«Его не бьют, но морально добивают» — жена Степана Резуника рассказала об условиях содержания

Яхтсмена из Севастополя Степана Резуника, задержанного на Украине при попытке получить местный загранпаспорт, не выпустили под залог. Комиссия ООН, осмотревшая 30-метровую камеру на 27 человек, где он сидит, молча уехала, рассказала «Примечаниям» жена Степана. Следователи добиваются от него признания, что в 2014 году он состоял в севастопольском ополчении, Резуник и его семья это отрицают.
Юлия Соколова
16.07.2019

15 июля Херсонский городской суд отказался выпускать под залог севастопольского яхтсмена Степана Резуника, задержанного 11 июня на Украине при попытке получить загранпаспорт этой страны. Об этом сообщила «Примечаниям» жена Резуника Ирина. Украинские следователи вменяют моряку участие в севастопольском ополчении весной 2014 года. Поводом стали фотографии Резуника в военной форме. Резуник и его семья настаивают, что они лишь возили беженцам с Украины еду.

Херсонский суд продлил срок задержания яхтсмена до 20 августа. Условия содержания в херсонском СИЗО Ирина Резуник называет тяжелыми.

«В камере размером 30 квадратных метров содержатся 27 заключенных, — рассказала «Примечаниям» Ирина. — Как они там помещаются, я не знаю. Еды нормальной нет, а посылки мужу фактически невозможно передать, только изредка. У него ухудшилось здоровье, он сильно похудел за этот месяц. Выглядит он ужасно».

Как сообщила «Примечаниям» Ирины Резуник, следователи требуют от ее супруга, что бы тот пошел на сделку с ними и признался, что состоял в ополчении. Условий предлагаемой украинскими силовиками сделки она не знает.

«Физически давления на него никто не оказывает, так как дело достаточно громкое, но на Степана ежедневно давят, морально добивают, но он держится», — говорит жена арестованного.

Сокамерники к Степану относятся нормально. Их не смущает то, что он из Севастополя. «Степан говорил адвокату, что в камере политики нет», — говорит супруга задержанного.

На какие еще темы общаются заключенные, Ирина не знает, так возможности поговорить с мужем ни по телефону, ни в живую, у нее нет. «Ему даже при задержании не дали позвонить», — вспоминает Ирина.

[[incut? &ids=`45156`]]«Примечания» подробно описывали историю Степана Резуника. Помощнику капитана яхты предложили выгодный зарубежный контракт. Предвидя трудности с получением виз в европейских посольствах на территории РФ, с которыми сталкиваются жители подсанкционного полуострова, он отправился на Украину - любой крымчанин, сохранивший после 2014 года свой украинский общегражданский паспорт, может оформить современный биометрический загранпаспорт Украины, дающий право на безвизовый въезд в ЕС. Такой паспорт дал бы севастопольскому яхтсмену возможность свободного вхождения в порты Европы. В мае 2019 года Степан съездил на Украину, сдал документы на оформление загранпаспорта и без проблем вернулся в Севастополь. 11 июня, когда он повторно пересек украинскую границу, чтобы забрать паспорт, Резуника задержали.

Поводом для задержания стало фото в военной форме, найденное в телефоне мужчины. Теперь ему грозит наказание по статье «Создание не предусмотренных законом вооруженных формирований или участие в их деятельности». Статья предусматривает лишение свободы на срок от 3 до 8 лет с конфискацией имущества.

В Севастополе у Степана остались жена Ирина, семилетняя дочь Варвара и десятимесячный сын Иван. Супруга Резуника настаивает, что в ополчении ее муж никогда не состоял, но не отрицает, что они оба были волонтерами и помогали беженцам и раненным из Украины.

[[incut? &ids=`12516`]]10 июля в Женеве на 41-й сессии Совета по правам человека ООН представитель Международного совета российских соотечественников Александр Молохов призвал освободить Резуника, задержанного, по его мнению, по политическим мотивам. Он выразил надежду, что жителя Севастополя удастся включить в список по обмену «всех на всех», который сейчас обсуждают Россия и Украина.

«После выступления Молохова уже через два часа в камере Степана были представители ООН,— рассказала «Примечаниям» Ирина Резуник. — Они спрашивали о его задержании, об условиях содержания, хотя по нормам ООН количество заключенных на такую квадратуру в его камере считается пытками. Степан им все рассказал, и они все видели своими глазами, но ничего после их ухода не изменилось».

Включили ли Резуника в список «всех на всех» Ирина не знает, но надеется, что если этот обмен состоится, то ее муж окажется дома. Каких-то других подробностей по делу Степана у его супруги нет. «Адвокаты говорят о тайне следствия и просят не накалять обстановку, — делится Ирина. — А мы очень надеемся, что восторжествует здравый смысл и мужа отпустят».

Пока чета Резуников общаться может только в эпистолярном жанре — изредка у адвокатов, получается, передать фото записок, написанных Степаном Ирине. 

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev