Голод и смерть: беднота Севастополя осталась без социальных обедов

Благотворительный фонд, работающий благодаря гражданам, прекратил раздачу в городе бесплатной еды
Алексей Лохвицкий
01.03.2020
Фото: Facebook Анастасии Макеевой

Сотни жителей Севастополя — бомжи, нищие старики и инвалиды, дети из бедных семей, безработные — остались без еды. Накануне прекратил выдачу социальных обедов благотворительный фонд «Сердце Севастополя», регулярно кормивший малообеспеченных. Причина этого тяжелого для активистов шага — отсутствие необходимых денег, оборудования и помещения. Помощи граждан не достаточно, от властей же проку нет. Хотя это не просто кормежка, а большая социальная работа, которую за чиновников выполняют активисты.

Восемь тысяч обедов в месяц

Прекращение социальных обедов, которые выдавались с 14 августа 2019 года, в «Сердце Севастополя» пояснили тем, что, во-первых, готовить и хранить большое количество еды в обычной квартире или жилом доме, не подключенных к газу, — невозможно: не хватает мощности электроэнергия.

Во-вторых, нет больших холодильников для хранения еды и продуктов.

В-третьих, для готовки нужно оборудование и отдельное помещение. И если технику кто-то бы еще смог передать «Сердцу Севастополя», то помещение нужно арендовать, на это надо 50 000 рублей + оплата коммунальных услуг ежемесячно. Таких денег у общественников нет. В месяц они могут получить от граждан в среднем 35 000 рублей, этого при разнонаправленной деятельности фонда не хватает даже на адресную помощь (в том числе на оплату госпошлины для тех, кому помогают с оформлением гражданства).

Раздача социальных обедов в Севастополе. Фото Facebook Анастасии Макеевой

«Наши пункты <раздачи обедов> работали для социальной профилактики — выявления больных туберкулезом, педикулезом и прочими болезнями. Мы также выявили пять случаев цинги — это подтвержденный диагноз, на улице XXI век — и цинга! Кроме того, были возбуждены четыре уголовных дела по факту невыплаты заработной платы: к нам подходили прилично одетые люди, я у них, естественно, интересовалась обстоятельствами (обидно отдавать еду, которую готовишь почти сутки, обычным халявщикам), они объяснили, что работают, но их работодатель не платит неделю, две, три недели. Я предложила им обратиться в органы, после чего были возбуждены дела — чем все закончилось, я не знаю.

К нам обращались и общество инвалидов, и госучреждение, которое занимается бездомными. <В городе живет> очень много людей, которые не имеют документов, и лежачих инвалидов. Для них мы передавали продукты через приходивших работников социальных работников», — рассказала президент благотворительного фонда «Сердце Севастополя» Анастасия Макеева.

Для понимания масштаба работы общественников: в месяц они раздавали двум-трем тысячам человек около восьми тысяч порций еды.

Раздача социальных обедов в Севастополе. Фото Facebook Анастасии Макеевой

Обеды выдавались по вторникам, четвергам и субботам через уличные пункты на площади 50 лет СССР (Гагаринский район), возле кинотеатра «Москва» (Ленинский район), на проспекте Победы, площади Ластовой и улице Жидилова (Нахимовский район); по понедельника, средам и пятницам обеды были в селе Верхнесадовое (Нахимовский район); по средам, четвергам и воскресеньям еда доставлялась лежачим больным.

На готовку, фасовку и доставку нужно больше 70 тысяч рублей, часть расходов брали на себя благотворители, уточнила Макеева.

Сперва обеды готовили три повара, но затем один по личным обстоятельствам вынужден был уйти, остались Анастасия Макеева (обеды в городской черте) и Хатидже Абдуллаева (обеды в Верхнесадовом). Они же со своими семьями раздавали еду. Им помогали в пунктах выдачи две девушки. Два-раза в месяц присоединялись неравнодушные севастопольцы приготовленной ими едой для бедняков.

Остановиться, чтобы продолжить работу

Важная деталь работы Анастасии и Хатидже — они готовили домашнюю еду, не отделываясь «казенкой», которую и животные-то вряд ли попробуют.

Социальный обед от благотворительного фонда «Сердце Севастополя». Фото Facebook Анастасии Макеевой

«Это был творческий процесс! — подчеркнула Анастасия Макеева. — Хати мечтала стать поваром, у меня бабушка — заслуженный повар СССР. Для нас это был действительно творческий процесс, мы старались готовить не одно и тоже, а всегда разные гарниры и подливы. Еда должна как быть вкусной, так и классно выглядеть».

От правительства Севастополя в этом деле помощи — ноль. Так чиновники, мягко говоря, еще лицемерили в отношениях с благотворительным фондом. Сперва департамент имущественных и земельных отношений сообщил «Сердцу Севастополя» о возможности предоставления помещения для социальной столовой или на улице Льва Толстого, или на улице Новороссийской, или на улице Гоголя. «Сердце Севастополя» ответило, что походит помещение на улице Льва Толстого, и попросило выделить его в безвозмездное пользование, а ДИЗО скрутило фигу — это помещение для бизнеса, его нельзя получить в безвозмездное пользование.

Зато в частном порядке общественникам помогают депутат Гагаринского муниципального совета Елена Солдатова, депутаты заксобрания Севастополя Татьяна Щербакова и Сергей Лисейцев, уполномоченный по правам человека в Севастополе Павел Буцай, член общественной палаты России от Севастополя Наталья Кирюхина.

Раздача социальных обедов в Севастополе. Фото Facebook Анастасии Макеевой

«Мы закрыли социальные обеды, думаю, на месяц-два. Мы хотим привлекать средства на постоянной основе — и шут с этим правительством, может быть, в частном порядке порядке арендуем пищеблок. Мы ищем пути для сохранения проекта <социальных обедов>.

Тем более мы добились от правительства <города> проведения флюорографии, спирографии людям без обязательного медицинского страхования в рамках профилактики туберкулеза. Раньше это было подпольно: мы звонили врачам с просьбой провести процедуры, они принимали наших подопечных, а их за это очень ругали. И сейчас <со стороны администрации Севастополя> должен быть подписан контракт с нашей организацией о приеме врачами выявленных нами безоэмэсников, врачи уже без страха смогут обследовать и при обнаружении туба госпитализировать. А я не смогу собрать бомжей в кучу без этих социальных обедов, это во-первых. А во-вторых, появляется доверие: когда подходишь к бомжу, который кровью харкается, и предлагаешь ему поехать в тубдиспансер, он тебя на … посылает; а так, получается, мы уже с ними знакомы, они знают, что мы не религиозные фанатики, мы от них ничего не хотим, в трудовое рабство захватывать, как ребцентры делают, не будем — и едут с нами на обследование. При наличии, например, туберкулеза их госпитализируют, а там же <в диспансере> свободно — можно взять и уйти, мы их там навещаем регулярно <и следим, чтобы они не сбежали>, иначе эффекта никакого не будет», — пояснила Анастасия Макеева.