Холодная гражданская война

На фоне заявлений крымского вице-премьера Дмитрия Полонского об отсутствии цензуры и условий для развития оппозиции в республике его коллеги продолжают публично призывать в соцсетях к расстрелу общественников. С давлением в этот раз столкнулись активисты из Симферополя и Ялты.
Евгений Гайворонский
29.09.2017

Приступ гнева главы администрации расположенного под Симферополем села Мирное Сергея Ковалева вызвал невинный вопрос в комментариях о том, как он борется с ночным шумом из клуба «Рыбица». Пользователи Фейсбука упрекнули чиновника в бездействии. Вместо действий по устранению шума тот начал спорить. Общественника Сергея Дудченко и его единомышленников Ковалев обвинил в том, что тот «в условиях санкций отрабатывает заказ на Аксенова и Константинова – всю исполнительную и законодательную власть в Крыму». Затем обозвал балластом, который раньше расстреливали.

Видимо, из-за приступа гнева г-н Ковалев показал слабый уровень владения русским языком.


 «Мы имеем дело с ограниченными людьми, поднятыми наверх в кабинеты из-за отсутствия нормального кадрового подбора в крымской системе, — комментирует Дудченко. — Ковалев подменяет служебное несоответствие фанатизмом и преданностью шефу».

[[incut? &ids=`25763`]]Это уже не первый случай, когда крымская бюрократия вместо решения проблем, о которых заявляют общественники, устраивает с ними дуэль. Когда не удается победить в споре, в ход идут призывы расстреливать и личные оскорбления. При этом чиновники призывают к насилию в сети безнаказанно, а их оппоненты получают шитые белыми нитками уголовные дела – как это произошло с журналистом Назимовым и депутатом Степанченко в Алуште или общественником Джигаловым в Судаке, обыскивать дом которого приехали со спецназом.

Крымские чиновники вообще не скрывают своего пренебрежения к критикам. В бытность мэром Ялты Андрей Ростенко пообещал надеть пакет на голову горожанам, которые хотят сообщить о коррупции в администрации, но хотят остаться при этом неузнанными. Как компромисс Ростенко тогда предложил использовать маску Шрэка.

Родственники главы РК Сергея Аксенова тоже не выбирают выражений, отвечая на любую критику его решений. Когда «Примечания» написали об инициативе команды Аксенова «самообложить» крымчан налогами, сестра жены Аксенова и депутат госсовета Евгения Добрыня назвала авторов «днищем», а информацию — «бредом». Позднее информация о попытках ввести самообложение подтвердилась, но, по-видимому, из-за резонанса это сомнительное нововведение отложили.

Увольнение с госслужбы не убавляет желания хамить в соцсетях. Вот фрагмент переписки экс-мэра Ялты Андрея Ростенко с крымским общественником Александром Талиповым.
 


Бывший министр ЖКХ Сергей Карпов запомнился призывом расстреливать общественников. Свое увольнение экс-министр отметил перепалкой с бывшим партнером по команде Аксенова, политологом Иваном Мезюхо. Затем отметился нецензурной бранью в адрес коктебельского блогера и общественника Александра Горного.
 

Посты в соцсетях сегодня стали для крымчан фактически единственным способом выразить несогласие с властями. Чиновники с удовольствием бы их игнорировали — но после скандала с начальником Крымавтодора, которого Сергей Аксенов был вынужден уволить из-за сомнительной фотосессии в роскошном отеле, в совмине официально признали соцсети важным инструментом формирования общественного мнения. Поэтому криминализованная бизнес-бюрократия нервничает.

Конечно, призывы к расстрелу — это сарказм, а называя общественников «пятой колонной», крымские чиновники, еще недавно клявшиеся в верности Украине, вряд ли верят даже сами себе. Но их лексика говорит о том, что, дай им волю, они бы в самом деле и стреляли, и сажали. Тем более, что новейшая история полуострова полна примеров того и другого.