Для чего они женятся

Считается, что основным выгодоприобретателем брака является женщина. Поставив заветный штамп в паспорте, она получает статус, возможность реализовать себя в материнстве и, главное — материальную поддержку. Закон тоже больше охраняет жен, чем мужей. Так почему же мужчины все-таки женятся? Какие выгоды они приобретают в браке? Об этом «Примечаниям» рассказали они сами.
Елена Алешечкина
14.08.2016

Степан, 51 год, в браке 17 лет

Для меня это было желание быть с тем человеком, с которым мне хорошо во всех отношениях.

Я женился после 30 лет. Это был сознательный поступок: мы вместе учились в Питере и были очень дружны. А потом учеба закончилась, и мы расстались. У каждого были свои планы. Я хотел путешествовать и смотреть мир. Жена делала карьеру в своем городе. Но прошло несколько лет, и, наевшись впечатлений и пейзажей, я начал писать ей, что близкие люди встречаются крайне редко. И она с этим согласилась.

Мы живем уже 17 лет, наверное, потому, что у нас очень схожее отношение к жизни, схожие культурные и этические коды.


Жизнь — испытание. Чем дальше движется время — тем очевиднее деградация вокруг. Поэтому вместо амбиций у нас есть юмор и сострадание друг к другу. Мы не ждем от жизни чудес и дивидендов. Просто радуемся что есть кто-то, кто тебя терпит.


Себя мы оба не считаем большими подарками. Плюс наш брак разговорный, у нас нет семейных ролей, мы все делаем, как получится и у кого есть время. И главный бетон этого всего — наши дети.

Выгоды мои в том, что есть небольшая кучка людей, с которой мне хорошо и которой я тоже пытаюсь делать хорошо. Несмотря на то, что я стареющий, ворчливый тип, у которого то сердце болит, то аллергия, то проблемы с работой, то с самовыражением. Есть три человека на этом свете, которые относятся ко мне сердечно, не замечая, что у меня нет ни денег, ни статуса, ни молодости, ни перспектив.

Надоел ли мне мой брак? Больше всего я сам себе надоедаю. Когда мне хочется куда-то поехать — мои домашние меня за ноги не держат. И я беру и еду.

С возрастом ко мне пришло совсем иное мироощущение. Человек с его нынешним сознанием постоянно чем-то недоволен, он быстро насыщается: отношениями, успехами, новыми пейзажами, ему кажется, что он достоин большего, и опять чувствует себя не целым и недовольным. Всё это я называю бешенством эгоизма.

 Скука, неудовлетворенность, однообразие исходят больше от нашего мышления, чем от кого-го либо другого. Смена партнеров важна когда ты чувствуешь, что рядом совершенно чужой человек, который для тебя непереносим. А если это свой человек, то такие проблемы?

В молодости смена партнера очень бодрит. Ты ждешь, что новый человек даст тебе удовольствие, счастье, новые впечатления. Но проходит несколько месяцев, и новый человек, часто становится похожим на предыдущего. Даже в сексуальном аспекте.


Мне страшно потерять потерять близких. Мне одиноко будет самому жить эту жизнь — вырастет чувство абсурда и бессмыслицы. Плюс я совершенно не ищу замены, я вообще, уже ничего не хочу ловить.


А если бы случилось, что мне жена сказала: ты уже утиль и я хочу жить с другим, то после расстройств и переживаний, я бы жил один и в конце концов искал бы гармонию в одинокой жизни.

Моя жена работает. Но если супруга не работает и такая форма отношений устраивает и мужчину, и женщину — нет проблем. Я видел мужчин, которые с гордостью сообщали, что они содержат сразу несколько женщин, и хотя все это знают — все делают вид, что ничего не подозревают. Мужики ведь часто видят в этом главный смысл — доминировать.

Это всегда договор двоих. Если ей хочется делать карьеру — пусть работает. Если хочется заниматься исключительно детьми и домом, тогда пусть дежурит по очагу. Тут ведь главное не подавлять, а, наоборот, поддерживать то, что человек хочет делать. Иначе на кой этот брак вообще нужен?

И работающая женщина тоже легко может превратиться в бабу. Баба — это расколдованная временем и проблемами девушка. Но, по сути, баба в сознании мужчин это упрощенный вариант женщины, которая больше не вызывает ни сексуальных, ни интеллектуальных вибраций у противоположного пола. Чтобы этого не случилось, просто нужно держать уровень: следить за собой, не только физически, но и ментально.

Нужны ли мужчине дети? Не будь у нас детей, наш брак бы наверное пару раз бы точно разлетелся. Дети — цемент брака. Для меня дети очень важны — это самое важное, это мой чистый источник радости. И в то же время дети — это очень трудно, это кандалы, когда они болеют, мне страшно, я жутко страдаю и впадаю в депрессию.

Юрий, 44 года, в браке 10 лет, женат третий раз

Что я приобрел в браке? Я горжусь тем, что не знаю, как включается стиральная машина. Я не знаю, как загружается и включается посудомойка. Я все свое детство гладил черные брюки и кремовую рубашку. Теперь у меня отторжение, я ношу исключительно футболки и джинсы. И их гладит для меня моя жена.


Я ничего не делаю по дому. И в этом моя выгода. Моя единственная обязанность дома: приехать с работы, сесть в кресло и поболтать с детьми.


Я жил один. Недолго, потому что мне везло с тем, чтобы поджениться. И это меня не напрягало. Но сейчас жена взяла домашние дела на себя. Если бы она в начале отношений — вот той самой химии любви — сказала, что не любит, к примеру, гладить, то я бы продолжал это делать сам. Я, кстати, обожаю мыть посуду. Но жене купил посудомойку. Я любил, и я принял условия.

Я умею готовить, но уже давным-давно не готовлю. Меня не устраивает, как готовит моя жена, но, думаю, у меня бы получилось еще хуже. Поэтому я мирюсь с тем, что мне дают. К тому же с моим здоровьем простая русская еда: каша и кусок отварного мяса — это лучший вариант. Я сегодня на работу взял гречку, сваренную, видимо, вчера. Нашел кусок отварной курицы, порезал туда — и доволен.

Я много лет уже не кушаю вместе с подчиненными. Ем здесь, в своем кабинете. И они предполагают все что угодно, кроме истинной причины. Им жены так много, вкусно и разнообразно готовят. А я просто стесняюсь того, как готовит моя жена.

Я несколько лет питался в кафе, когда жена была сильно занята детьми. Не проблема. Но домашней еды сильно не хватает — это же символ внимания. Она же именно для меня это готовит.


В начале нашей семейной жизни я уходил на работу, жена меня провожала, делала завтрак.  Вечером встречала, целовала. Сейчас это все стерлось, исчезло. Я прихожу, а она мне может даже «Здравствуй» не сказать. И я уже не хочу возвращаться домой.


Возможно, это было ошибкой с моей стороны, которую я сделал и в предыдущем браке. Я оценивал свой бизнес как некий подвиг. Говорил, у нас есть дочь, я должен заработать денег для нее и для нас. Закончилось тем, что моя бывшая жена нашла себе более обеспеченного и статусного человека. Подвиг не был оценен.

И сейчас я думаю так же: я иду на работу, как на охоту. И я прихожу поздно, а меня не встречают, не ждут. Отношения испортились, когда у нас появилась дочь. Моя вторая дочь — старшая в этом браке — это мой первый осознанный ребенок.  У жены были проблемы со здоровьем, лечение было долгим и дорогим. Но мы шли к этому, потому что я к 35 годам, наконец, почувствовал, что готов стать отцом.


Но как только дочь родилась, отношения испортились. Моя жена стала профессиональной мамой. Я начал питаться в кафе и задерживаться на работе. Но я знал, что когда дочка подрастет, она мне будет компенсировать это.


Сейчас, даже опаздывая на работу, я хожу как кот и жду, когда она проснется. Чтобы она меня обняла и проводила. И вечером, она меня радостно встречает, обнимает. И еще раз пять подойдет, чтобы пообщаться только со мной. У меня уже нет такого огорчения от того, что меня не ждут.

Я плохой отец. Так говорит жена. Она упрекает меня в том, что я не сюсюкался с детьми, не занимался и не гулял. Недавно она мне сказала, что я и памперсы ни разу не менял. Хотя я это делал, и это было не сложно. Я и на роды оба раза ходил.

Я действительно не занимался с детьми, пока они были маленькими. Ждал, когда подрастут и с ними можно будет поговорить. И сейчас я, по словам жены, «плохой отец» — единственный из пап, кто ходит на детские утренники и возит ребенка по утрам в школу. Когда мы собираемся, моя жена обычно еще спит. Она лишь готовит дочке один бутерброд и чай, а потом снова ложится спать до 11.

У жены — характер и бурные эмоции. Это, кстати, один из аспектов влюбленности: мы выбираем сложных женщин, с которыми интересно. Потом это оборачивается скандалами.


Мы поженились официально не сразу. За этот штамп в паспорте я приобрел любовь большую. Человека, который мыслит так же, как и я. И только сейчас осознал: меня заставили.


После двух лет совместной жизни начался прессинг: неплохо было бы штамп в паспорте поставить. Я отказывался, говорил, что, будучи дважды в прошлом «счастливо» женат, я готов родить ребенка, но без брака. Но мне не удалось это провернуть. Она меня подначивала, говорила, что официоз ничего не решает: «Ты же уйдешь в любой момент, если захочешь». И я повелся: «Да что там штамп? Я уже два раза разводился». Вот так вот «на лоха» взяла. А теперь я связан и никуда не денусь.  Штамп не решает, а вот двое детей решают.

Я говорил, что хочу прожить с ней всю жизнь. А она мне не верила. Не верит и сейчас. Ходила к врачу, ей предложили лечь в больницу, полечить хроническое заболевание. Она мне вчера говорит: «Ты же знаешь, как сейчас у нас лечат. Обещай мне, что когда встретишь женщину своей мечты, ты не сдашь наших детей в детдом». Я понимаю, что это все женские эмоции, но неужели она не чувствует, насколько обидны подобные разговоры? Она всерьез считает меня конченым человеком и подонком? Или это манипуляции? Я не понимаю.


Наш брак держит и то, что жена от меня зависит материально. Она много лет уже не работает. Недавно чуть не дошло до развода, мы начали документы для суда собирать, и она заявила, что я уйду из дома в одних штанах.


Я ни разу не жалел на нее денег. Ни разу не обсуждалось, сколько нужно средств, чтобы купить что-то в дом, на стол. Не жалел на лечение. Мало того, когда я купил себе дорогой планшет, то и им сразу купил такие же. Это нормальный мужской ход: не хочешь, чтобы трогали твою вещь, купи жене и детям такую же.

Полтора года назад она искала работу. Оказалось, что «профессиональная мама» уже никому не нужна. Она ничего не умеет, не знает, чем бы хотела заниматься. Я поддерживаю ее поиски, оплачиваю курсы, занятия. Сейчас она пишет маслом.

Она работала одно время неполный рабочий день за 4 тысячи рублей в месяц. И ездила на работу на личном автомобиле. Я был против, понимал, что мы все потеряем в заботе. Но не высказывал — ей же тоже хочется как-то реализоваться.

Из-за денег в доме постоянные скандалы. Я не жлоб, но сейчас кризис. Бизнес работает в минус, живем на то, что накопили в предыдущие годы. Я не ограничиваю жену в расходах, хочу просто, чтобы она приобрела «чувство денег». Я просил записывать расходы в тетрадку, которую даже не собираюсь читать. Но моя жена восприняла эти просьбы в штыки. 

Начались скандалы. И мне пришлось первые за  10 лет брака напомнить, кто дал ей все материальное: дом, машину, все то, что в доме. Семейный отдых. Я впервые упрекнул ее. Раньше мне нравилось, что у меня есть женщина, которая просто живет, просто существует. Благодаря мне.

Проблема же не в недостатке денег, а в уважении. Я хочу, чтобы меня уважали и ждали дома. Я хочу, чтобы меня просто поддержали в кризис. Я прошу лишь того, чтобы она поняла, насколько мне тяжело. Чтобы приняла это.


Я как-то попытался попросить совета у нее, но натолкнулся на непонимание: «Что ты за мужик, что не можешь сам решить, что тебе делать?» Но ведь семья и нужна для того, чтобы поддерживать в трудную минуту.


