Гибридный иск: глава Крыма нашел способ борьбы с журналистами

Сергей Аксенов придумал способ добраться до «Примечаний». Чтобы гарантированно засудить журналистов из соседнего субъекта на своей территории, он объединил иск к севастопольскому порталу с претензиями к крымскому общественнику Илье Большедворову. Хотя ни он, ни его посты в facebook отношения к нашему изданию не имеют и в публикациях «Примечаний» не упоминаются. Но играть честно — это не про Аксенова.
Примечания
22.08.2018

11 сентября состоится рассмотрение иска Сергея Аксенова к крымскому общественнику Илье Большедворову, который на своей странице в facebook эмоционально высказывался в адрес премьера Крыма. Вместе с делом Большедворова суд рассмотрит претензии к севастопольскому изданию «Примечания», опубликовавшему несколько статей о скандально известном девелоперском проекте группы компании «Монолит» – «Крымская роза». Это квартал многоэтажных домов, которые планируют построить на земле массива Стрелковая — месте, где десятилетиями живут на самозахваченной земле репатриированные крымские татары.

Поводом для иска к «Примечаниям» стали несколько публикаций с упоминаниями, что группу компаний «Монолит», куда входит застройщик «Крымской розы», связывают с семьей Аксенова — «Бахарев наконец подарил Аксенову Крымскую розу», «Крымских татар вывозят из Стрелковой в автозаках», «Свои за свет не платят».

Посты Ильи Большедворова и материалы «Примечаний» по содержанию и смыслу не связаны никак. Единственное, что их объединяет – и то не все – тема «Крымской розы», о которой в соцсетях кто только ни писал. Ни в одном из материалов «Примечаний» общественник Большедворов в качестве спикера не указан. Он не имеет к нашей редакции никакого отношения.

Но Аксенов выбрал в качестве жертвы именно Большедворова. Наверное, потому, что

общественник прописан в Белогорске — на территории, где премьер Крыма, в отличие от Севастополя, чувствует себя абсолютным хозяином. Видимо, именно по этой причине судиться с «Примечаниями» в городе-герое, по месту регистрации владельца сайта, Аксенов не захотел. 

Первым свидетельством верно выбранной тактики стало предварительное заседание суда 20 августа. Белогорский суд отказался разделять иски к общественнику и изданию в отдельные производства, несмотря на разнородность претензий. Судья Борисенко посчитал, что эмоциональные обвинения на странице Большеворова и выкладки «Примечаний» на основании публичных данных ЕГРЮЛ и СБИС — суть одно и то же.

Аксенов просит суд признать порочащими комментарии под постом общественника, которые Большедворов адресовал сестре жены Аксенова – депутату Евгении Добрыне. Она сама пришла к Большедворову на страницу, сама же завязала с ним дискуссию, назвала оппонента «кретином» – а теперь Аксенов заявляет, что ответы Большедворова его несдержанной родственнице нанесли ему, премьеру Крыма, моральную травму.

Но, простите, причем здесь «Примечания»?

«Примечания» Аксенова ни в чем не обвиняют. Журналисты лишь указали, что группу компаний «Монолит» различные источники связывают с его семьей. Но желание крымского премьера разделаться с единственным сайтом на полуострове, позволяющим себе называть вещи своими именами, настолько велико, что все средства становятся хороши. Играть честно на соседнем поле политик не хочет, а потому трусливо прячется в своих территориальных водах.

Какой вред репутации премьера наносит упоминание о связи его семьи с «Монолитом», непонятно, но истец затребовал компенсацию — 500 тысяч рублей.

Интересно, что обоснование иска строится не на прямой трактовке цитат, а на домыслах истца. На основании публикаций «Примечаний» истец делает надуманные выводы. Аксенов считает, что формулировки «связывают с...» прямо намекают на некие незаконные действия. Истец подробно расписывает, где и как Аксенов якобы «нарушил закон». И сам же называет свои доводы «псевдо-тезисами».

А затем прямо в иске приводит уголовные статьи, по которым можно квалифицировать его домыслы.

Еще раз подчеркнем: ни о чем подобном «Примечания» в своих публикациях и близко не писали. Это фантазии истца и его юристов.

Изложенные в статьях «Примечаний» выкладки давно и широко растиражированы. О «Крымской розе» пишут и говорят общественники, публикуют материалы федеральные СМИ. Даже сайты недвижимости, продающие квартиры, не скрывают, кто стоит за компанией «Монолит». Но с ними Аксенов не судится.

Во всем этом важно вот еще что:

объединив севастопольскую редакцию и крымского общественника понятием «Ответчики», премьер Крыма применил хорошо известную схему. С ее помощью любой губернатор сможет судиться с критиком из любого региона не по месту регистрации последнего, а у себя дома.

Для этого достаточно найти подходящую по теме публикацию третьего лица – главное, чтобы ее автор был прописан в нужном месте. И выкатить общий иск к «ответчикам». Суть иска не имеет значения, нужно лишь скрестить ежа с ужом. Как, собственно, и случилось в Белогорске. 

Мы считаем, что главная цель процесса — заткнуть рот «Примечаниям», а Большедворов просто попал под раздачу. Нас хотят привлечь не только за освещение табуированной из-за национальной окраски темы «Крымской розы». Аксенову, похоже, не по нраву любой проблемный текст на крымскую тему. Иначе почему глава республики не подал иск на тот же facebook, где все это размещено, и ко всем прочим пользователям соцсетей, которые о нем пишут? 

Процесс «Аксенов против «Примечаний» явно будет показательным. Об этом говорит тот факт, что начало первого заседания было задержано на полтора часа – из-за задержки с аккредитацией главреда близкого к Совмину Крыма агентства «Крыминформ».