Другой Луначарский

Хотите услышать как шуршит театральный занавес? Узнать, чем пахнут бутафорские доллары? Посидеть на репетиции и погладить театральную собаку? С июля 2018 года севастопольский театр им. Луначарского возобновил экскурсии в закулисье. Теперь два раза в месяц театр открывает для зрителей «черный ход» - тот самый, через который на сцену попадают актеры.
Андрей Бутрин
28.07.2018

Экскурсии в севастопольском театре им. Луначарского проводятся уже три года, с 2015-го. В этом году был небольшой перерыв — с февраля по июль. Идея проводить экскурсии впервые пришла заслуженным актерам театра - Виталию Таганову и Татьяне Бурнакиной. Они водили зрителей по собственным маршрутам и пытались показать театр именно таким, каким они его видят и представляют. Однако из-за сильной занятости, актеры продолжить проект не смогли.

И тогда им занялся театральный критик Дмитрий Кириченко, автор проекта «Мой театр».

«Сейчас экскурсия проводится два раза в месяц, - рассказывает Дмитрий. - Мы ходим группами по наиболее интересным, скрытым от глаз простого зрителя местам, начиная с оркестровой ямы и заканчивая кабинетом художественного руководителя».

Дверь в другой Луначарский открывается со служебного входа. Здесь Дмитрий встречает гостей лучезарной улыбкой. Он и сам немного актер — речь его образна, выразительна. Свои реплики он подкрепляет плавной жестикуляцией.

Вот первый экспонат и первая загадка. Слева на стене – огромное расписание для актеров, испещренное названиями спектаклей и цифрами.

- А цифра 102, вот тут, около сказки «Золотая муха» что значит? - интересуется мальчуган из экскурсионной группы.

- Этот порядковый номер обозначает количество проведённых спектаклей, - отвечает ему Дмитрий.

Идем по темным гулким коридорам во чрево театра. По дороге Дмитрий рассказывает нам об обязанностях заведующей труппы. Оказывается, на ней ответственности не меньше, чем у футбольного тренера. Она головой отвечает за все прогулы и выходки актёров. Чуть что – все шишки сыпятся на неё. Посему отношения у неё с актёрами почти семейные. Кто захочет расстраивать маму?

Из-за стеклянных дверей виднеется актёрский буфет. Такой, кстати, не в каждом театре есть. Работает он всю неделю, даже в понедельник, когда у актеров выходной день. Здесь отмечают премьеры и важные события, например, день рождения кого-то из труппы.

«Важное объявление, друзья! Маршрут экскурсии каждый раз меняется. И сейчас мы идём под сцену. Вперёд!» - направляет нас Дмитрий.

Для меня всегда было загадкой, как устроен механизм, запускающий поворотный круг. В детстве, смотря сказочные спектакли, я думал, что это какая-то магия. Оказывается, в режиссерской сидит хитрый человек с пультом и наблюдает за действом на сцене. В нужный момент он нажимает на «самую важную красную кнопку», как у президента, и вершит волшебство.

Вы что-нибудь знаете о тесноте? Зайдите в оркестровую яму. Тут, как в погребе, толком не развернуться, и видно плохо. Но музыканты как-то умудряются не только помещаться здесь, но и играть. Мастерство.

Мы выходим на большую сцену. Если возникают вопросы, Дмитрий с удовольствием на них отвечает.

– Почему на сцену заходят с правой ноги?- спросил я.

– Театральное суеверие. В гримерку, наоборот, заходят с левой.

Наша группа оседает в зале. Наблюдаем за суетой декораторов. Женщина на сцене отдаёт распоряжения. Один мужчина степлером строчит обивку на диване, другой наряжает елку. Их задача в том, чтоб приблизить внешний образ на сцене к реальному. Кто поспорит с тем, что это искусство?

"Зрительный зал рассчитан на 696 мест. К слову, вы что-нибудь слышали о пожарном занавесе?" - бросает нам Дмитрий. И снова увлекает нас за собой. С экскурсоводом нам повезло: даже скучная рутина театральной кухни в его интерпретации оживает, банальности он передает легко и с юмором.

Склад декораций - огромное помещение, где хранятся «живые» отсылки к театральным постановкам. Проходишь метров десять и словно во всех литературных произведениях побывал.

Со склада мы идём прямиком в хозяйственный двор, где декораторы трудятся над сценическим реквизитом — украшают стулья. Увидев нас, они уходят на перекур. По асфальту от легкого бриза разбегаются ручейки ароматной древесной стружки.