Я был готов принять ее любой. Если бы она хотела ходить на работу, а не сидеть дома с детьми, я бы принял это. Я просто хотел быть с ней. А она меня более бедным, увы, принять не готова.

Все упирается в деньги. Мой брак трещит по швам. Раньше я верил, что все еще может измениться. А сейчас уже не верю, но бросить жену и детей не могу. Они без меня не выживут. Вот так вот бабло решает все. Если до развода все же дойдет, я сделаю то, чего она так долго добивалась: закрою предприятие и буду работать на окладе в 9 тысяч рублей. Она же считает меня сволочью — придется сволочью стать.

Вадим, 49 лет, женат третий раз, в браке 15 лет

Я нужен своей жене. Женщина рядом с мужчиной должна давать ему ощущение его пользы. Если этого ощущения нет, то он начнет искать что угодно и где угодно. Смотришь иногда: пара живет. Он принц, она принцесса. Ушел от нее. К кому? К какой-то крысе! В прошлой семье, даже просто заботясь о нем — чтобы не переработал, чтобы отдыхал побольше, она то гвоздь сама забила, то мебель переставила... А вот та, к которой он ушел, сама по себе ничего не представляет, но дает ему ощущение этого мужского счастья. Кому-то это дается с детства, некоторые женщины этому учатся — и это становится женским счастьем. Оба счастливы.


Мои выгоды — психологические. Рядом есть очень удобный человек, который у меня всегда во всем виноват. И этот человек, он преданный, честный. Я реально это ощущаю. И это важно, потому что любой мужчина по сути эгоист.


Есть и чисто материальные вещи. Я не люблю готовить, не люблю все эти порядки... У меня всегда была рядом какая-то девушка, которая это делала — где бы я не жил. И жена моя очень хорошо готовит, классно ведет хозяйство. Это экономично, в конце концов. Я люблю заниматься в жизни интересными вещами, хобби, и я не могу работать каждый день. На кафе и кухарок я потрачу больше.

Жена меня уважает и не оспаривает мое первенство в семье. За 15 лет мы многое пережили, и я ни разу не усомнился в правильности своего выбора. По сравнению с предыдущим браком разница была кардинальная. У нас был случай одинаковый: я ударил машину. Приезжаю домой ко второй жене и рассказываю — предстоит дорогостоящий ремонт двух автомобилей. И начинается чуть ли не скандал: «Сволочь! Гад! Ты вечно не думаешь своей башкой... Ты нас разоришь!»

Аналогично и с моей нынешней супругой. Прожили пару лет, прихожу домой в предвкушении скандала, а она мне: «Люди целы? Ну и ладно!» И абсолютно спокойно занимается дальше делами.


Однажды я уходил из семьи к другой девушке, это было после 7-8 лет брака. Появилась девочка, вскружила голову. Пожили мы пару месяцев, и я вернулся. Из-за той же самой разницы: я вдруг понял, что и на что я пытаюсь менять.


Моя жена сейчас не работает. И деградирует — она сама так думает. Но это происходит от элементарной нехватки общения. Мне с ней по-прежнему есть о чем поговорить и что обсудить. Интим за 15 лет стал другим, но это же чувства: они стали крепче, теплее, роднее — совсем другие ощущения.

Я обеспечиваю ее, потому что сам предложил ей эту жизнь: выйти за меня замуж, завести ребенка. И я должен обеспечить ей финансовую сторону. Для меня важнее было, чтобы она максимальное время занималась ребенком и домом. Но если она захочет работать, я не буду препятствовать, когда она найдет занятие по душе.

Я ей в деньгах не отказываю. Она просто озвучивает мне вещи которые нужно оплатить: учебу лечение, продукты, одежду. Со временем — очень быстро — я убедился в том, что она делает только выгодные для семьи, обдуманные покупки.

Ребенок для меня — запредельная ответственность. Когда жена забеременела, она дала мне выбор, сказала: «Ты мне ничего не обещал, я могу родить сама».  Но я к этому моменту уже знал, что с этой женщиной — я готов.


Бывает, что мы ругаемся. И я ее обижаю, к сожалению. И не могу сделать потом первый шаг. Сливаю на нее негатив, причем в жесткой форме. Не представляю, как она это выдерживает? Но через время я ей объясняю, насколько благодарен ей за то, что она несет эту ношу.


