Его вытряхнули на обочину, как мусор

Среди бела дня прилично одетый мужчина вытряхивает старика из инвалидной коляски на газон и уезжает. Чистый и трезвый человек, не способный передвигаться самостоятельно, лежит на траве — сначала под палящим солнцем, потом под дождем и градом. Он пролежал в севастопольском дворе всю ночь, пока полиция не увезла его в прицепе как мешок картошки. Дикая ситуация. Но по закону — никто не виноват.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
24.06.2016

Днем 22 июня во дворе дома по ул. Пирогова, 6А появился мужчина в джинсовых шортах и цветастой рубахе. Перед собой он вез инвалидную коляску, в которой сидел пожилой человек — на вид около 65 лет. Подкатив коляску к газону, мужчина расстелил на нем кусок тряпки, выгрузил на нее инвалида, положил рядом костыли и спокойно ретировался.

Жители двора обеспокоились, но пока погода была хорошей, ничего не предпринимали: «Мало ли, может, дед так своеобразно гуляет?». Вскоре налетел ветер, полил дождь и пошел град, а лежащий на газоне человек лишь перевернулся на бок и остался на месте. С собой у него не было ни еды, ни воды.

Наступил вечер, а вымокший дед по-прежнему лежал на газоне. Жильцы обратились в находящийся рядом опорный пункт полиции. Полицейский побеседовал с лежащим человеком. Поговорили с ним и обитатели двора.

По их словам, мужчина выглядел прилично: не был грязным, от него не пахло алкоголем. На вопросы отвечал туманно. Рассказал, что у него дочь в Калининграде, что его зять — высокопоставленный чиновник, и что сам он путешествует по стране пешком. Передвигается он при этом на костылях, так как у него давно сломана шейка бедра. А перед тем, как оказаться на газоне, он якобы лежал в симферопольской больнице.

Стемнело, мужчина продолжал лежать на газоне. Жильцы дома позвонили в полицию. Дело снова спустили участковому, кто-то вызвал скорую. Приехала бригада, но мужчину не забрала: показаний к госпитализации медики не нашли.

Утро следующего дня: мужчина все еще на газоне. Рядом — полицейский. Около 11-12 часов дня его все-таки увозят. Увозят, опять-таки, как мусор: «Моя мама видела, как приехал милицейский «бобик» с какой-то тачкой, вроде как прицепом, — рассказывает местная жительница. — В этот прицеп его погрузили и увезли». Куда — неизвестно.

Шокированные жительницы двора снова отправились в опорный пункт. Полицейский был немногословен, но рассказал, что пожилой мужчина — лицо без определенного места жительства. Он действительно скитается по Крыму: одно время жил в Симферополе, затем в Евпатории. Последние три дня провел севастопольской больнице, куда лег, чтобы пожить под крышей. Но его вскоре выписали за отсутствием диагноза, предполагающего госпитализацию — у него есть травма, но получена она давно и в условиях стационара лечению не подлежит. На газон, по словам участкового, его привез сотрудник больницы. А куда его забрали, неизвестно.  

«Примечания» обратились за комментариями в службу скорой помощи. «Были звонки на скорую утром. Вызов на адрес Пирогова, 6А со словами: «Вывезите его куда-нибудь». На это старшим врачом смены было сказано, что в обязанности скорой помощи не входит транспортировка. Мы не такси. В вызове было отказано. В дальнейшем по прошествии времени был повторный вызов. Приехала скорая и отвезла человека в травмпункт», — описали ситуацию медики.

В пресс-службе УМВД по Севастополю «Примечаниям» пояснили: «Гражданина после повторного обращения сотрудников полиции в скорую помощь забрали медики». По нашим данным он был отправлен в первую городскую больницу. При этом в пресс-службе особо подчеркнули: автомобилями с прицепом УМВД города не располагает.

Ситуация выглядит дикой. Но оказывается, что никто в ней не виноват.

Жители двора привлекли к нему внимание, в том числе, журналистов, дали ему воды и еды. Но не брать же мужчину к себе на ПМЖ.

Медики обследовали его, а до этого даже приютили в больнице на время обследования. Но они не могут поселить его в больнице, тем более, что показаний к госпитализации нет, да и фонд ОМС не оплатит.

Полицейские тоже предприняли все, что могли, однако и у них нет свободной жилплощади для бомжей — если те, конечно, не совершат уголовного преступления.

А государственных социальных приютов и ночлежек для бомжей в Севастополе просто нет. Получается, что везти мужчину просто некуда. Вот и пролежал дед на газоне всю ночь — хорошо, что летнюю и теплую.

Есть, конечно, частные благотворительные организации, но и с ними все непросто. «У нас в городе около 20 таких организаций, — говорит руководитель социального центра «За жизнь» Игорь Карташев. — Наша организация оказывает помощь нарко и алкозависимым, а также тем, кто оказался без крова. Берем к себе на постой и людей пенсионного возраста. Но у нас нет возможности оказать полноценную медицинскую помощь, поэтому стараемся ограничить возраст — до 45 лет. Мы не бюджетное учреждение. Организовываем все на собственные средства».

«Мы неоднократно поднимали вопрос о государственной ночлежке, — сетует Игорь Карташев. — Обращались в департамент социальной защиты. Мы даже готовы были бы поучаствовать в организации, но пока никому до этого дела нет».

«Конечно, надо поговорить с конкретным человеком, ситуации бывают разные, — поясняет психолог с опытом работы в социальном центре для людей, оказавшихся в трудной ситуации,  Полина Касаткина. — Но, как правило люди, которых в нашем обществе принято называть бомжами, отягощены зависимостью и склонны к бродяжничеству. Такой психиатрический диагноз есть в МКБ-10. Не все способны жить на хороших простынях, пользоваться унитазом, мыть за собой — это определенные социальные навыки, то есть ограничения. Какой бы ужасной не казалась жизнь на помойке, им там проще и привычнее. Поэтому часто они приходят, ночуют, кушают и снова уходят. Иногда бывают случаи деменции, когда люди уходят из дома и не могут сами вернуться».

В итоге бездомных в Севастополе продолжают перетаскивать из больницы в больницу, вываливая, в конце концов, вот так, как мусор, в траву. Медики в этом бесчеловечном «футболе», похоже, оказались крайними.

После исчезновения мужчины на траве осталась лишь бутылка с водой, поломанная пластиковая вилка, металлическая ложка с пластмассовой ручкой и кучка нечистот. «Он просто не мог встать», — объясняет жительница дома.