«Вся мебель делается в театре. Здесь же шьют костюмы и делают парики. Закупают только необходимый материал»,- поясняет Дмитрий.

Вдруг ко мне подбегает здоровый, сердитый на вид пёс. Я шарахаюсь.

«Не бойся, - успокаивает Дмитрий. - Это театральная собака. Она не кусается. Это наш символ».

Я понял. Потом, когда прошел внезапный испуг. Она вроде как охраняет театр от Призрака Оперы, верно?

Впереди большое старое помещение, заполненное кофрами и элементами старых декораций.

«А здесь в проекте – наша 3-я сцена. Сцена-трансформер. После масштабной реконструкции тут появится свободное место для творчества, для экспериментов, для разного рода перформансов», - информирует Дмитрий.

Она будет работать в режиме нон-стоп, автономно от основной и малой сцен театра. Здесь будут проходить читки пьес, а слушатели смогут обсуждать их. Так же тут будет литературное кафе.

«Нам важно общение с людьми, - делится своими мыслями Дмитрий. - Интерес зрителя нужно всегда подогревать. Рассказывать ему, что нового происходит в театральном искусстве».

Коридор из гримерок длится мнимую бесконечность.

«В труппе театра – 50 человек, а всего общая численность работников близка к 200, –  продолжает повествование Дмитрий. – На втором этаже расположены в большинстве своём гримерки актёров, относительно недавно пополнивших труппу. А вот на 3-ем этаже сидят более статусные артисты, многие которых носят звания заслуженного или народного».

В этот самый момент распахивается дверь гримерки и выходит актриса Ирина Демидкина. Севастопольцы узнают её сразу, аплодируют: «Знаем, любим вас».

В костюмерной, пока не видит женщина-надзиратель, можно легонько полоснуть рукой по костюмам, потрогать фактуру ткани. К сожалению, такого нельзя себе позволить в комнате с реквизитом. Дмитрий с рук показывает нам вещи, которые были задействованы в последнем спектакле - «Мастер и Маргарита».

«Вот, пожалуйста, портфель Коровьева и те самые меченые доллары»,- демонстрирует он.

Попасть на репетицию — особая радость. Мы одним глазом смогли взглянуть на то, что происходит на малой сцене. Актёры что-то оживлённо обсуждали, когда увидели нас - немного смутились. Правильно, их пол года никто не тревожил. Теперь придется привыкать.

Комната главного художника Ирины Сайковской поражает воображение. На столе море рисунков, эскизов и зарисовок. Но самое главное — ее удается застать за работой, поговорить. Девушка-турист из Латвии завела с ней беседу о театре ее родного города, пожаловалась, что у них нет своих театральных художников.

Конечная точка экскурсии – кабинет художественного руководителя, окна которого открывают алмазный вид на набережные Севастополя. Кабинет сейчас используется как репетиционный зал для актёров, где они занимаются чтением и обсуждением новых постановок.

В конце Дмитрий презентует газету театра «Луначарцы». Мало кто знает, что ее можно приобрести у контролёров. Там и репертуар, и вся информация о премьерах, и много интересного о театре и театральном искусстве.

После все желающие смогли задать любые интересующие их вопросы.

– Как принимается решение о том, чтоб убрать какой-либо спектакль из репертуара?

– Зачастую это зависит от того, в какую сторону спектакль меняется, спустя определённое количество показов, прошедших со времени премьеры, - объясняет Дмитрий. – Кроме того, то или иное название может не вписываться в ту художественную политику, которую определяет главный режиссёр.

– Будут ли показывать старые спектакли, ушедшие с постановок, которое давно-давно уже не показывают?

– Мы думаем над тем, чтобы с нового сезона запустить проект "Театр на экране". Ведь большая часть спектаклей записано на видео. Все они хранятся в архиве, который никто не собирается скрывать и чахнуть над ним, будто кощей над златом.

Попасть на экскурсию в театр довольно просто. Она проводится дважды в месяц, на каждую набирают группу из 20-25 человек. Стоимость билета - 500 рублей, продаются они в кассе театра.

Так же проводится экскурсия по предварительной заявке для групп. «Иногда удаётся провести настоящую экскурсию-лекцию под определённый спектакль. То есть сначала зрители узнают секреты театральной кухни, а затем видят конечный результат приготовлений на сцене», - конкретизирует Дмитрий.

«Театр должен найти своего зрителя, - уверен идейный вдохновитель проекта «Мой театр». - Главное, что театр сегодня даёт право выбора каждому зрителю, в репертуаре есть спектакли даже на самый взыскательный и искушённый вкус».