До чего Чалый довел Севастополь

На Матросском бульваре исчез памятник Казановскому. Из ямы Куницына куда-то делось культурное наследие. Памятник Попову до сих пор стоит без пленки. Это непорядок. Так у нас в городе федерального значения нельзя.
Виктор Ядуха , Екатерина Резникова , Катерина Резникова
20.11.2018

В открытой политической войне, как правильно заметил на днях публицист Борис Межуев, нет нейтральных полос. И городкое пространство тоже становится полем боя.

19 ноября правительство Севастополя заявило об одностороннем разрыве договора о реконструкции Матросского бульвара, которую проводит за свой счет Алексей Чалый. А уже на следующий день на бульвар пришли с инспекцией чиновники из Севнаследия, сообщает ForPost. Но оказалось, что призванные защишать исторический облик города клерки об истории Севастополя ничего не знают, на месте не ориентируются и путаются в названиях памятников, находящихся всего в 100 метрах от резиденции правительства.

Чиновники Севнаследия заявили рабочим, что им необходимо осмотреть два памятника - Попову и Казановскому. Им ответили, что памятника Казановскому в Севастополе нет, но есть памятник Казарскому. Визитеры пожали плечами: ну Казарскому, какая разница. И то правда, назвал же министр культуры РФ Малахов курган Мамаевым - и ничего. 

Чтобы было понятно: речь идет о первом в Севастополе памятнике, вообще самом первом. Он был установлен в 1839 году, задолго до Крымской войны, в честь подвига капитан-лейтенанта Александра Казарского, командира легендарного брига "Меркурий". Этот крошечный 18-пушечный бриг вышел победителем из схватки с двумя турецкими линейными кораблями, в 10 раз превосходившими его в вооружении. Это сражение произошло в Черном море у берегов Турции 14 мая 1829 года.

[[incut? &ids=`38908`]]На всякий случай, специально для чиновников Севнаследия, напомним, чему посвящен памятник Попову, и почему он стоит именно на Матросском бульваре. В 1899 году изобретатель радио Александр Попов впервые в истории применил на практике свой "беспроволочный телеграф". Случилось это в Севастополе во время учений Черноморского флота.

Естественно, памятник Казарскому с Матросского бульвара никуда не исчезал, он стоит где стоял. Как и памятник Попову, который чиновники потребовали обернуть плёнкой для сохранности. Строители объяснили, что не делают этого сознательно: пленка создаст эффект парника и это повредит памятнику. 

Ещё один вопрос проверяющей касался котлована, вырытого на бульваре в конце нулевых при украинском градоначальнике Куницыне. Тогда на Матросском хотели построить гостиницу, но севастопольцы бульвар отстояли. Сейчас, в рамках реконструкции, яму зарыли.

Чиновницу это обеспокоило. «Она спросила: не были ли при рытье этого котлована обнаружены какие-либо признаки объектов культурного наследия? - рассказывает об инспеции куратор стройки, депутат Михаил Чалый. - Я спросил девушку, давно ли она в Севастополе живёт. Она вопросу удивилась. Понимаете, объяснил я, тут была яма, которая была вырыта Куницыным ещё в украинские годы. Поэтому найти в ней какие-то признаки культурного наследия просто невозможно».

Инспекция ярко показала реальную вовлечённость городского правительства в вопросы сохранения культурного наследия в Севастополе, отмечает ForPost. Похоже, город их не интересует вообще - было бы за что уесть Чалого, главного врага губернатора.

Убедившись, что придраться не к чему, женщины из правительства спокойно покинули стройку. Но ожидать в их отчетах можно чего угодно, ведь заказные проверки в городе - обычное дело. С особым пристрастием у нас проверяют тех, кто вкладывает в город свой труд и финансы. Чалый уже вложил в ремонт городского парка свои личные 80 миллионов рублей, и ни у кого при этом ничего не украл.

Видимо в этом и дело, что не украл. А еще в том, что его сторонники в заксобрании не дают губернатору пользоваться бюджетом как собственным карманом. Воровали бы - не знали бы проблем.