Эти учителя как дети малые

Мать начальника гурзуфской полиции пожаловалась в Следком на школьную учительницу сына, рассказавшую «Примечаниям» о дурных манерах и роскошной недвижимости, якобы принадлежащей ее бывшему ученику. Родительница полицмейстера вменяет педагогу «разглашение персональных данных».
Евгений Гайворонский
15.10.2017

Спустя месяц после выхода статьи «Примечаний» «Как исчезает Гурзуф» одну из ее героинь, пожилую школьную учительницу Аллу Слипченко, вызвали в Следком по заявлению Ирины Королевой — матери шефа поселковой полиции Олега Королева. Ей не понравилась фотография в статье, где Слипченко, стоя на проезжей части, указывает рукой на роскошный дом. Под фото подпись: «Слипченко говорит, что из-за этих коттеджей улицу Соловьева впору переименовать в улицу Королева (рыночная стоимость такого земельного участка под коттедж — 70 тысяч долларов)».

[[incut? &ids=`26536`]]Кроме имени, фамилии и должности полицейского никаких других сведений о нем в публикации не приводится. Однако Ирина Королева считает, что Слипченко, позируя на фото, разгласила персональные данные ее сына.

Несмотря на абсурдность обвинений, Слипченко вызвали на допрос в Следком. На встрече со следователем женщина в очередной раз подняла тему незаконного выделения земли, о которой в Гурзуфе говорят все, — в надежде достучаться до правоохранителей напрямую. Рассказала о жителях улицы Соловьева, которые много лет борются за свою придомовую территорию, где на месте бывшего газгольдера пытаются возвести многоэтажные дома. На эту небольшую площадку внутри двора положил глаз местный житель Королев (ныне начальник полиции поселка), которому приписывают дружбу с экс-главой земельной комиссии поссовета, ныне председателем ялтинского горсовета Романом Деркачом.

Местные жители утверждают, что новая попытка воткнуть высотку в центре Гурзуфа осуществляется при помощи документов, оформленных на жительницу поселка Массандра Валентину Фофанскую. Эта женщина много лет торгует в палатках, принадлежащих матери главы гурзуфской полиции Ирине Королевой.

Но факты нарушения градостроительного законодательства следователей, вызвавших Слипченко на допрос, не заинтересовали.

«Претензии мне предъявляют из-за фотографии, где я рукой указываю на косогор, а за спиной предположительно принадлежащие ему [Королеву] квартиры с гаражами, — говорит Алла Слипченко. — На меня написали следователю уголовного розыска, что я раскрыла их личные данные: это начальник полиции, а мы на всю страну осветили, где он живет. Заявление на меня написала Ирина Королева».

Особый колорит этой истории придает факт, что Слипченко является школьной учительницей Королева. Раньше она жаловалась на отсутствие культуры речи у родственников своего ученика. По словам педагога, семья Королева, не стесняясь, употребляет в общении нецензурные выражения. 

Соседи Слипченко говорят, что г-н Королев на самом деле прописан по другому адресу, а в коттеджах, засветившихся на фото, регулярно видят постояльцев-отдыхающих. Если это так, то заявление родственников полицейского выглядит еще абсурднее.