Мы вместе пережили крах бизнеса, потеряли все: дома, яхту, машины. Я полностью поменял свою жизнь. И, конечно, для нее приятного мало, потому что она выходила замуж за весьма успешного человека, пришла хозяйкой в дом из малосемейки, в которой, помимо мамы, жила еще сестра с семьей. Сейчас мы вернулись в ту самую малосемейку, живем вчетвером с тещей. Конечно, мы с женой говорили об этом, но она ни разу не сказала: «Сволочь! Не оправдал ожиданий». За это я ее еще больше ценю.

Ярослав, 44 года, женат третий раз, в браке 4 года

Когда я женился, я приобретал постоянное общение с интересным мне человеком. Мы коллеги и у нас всегда есть что обсудить. Я не приобрел никаких выгод, потому что выгода — это то, чем можно пользоваться. Когда я устал и чувствую себя плохо, мне лучше уйти туда, где меня никто не видит. Это мужское поведение. Прижаться к любимому боку — это скорее женская история. Если я буду себя так вести, я уже не буду мужчиной. Жена как поддержка мне не нужна. Я лучше пойду выпью пива и познакомлюсь с женщиной: расскажу все той, которая меня не знает.


У меня брак «по залету». Меня ввели в заблуждение. Женщина сказала, что она бесплодна, у нее был официальный диагноз. Мы слишком увлеклись. И оказалось, что я ее вылечил. Мне, как порядочному человеку, пришлось жениться. Но если бы человек был мне неприятен, то я бы этого не делал.


На чаше весов была моя репутация, как личности. Мы некоторое время уже встречались, обсуждали вопрос рождения детей. И я не высказывал каких-либо возражений. Но я не планировал делать это сейчас.

В основе нашего брака — общие интересы. Можно сколько угодно говорить о чувствах, но они рано или поздно угаснут. Секс закончится. А интерес и взаимоуважение останутся.

В этом браке я удовлетворил свою потребность в нормальном общении с родителями. Обычно я родителей тянул, а в этом браке почувствовал помощь родителей жены. И для меня это был приятный бонус. Мой тесть — простой мужик, который умеет многое делать руками. Благодаря его помощи и поддержке мы делали ремонт. Один бы я его точно не потянул, мне бы не удалось собрать столько денег. А он много сделал своими руками и научил меня.


В прошлом мне попадались женщины-потребители.  Не сразу это осознавал, потому что они сначала либо умело маскировались, либо сами того не осознавали. А потом набрасывались на меня и начинали душить. Моя нынешняя супруга вместе со мной зарабатывает деньги.


Когда я потерял работу, она не сидела у меня на шее и не долдонила «Иди работай!», как это делала моя первая жена, которая считала, что из нас двоих работу должен иметь только я. Она просто шла и зарабатывала. Сказать, что это было тяжело — это ничего не сказать. Обычно такая ситуация разрушает семью. Я сидел с ребенком, а она заботилась о материальном. И благодаря ей наша семья жива.

Я считаю, что в семье каждый должен заниматься тем, что у него лучше получается. Но если моя супруга сейчас скажет мне, что не хочет больше работать, а будет заниматься домом, я это восприму отрицательно. У меня нет заработка, который позволил бы нам жить только на мою зарплату.

Тем, кто говорит, что жена не должна работать, а должна лишь стимулировать мужчину к развитию, я мог бы ответить: «А что ты конкретно сделала, чтобы я больше зарабатывал?»  Мои возможности ограничены. Сейчас у меня свободный график. И мои занятия фрилансом приносят мне больше денег, чем работа инженером на окладе. Но я пока не могу позволить, чтобы моя жена не работала. Работа должна решать задачи финансовые, обеспечивать личностный рост и оставлять время для совместного проведения с женой и ребенком. Работать где-то на окладе или заниматься нелюбимым делом — это путь в никуда. Это закончится разрушением семьи.

Я считаю, что мужчина должен быть добытчиком. Я от природы не такой, но по желанию и по статусу — хочу и могу таким быть. Как только с меня «сняли» ребенка, я стал приносить денег не меньше, чем жена. А сейчас — уже больше.


