«Много у нас таких, как вы»

Новый глава Севастополя, технократ из Минпромторга РФ Дмитрий Овсянников намерен развивать в городе строительство индустриальных парков. Это правильно: население растет, а работать негде. Но сначала новому градоначальнику придется разгрести авгиевы конюшни в правительстве. Одна из проблемных точек — департамент приоритетных проектов развития (ДППР).
Ольга Соловьева
09.08.2016

Напомним, что возглавить город Дмитрию Овсянникову поручили, в частности, благодаря опыту работы с инфраструктурными проектами, индустриальными и технопарками, реализацией региональных стратегий. В том числе — в Крыму. Дело не только в бэкграунде: бывший замминистра промышленности и торговли обсуждал вопросы развития приборостроительного кластера в Севастополе непосредственно с Алексеем Чалым, и тот назвал Овсянникова «квалифицированным в этом вопросе человеком».

К тому времени с местными реалиями Овсянников успел познакомиться лично: в мае он приезжал в Севастополь проконтролировать создание индустриального парка у пересечения Камышового шоссе и улицы Индустриальной. Тогда вместо подготовленной площадки перед глазами московского чиновника предстал пустырь с распечаткой карты будущего проекта на листах А3.

Это не очень-то походило на презентацию подобных проектов в других регионах России, где она обычно сопровождается, как минимум, качественным видеороликом.

Глава ДППР Сергей Смирнов тогда заверил, что решение земельного вопроса «уже вышло на финишную прямую», что к 1 июля будет проведен тендер на определение подрядчика, и что к 2020 году в Севастополе появится первый индустриальный парк. Однако по состоянию на 9 августа конкурс все еще не проведен.

Пушкин виноват

Выяснить причины «Примечания» попытались у самого начальника ДППР. Застать его на рабочем месте мы пытались на протяжении недели, но сотрудники департамента каждый раз отвечали «Примечаниям», что «на работе он еще не появлялся, будет ближе к вечеру».

Впрочем, в конце концов, нам повезло: в понедельник он ответил по личному номеру. «Индустриальный парк — это одно из ключевых мероприятий ФЦП, график данного мероприятия именно по ходу его исполнения у нас на полном контроле», — уверенно заявил г-н Смирнов.


Напомним, что по поручению экс-губернатора Сергея Меняйло определить границы индустриального парка должны были до 31 марта, но решение этого вопроса затянулось — причем затягивается оно уже второй год.


И это при том, что ни конкурс на определение проектировщика, ни заход инвесторов без четких границ невозможны. То есть дальнейшая работа фактически парализована.

Сам г-н Смирнов в разговоре с «Примечаниями» объяснил это тем, что на самом деле «всеми работами по подведению сетей, по поиску подрядчика занимается управление капитального строительства», а департамент приоритетных проектов развития города со своей стороны делает все возможное, чтобы обеспечить будущий парк резидентами.

Управление капстроительства действительно недавно объявляло конкурс, но торги были отменены решением ФАС. ДППР вправе внести изменения в сроки проектных работ и перенести бюджет на следующий год через Минэкономразвития, но этого не произошло.


По всей вероятности, в этом году ничего проектировать уже не будут: составление одной только проектной документации занимает не менее восьми месяцев, а их в 2016 году просто нет.


В итоге площадка на Камышовом по-прежнему больше напоминает пустырь, чем будущий парк, где разместят производство, а понимания ее границ и назначения нет даже у потенциальных инвесторов.

Почему бегут инвесторы

Как рассказала «Примечаниям» резидент СЭЗ, директор компании «Севкомпозит» Наталья Васильева, чаще всего разговор инвестора с ДППР ни к чему не приводит. Ни об условиях аренды земли, ни о сроках сдачи помещений под предприятия в департаменте не информируют, а площадки, которые они предлагают использовать, оказываются для этого полностью непригодными.

«Мы занимаемся производством композитных материалов, и нам предлагали занять одно из помещений за автовокзалом, где комплекс одноэтажных бараков, — рассказывает Васильева. — Внутри нет абсолютно никакой инфраструктуры. Здание аварийное: заходишь, а тебе на голову чуть ли не падает крыша. Нет электричества. Обещали построить подстанцию, чтобы обеспечить все производства внутри комплекса, но строительство до сих пор так и не началось. Говорят, мол, к сентябрю, может быть, и начнем, но ничего не обещаем — много у нас таких, как вы».

Сам Сергей Смирнов утверждает, что инвесторов в департаменте консультируют регулярно.

 «У нас работает «единое окно» обращений для инвесторов, куда можно обратиться и получить необходимую помощь, — сказал он в разговоре с «Примечаниями». — Это те механизмы, которые регулярно работают и продолжают работать на данный момент».


Проблема в том, что людям, готовым вложить свои деньги в проект, даже не могут сказать, подходит ли их производство под данную площадку, потому что концепции индустриального парка до сих пор нет, как нет и тендера на ее разработку.


