Это просто капитализм

Нас давно не удивляет отзыв с рынка тысяч новых машин из-за мелкого дефекта или сообщения о массовом уничтожении продуктов питания. Тогда почему нас удивляет снос пятиэтажек в Москве, «национализация» и массовое рейдерство в Крыму, попадание севастопольских дач в зону многоэтажной застройки? Это капитализм, и кто-то просто растет за ваш счет.
Виктор Ядуха
20.05.2017

Для меня в детстве одним из самых шокирующих сюжетов было описание того, как буржуи бомбят в Америке с аэропланов новые автомобили, которые не находят спроса на рынке, пишет Артем Кирпиченок на Liva.com.ua

Сегодня мы считаем нормой, если многотысячная партия новеньких «Тойот» и «Ниссанов» отправляется под пресс из-за какого-нибудь «дефекта дверной ручки». Или если спустя три дня продукты с прилавков идут в мусорные контейнеры. 

Тогда почему нас удивляет массовый снос пятиэтажек в Москве? Да, в них еще можно жить, точно так же как в отозванных машинах можно ездить, а выброшенные свежие продукты можно есть. 

Но вокруг капитализм, а это значит, что если большому бизнесу некуда развиваться, ему искусственно расчищают поле за чей-то счет. В данном случае — за счет жителей пятиэтажек. 

В Крыму и Севастополе, где все давно поделено и застроено еще при Украине, идет точно такая же расчистка поля для строительного бизнеса, которому «некуда» развиваться. Это происходит за счет владельцев «национализированных» земель и строений. За счет тех, в чьих украинских документах на право собственности спустя три года «внезапно» обнаружились нарушения, на которые Сергею Аксенову невыносимо больно смотреть. За счет тех, чьи дачи и гаражи попали на Генплане Севастополя в зону многоэтажной застройки. Ну и, конечно, за счет тех, чью собственность отбирают просто так, рейдерским путем. «Потому что без шляпы». 

Когда-то давно в Москве, еще до Собянина, мне пришел в голову образ идеального строительного бизнеса. Строишь многоэтажку, продаешь в ней все квартиры, после чего под каким-нибудь предлогом эту многоэтажку сносишь — и снова строишь на этом же месте аналогичную. И так до бесконечности. Этот образ родился при Лужкове, когда на месте загадочным образом сгоравших особняков 18 века в центре столицы строили «точно такие же, только из бетона и с подземной парковкой». Тогда мне это казалось гротеском. Теперь уже не кажется.