Если жена захочет поменять работу на менее оплачиваемую, для души, я буду против. Я помню, как остался без работы. Платили неплохо, но отношение и обстановка были негативными. Я, зная ситуацию на рынке труда, написал заявление по собственному желанию. Под угрозой оказалось мое здоровье. Но своей жене я такого шага не позволю. Моя позиция будет такова: «Дорогая, ты создала такую ситуацию — ты и выкручивайся».


Мне в месяц нужна такая сумма денег, чтобы делать необходимые вложения в мое дело, и она у меня должна быть. Остальные ее «хотелки»  меня касаться не должны. Я всегда, даже когда был безработным, оплачивал квартиру. Если она хочет поменять работу, пусть какое-то время сама заботиться о питании себя и ребенка. Раз уж взяла на себя ответственность и родила. И ей придется это делать.

Два года назад я был абсолютно счастлив. Денег хватало на все. Никто не мог предусмотреть санкций. И я бы позволил ей все, что угодно. Устала? Ради бога, не работай.  Деньги у меня есть. «Отпустит» ли меня, если появится стабильный доход? Не знаю, я не ясновидящий. Этот кризис меня сломил.


Если бы у меня был, подчеркиваю, стабильный доход тысяч в 50-60 в месяц, я бы решился на второго ребенка. С другой стороны — у меня уже возраст, мне уже ничего этого не надо. Дети — это не мое. Детьми должна женщина заниматься.  


Я помогаю жене экономить. Я знаю, сколько денег в дом приношу я а сколько — она. Мы откладываем на обязательные траты: коммуналка, оплата детсада, ремонт или покупка одежды и обуви. Эта сумма более-менее постоянная, меняется она только тогда, когда растут тарифы. Дальше мы решаем, какую сумму нам надо откладывать. Вот сейчас возможности нет, и у нас полквартиры отремонтировано, а половина — стоит в полуразрушенном состоянии. И это тоже плохо влияет на семью.

Остальное можно оптимизировать. Оптимизация должна заключаться в чувстве меры. Можешь не покупать — не покупай.  Я считаю, что каждый день есть конфеты и печенья — это роскошь, лакомство. Если ты привыкла съедать по 2 кг печенья в неделю, то, извини, подвинься: это, во-первых, вредно. А во-вторых, потом ты с огромной жопой превратишься в разведенку, вылетишь на улицу, и никто тебя не возьмет. Мужчинам нравятся стройные женщины — это аксиома. И худоба умеренная — это признак здоровья. Помидоры в июне — это тоже излишество. К тому же, это опасно для здоровья. И клубника в конце апреля — это недопустимо. Я супруге объясняю, как рационально экономить, как сделать так, чтобы мы оба от этой экономии выиграли.

Моя вторая жена была идеальной хозяйкой. Нынешняя ей в этом значительно уступает. Но я доволен тем, как она ведет домашние дела. Она занимается уборкой, приготовлением еды. Белье у нас стирает машинка. Я стараюсь, чтобы она больше времени проводила с ребенком, поскольку у ребенка пока еще высока потребность быть с ней, он еще маленький.


Бытовуха – это не мое. И не мои проблемы, что у жены не было на это времени. Если она требует, чтобы я, пока она на работе, занимался бытовухой, то вечером она сидит без секса. И ребенок идет лесом, потому что я вынужден работать.


Я взял заказ и обязан его сделать. Я стараюсь договариваться по быту, но меня это напрягает. Особенно то, что не входит в список заранее спланированных дел.

Для меня, как для мужчины, самореализация — важнее всего. Поэтому за быт должна отвечать женщина. Если женщина не может найти время, чтобы справиться со своими обязанностями и стремится перенести их на мужчину – это тождественно слову «не хочет». У нас часто говорят о равноправии в браке, как на Западе. Так вот там четкое разделение: кто оплачивает счета, кто занимается детьми, кто убирает, кто готовит. Там нет такого бардака, который нам пытаются устроить постсоветские женщины.