Кроме того, нет структуры, которая могла бы оформить с инвестором договор — дирекции индустриального парка. Поэтому говорить о «заходе» инвесторов, пожалуй, несколько преждевременно.

«Мои знания и опыт были просто не нужны»

По мнению наших собеседников, проблема эта во многом связана с текучкой кадров, которая началась в конце 2015 года и продолжается до сих пор.


Кадровая чехарда началась в ДППР еще прошлой осенью. Решающий момент наступил, когда из департамента выдавили опытного руководителя из Тулы — прибывшую по квоте вице-премьера Дмитрия Козака Ларису Дудкину.


Она руководила отделом развития туризма после экс-главреда National Geographic Traveler Russia Александра Железняка, к уходу которого Смирнов тоже приложил руку.

В этот период в «туризм» вернулась чиновница украинского периода Наталья Коломина. Компентенции ее протеже не всегда соотносятся с должностями: так, начальником одного из отделов управления по туризму стал бывший сотрудник транспортной милиции.

Наталья Коломина

Помимо Дудкиной и Железняка весной 2016 года департамент покинули еще десять квалифицированных специалистов из разных отделов. Причина одна — невозможность сработаться с новым начальником.


Один из собеседников «Примечаний» утверждает, что в течение долгого времени департамент не потратил ни копейки из бюджета, предусмотренного на туризм: «Нельзя было провести торги, потому что Смирнов просто не подписывал бумаги для конкурсных процедур. Мы выбили небывалый для города бюджет на туризм — 54 млн рублей, но реализовать его нам не дали».


Помимо проволочек с освоением бюджета, работу тормозила непрозрачная кадровая политика.

«Для проведения конкурсных процедур и подготовки документации был создан общий отдел департамента, выделены ставки, но физически специалистов, которые могли бы этим заниматься, не было, — рассказывает Лариса Дудкина. — Назначения сотрудников общего отдела проходили без моего участия, я даже не участвовала в собеседованиях с кандидатами».

Кандидатуры на должность начальника общего отдела с должным образованием и опытом Смирнов игнорировал, а возможности влиять на его решения у Дудкиной к тому моменту уже не было.

«Прямое общение с [бывшим вице-губернатором Алексеем] Еремеевым мне было запрещено, — говорит она. — Однажды, несмотря на запрет, мне удалось попасть к нему на прием, но только вместе со Смирновым. Сергею Александровичу было рекомендовано учитывать мою точку зрения и делегировать полномочия. Но, к сожалению, эта практика вскоре сошла на нет. Поручения сотрудникам управления развития туризма отдавались напрямую, минуя меня. Мои знания и опыт были просто не нужны».


Ответственных за ту или иную работу Смирнов назначал абсолютно произвольно, не сопоставляя полномочия и компетенции. В департаменте до сих пор нет должностных регламентов и сотрудники с ними не ознакомлены.


«Когда Сергей Смирнов стал и.о. директора департамента, он возложил на меня персональную ответственность за исполнение ФЦП, госпрограммы и разработку технических заданий, но в моих руках не было абсолютно никаких властных полномочий — говорит Дудкина. — Не имея возможности контролировать работу персонала, я могла быть легко компрометирована. А, учитывая, что назначена я была по квоте Дмитрия Козака и рекомендации МК РФ, это могло дискредитировать практику направления в Севастополь кадров в отраслевые органы власти. Я просто не имела права так рисковать, и ушла», — добавляет она.

«Попытка спрятаться за общей цифрой»

Сейчас туристический отдел ДППР возглавляет Наталья Коломина. В июне отдел объявил конкурс на формирование туристического бренда и продвижение Севастополя суммой в 5 млн рублей. При этом пока за логотипом и брендом ничего не стоит.

До конца 2016 года на строительно-монтажные работы и проектную документации должно быть потрачено 400 млн рублей. На наш вопрос, какая доля ФЦП уже исполнена и освоят ли выделенную сумму до нового года, Сергей Смирнов ответил весьма уклончиво. «Не до конца года, и не 400 млн, — сказал он. — Дело в том, что на все мероприятия запланировано 1,6 млрд, эта сумма разбита на разные годы».

Общая сумма финансирования индустриального парка до 2020 года действительно составляет 1,6 млрд. Но эти деньги должны реализовывать не только в ДППР.


«Это попытка спрятаться за общей цифрой, — считает наш собеседник в правительстве. — О том, что уже сделано в этом году и сколько потрачено денег, Смирнов умалчивает, потому что ни концепции, ни проектной документации нет».


Напомним, в апреле вице-премьер Козак провел очередное совещание по социально-экономическому развитию Севастополя и Крыма с главами обоих регионов и поручил обеспечить «безусловное устранение» допущенных нарушений плана-графика федеральной программы до 31 мая.