До 40 собак за день уезжают в неизвестном направлении

Отлавливать и стерилизовать до 40 собак в день — реально, уверен владелец севастопольских ветклиник «Зооком» Аксенов, выигравший тендер на регулирование численности дворняг в Севастополе. Правда, при этом Аксенов отказывается сообщать, куда именно увозят животных после отлова, так что общественникам приходится буквально выслеживать победителя тендера.
ForPost
26.11.2016

Вчера в Севастополе начался отлов бездомных собак. Первыми о том, что подрядчик вышел «в поле», узнали жители Инкермана, когда в один из дворов заехала с виду неприметная «газель». Из автомобиля вышло двое мужчин, которые одну за другой начали отлавливать бродячих собак, преимущественно кобелей. Сегодня рабочая бригада работает в Казачьей бухте. В целом, по информации зоозащитников, отлов проходит спокойно. Однако отвозят дворняг в неизвестном направлении.

Отметим, итоги конкурса по регулированию численности бездомных животных в ГКУ «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» подвели 17 ноября, а спустя несколько дней победитель, севастопольский ветеринар и владелец клиник для животных «Зооком» Михаил Аксенов, подписал контракт на 2,1 миллиона рублей, что позволило бюджету сэкономить полмиллиона.

Напомним, в прошлом году Аксенов участвовал в компании по стерилизации собак в качестве субподрядчика у читинского бизнесмена-строителя. Забайкальцы не уложились в сроки, но севастопольский «Айболит» успел прославиться своим методом кастрации «на отрыв». А в этом году Аксёнов работал по срочным контрактам стоимостью 100 тысяч каждый. По словам самого ветеринара, в течение этого года таких контрактов было пять.

За день до того, как Аксенов вывел своих людей на улицы, ForPost попытался выяснить у него, как он оценивает свои шансы на то, чтобы отловить и стерилизовать 600 собак за 30 дней.

«Смущают сроки. Но мы думаем, что-то придумаем. Раньше ведь другая была задача, теперь задача немного поменялась, но принцип один и тот же. Мы просто сейчас все это быстрее попробуем делать — до 40 особей в день. В прошлый раз мы начали работать в середине декабря, под конец, а сейчас у нас на две недели больше, даже больше. И там же еще кто-то кошку хочет принести, из управления вот звонили, что в одном районе много кошек, и с кошками поможем, если попросят», — сообщил он, не объяснив, что значит «новая задача».

Впрочем, победитель торгов был немногословен. Сложилось впечатление, что он работает не с бюджетными деньгами, освоение которых должно быть максимально прозрачным, а с государственной тайной, предполагающей конспирацию.

Ответов на вопросы получить так и не удалось. Один из них: кто будет отлавливать животных? Аксенов отвечал: «ребята с материка», «кинологи-профессионалы», «мы уже пару лет работаем». Второй вопрос: где будет организована передержка животных после операции? Ответы такие: «мы уже все это продумали», «есть места у нас, но я не могу их назвать, вы же знаете нашу общественность», «если надо будет, мы готовы показать». Третий: какие препараты будут использоваться? Ответили так: «мы пока не планируем усыплять», «если вопрос станет, будем обсуждать с коллегией ветеринаров», «привлечем фонд защиты животных», «примерно знаем». Отказ от прямых ответов ветеринар пояснил тем, что не хочет лишних разговоров, но пообещал выполнять все согласно техническому заданию. А также пообещал содействовать СМИ в освещении кампании по отлову и не препятствовать общественности осуществлять контроль.

Кроме того, Аксенов пообещал не прибегать к эвтаназии без видимой необходимости: «И правда, мы не знаем, с какими собаками столкнемся. Но по опыту ясно и понятно, что у нас все собаки не сильно больные. Мы тогда делали, и больные собаки встречались нечасто».

Он также напомнил, что является сторонником кастрации не сук, а кобелей, так как именно они представляют угрозу для жителей города: «Они чаще всего агрессию проявляют и больше всего кусают».

Кампания по отлову дворняг с самого начала начались с недоразумения. По словам очевидцев, мужчины, которые приехали за собаками отказались сообщить точный адрес, куда они будут доставлены. Чтобы хоть как-то подстраховаться, общественники попросили предоставить документы. В одном из удостоверений, сообщили общественники, стояла печать евпаторийской фирмы «Бытсервис» — той, что проиграла в конкурсе севастопольской ветклинике.

Таким образом, можно предположить, что к субподряду на отлов и транспортировку животных Аксенов привлек не специалистов с материка, как он утверждал, а работников крымской фирмы, в отношении которой возбуждено уголовное дело о хищении средств, выделенных на отлов бродячих животных, при котором обнаружены многочисленные нарушения.

Руководитель благотворительного фонда помощи бездомным животным Севастополя Наталья Морозова сообщила, что второй день пытается осуществлять контроль отлова, но исполнители отказываются ей содействовать в этом. По ее словам, время от времени общественный контроль превращается в погоню, потому что «отловщики» не признаются, куда везут собак.

«В целом отлов происходил гуманно: ставилась клетка, в клетку еда, собака заходила, клетка захлопывалась, клетки ставились в машину, как правило, в клетке находилась только одна собака, очень редко две. Но подозрительно то, что никто не говорит, куда везут собак на стерилизацию и передержку. Ни в управлении по эксплуатации объектов городского хозяйства, ни в администрации Инкермана, где производился отлов, ни у нас такой информации, к сожалению, нет. Также печалит то, что отлавливают ручных дворовых собак, а не тех, на которых поступают жалобы. Да и жалобщики при отлове не присутствуют, чтобы конкретно указать, какой именно пес их беспокоит», — отметила она.

В правительстве Севастополя сообщили, что эвтаназия допустима «только при наличии у животного клинических признаков патологий, несущих угрозу эпизоотической, а также общественной безопасности».

«Выполнение работ, связанных с регулированием численности бездомных животных, сопровождается подготовкой и заполнением советующей документации в отношении каждой особи: акта отлова, карточки учета бездомного животного, карточки выбытия бездомного животного, сопровождающихся фотофиксацией в обязательном порядке. Надзор за выполнением условий контракта осуществляет заказчик — ГКУ "Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства" с привлечением представителей зоозащитной общественности».