Но мужчина может женщине помогать. Жена иногда вынуждена задерживаться на работе. И тогда дома ее ждет ужин. Или мы обговариваем, что будем вместе готовить. Я не заставляю ее делать по дому все — в этом вопросе я не патриарх. Но я не терплю экспансии на свою территорию, когда жена начинает просить меня сделать большое количество мелких дел: куда-то сходить, что-то купить или оплатить, решить какие-то вопросы. У меня должно быть время для работы. Вот когда она будет зарабатывать столько же, сколько я, тогда и поговорим.

Анатолий, 54 года, женат 14 лет

Наверное, только в шутку можно сказать о выгодах... Ни о каких выгодах я тогда не думал. У меня все до брака было, с ней я и так общался каждый день. Просто я порядочный человек: больше двух раз женщине руку при выходе из троллейбуса подал — должен жениться.  Чтобы не думали, что у нас какие-то непонятные отношения. У нее  — моего дорогого и любимого человека — статус понятен. И мой понятен.

Никакого давления со стороны не было. Мы хотели и раньше расписаться, но у нас друг погиб — было не до того, отложилось на несколько месяцев.

Я женился относительно поздно, но до нее я не встречал такой женщины. Женитьба меня не пугала. Я понимал, что уровень внутренней ответственности моей повысится, количество внешних связей — увеличится.  Тех связей, которые мне, возможно, были и не нужны, но она же человек, у нее тоже есть семья, друзья. А у моей жены есть еще и двое детей.

Раньше я мог игнорировать кого-то, говорил: «Хотите день рождения? Пошли в поход». (Анатолий увлекается туризмом — прим. авт.) А после женитьбы я не мог так сказать теще или зятю, не мог игнорировать семейные мероприятия.


Я не знаю, получил ли я что-то именно в браке? Общение у нас и так было. Конечно, был риск потерять эти отношения. Она бы посмотрела, что я не женюсь, и нашла бы кого-то другого. Я мог потерять это все. А сейчас вероятность того, что она будет со мной, увеличилась. Не абсолютно — ведь я не приковал ее к себе намертво.


С ролями у нас бывало по-разному. Бывало, что жена зарабатывала больше меня, пока у меня были провалы в работе: то не полностью был занят, то работы не было, то работа была, но за нее не особо платили. Бывало такое и у жены. К счастью, не было, чтобы у обоих — полный провал.

Когда жена зарабатывала больше меня, я не испытывал сильного дискомфорта. Я понимаю, что если я не добываю финансово, нужно возместить в хозяйственной деятельности. И это какой-то объем, морально спокойный, создает. Когда я, к примеру, не зарабатывал, мы ремонт делали, строились. И я занялся больше стройкой. С заработком пошло — я бросил стройку и пошел зарабатывать. У нас не было конфликтов на этой почве, даже разговоров таких не было. Наоборот, мне как-то предложили заработки на Севере, а жена сказала: «Давай посчитаем средства. Нам вроде бы хватает — лучше быть вместе».


У нас есть общие интересы — горы. Сначала мы очень много вместе ходили, а сейчас — меньше. То у меня были операции, и я два года не ходил в походы. То у нее начались проблемы с ногой. Она меня никогда не ограничивала, если что-то важное: соревнования или поход. Я сам стараюсь предусмотреть: если есть выбор, пойти с женой или пойти самому погулять, то я скорее выберу с женой.


К детям жены я отношусь спокойно. Они же уже есть. Мы хотели общего ребенка, и даже пошли обследоваться. Но оказалось, что состояние здоровья не позволяет уже. Врач сказал: вы подумайте, вдруг что-то случится с вами, с кем будут дети?

Мне сложно судить о том, как люди заводят детей. Наверное, это все же решение совместное. Наши были уже взрослые, когда мы поженились. Но мне кажется — я сужу по опыту наших детей и тому, как растут внуки — детьми занимается больше тот, у кого это в данный момент получается. Было время, когда у нашей дочери перло с работой, и ее муж оставил проблемную работу и около года занимался исключительно детьми. Потом все изменилось: зять закончил курсы, устроился на новое место, а у дочери с работой все расстроилось, и она занялась детьми.

Первое время у меня были мысли о том, что у меня нет собственных детей. Но теперь я спокойно думаю: так сложилось. У меня есть потребность передать опыт, и у меня есть внуки — им и передаю. Каждый день.