о низовой самоорганизации крымчан, которая в какой-то момент оказалась вполне успешной и, поддержи ее ельцинская Москва – обернулась бы, чем черт не шутит, возвращением в родную гавань уже тогда.

20 января 1991 года, когда СССР еще был жив, но уже стало ясно, что Украина поднимает парус национализма, в просоветском и пророссийском Крыму прошел референдум. В голосовании приняли участие около 1,5 миллионов человек. На вопрос: «Вы за воссоздание Крымской Автономной Советской Социалистической Республики как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора?» утвердительно ответили тогда 93,26%.

О том, что было дальше, сегодня вспоминать не принято: благообразные спикеры ограничиваются обычно тем, что этот референдум стал предтечей референдума 2014 года. Тем не менее, между ними - промежуток в 23 года, и за это время случилось многое.           

Создание Русского движения. Избрание первого президента. Премьер-министр из Москвы. Подкуп и предательство своих своими и разгром реальной автономии к 1995 году. Сговор части пророссийских активистов с Киевом и маргинализация оставшихся. Врастание крымского истеблишмента в украинский.  Очаги сопротивления украинизации. Почти полная утрата народом веры в возможность воссоединения с Россией, ошибочно толкуемой как переиздание СССР. Сохранение сложной крымской идентичности, упрощенно толкуемой как русская. И лишь потом - нежданная встреча с настоящей РФ, чья непохожесть на патерналистские мечты о ней на третьем году «крымской весны» продолжает оставаться нервом общественной жизни.

Так откуда же эти нудные речи и пластиковые «мероприятия»? Где веселые компании с флагами Крыма на центральных улицах, где тысячи лайков под поздравлениями в соцсетях? Затмила «крымская весна» 2014 года? Да, безусловно. Но дело не только в этом.

Вспоминать о том, что на самом деле происходило в Крыму между первым и вторым референдумом, не хотят сегодня на полуострове, прежде всего, сами чиновники и патриоты на зарплате.

Одни в свое время предали русскую идею ради денег и власти, и благополучно сохранили то и другое после смены юрисдикции, поменяв лишь партийные значки. Другие мечтали о совсем другом развитии событий на полуострове, и даже готовили его, но вовремя примкнули к сильнейшему, и теперь делают вид, что так было всегда. А третьи просто грезили о новой жизни, которая лично для них в целом осталась прежней. Трудной, скудной, не очень-то справедливой. И таких – последних – в Крыму, наверное, больше всего.