Хуже только в Багдаде: в Севастополе почти пиковый уровень УФ-излучения

Пользоваться солнцезащитными кремами мы привыкли только при походе на пляж. При этом мало кто задумывается о том, что даже в простой повседневной беготне мы получаем ударную дозу ультрафиолетовых лучей, что грозит раком кожи. «Примечания» разобрались, что делать, покупать и мазать на свое тело этим летом.
Андрей Лучников
23.06.2016

Очевидный факт — в Севастополе пекло. Чтобы сгореть потребуется лишь несколько минут пребывания под открытым небом. Но это не самая крупная из бед.

Излучение в ультрафиолетовом (УФ) диапазоне повреждает клетки кожи, что приводит к их усиленному старению (фотостарению) и повышает вероятность возникновения рака кожи, в первую очередь его самой опасной разновидности — меланомы. Дело в том, что УФ-излучение повреждает биологические молекулы. Под влиянием излучения происходят  фотохимические реакции, что в свою очередь приводит к поражению белков и ДНК. Если таким образом повреждается белок кожи коллаген, кожа усиленно стареет. Если же изменения затрагивают ДНК, клетка может стать раковой.

В солнечном спектре УФ-излучение делят на три диапазона в зависимости от длины волны. Самые короткие лучи УФ-С  нам не вредны, так как они не достигают поверхности нашей планеты благодаря атмосфере и ее озоновому слою; УФ-В и УФ-А  — то, от чего наша кожа страдает. Только страдает она по разному.

УФ-В — более короткие волны — кожу обжигают. И это — цветочки.

А ягодки нам достаются благодаря более длинным лучам УФ-А, которые проникают в клеточные слои глубже — в дерму. Именно они вызывают фотостарение и рак.

 Так случилось, что Крым и Севастополь попали в зону высокого УФ-индекса. Сильнее, чем у нас УФ-излучение только на экваторе.

Поэтому пренебрегать солнцезащитными средствами не стоит.

При покупке не забывайте обращать внимание на упаковку: на бутылочке помимо параметра spf (для светлой кожи спф выбирается больше 20, для смуглой — меньше)  должны быть указаны буквы UVB или UVA. UVB означает, что средство защищает вас только от лучей УФ-В диапазона, то есть только от солнечных ожогов. Но на современных средствах хороших брендов, как правило, указаны и буквы UVA. Это означает, что средство защищает еще и от лучей, вызывающих старение и рак.

В то же время такие крема не препятствуют загару и получению необходимого организму витамина D, так как любая защита не устраняет ультрафиолет, а лишь ослабляет его действие. Во-вторых средства обычно намазывают на кожу недостаточно толстым слоем (норма — 2 мг крема на 1 см2), так что в полную силу они все равно не действуют.

Кстати, толщину слоя и процент защиты от излучения в зависимости от времени дня необходимо увеличивать — в полдень интенсивность излучения на длине волны 290–320 нм (В-диапазон) в десять раз выше, чем в 9:00 или в 15:00.

По мере изучения матчасти «Примечания» решили пробежаться по аптекам и выяснили, что под средствами защиты от солнечного излучения у нас часто маскируются практически бесполезные товары. Привлекательны они своей ценой.

Вот, например, один из таких хамелеонов.

Ни фактора SPF, ни отметки о характере защиты (UVA/UVB). Зато цена — 59 рублей. По факту данное средство создает на вашем теле тонкую пленку без минеральных и химических фильтров нового поколения. Защита в таком средстве достигается банальным содержанием масел, которые на время создают окклюзивную пленку на коже. Серьезным фактором защиты это назвать нельзя, пленка быстро впитается или смоется с малейшим потовыделением, что уж говорить о купании в море.

Вот уже средства посерьезнее.

Как видите, указаны и параметр SPF, и характер защиты (UVA/UVB).

В то же время, по статистике, количество заболевших меланомой растет. Дело в том, что этот вид рака кожи развивается медленно, его латентный период — 20–40 лет. Есть гипотеза, что это связано с постепенным истончением озонового слоя. 20-40 лет назад с ним все было в порядке и мало кто был озабочен покупкой солнцезащитных кремов, которые в свою очередь постепенно усовершенствовались. Так что, возможно, нынешние жертвы меланомы получили опасную дозу излучения в ранней молодости, когда солнцезащитные средства еще не были так популярны. А мода на загар началась с 1950-х годов, когда загорелая кожа стала признаком благополучия и достатка.

Еще одна гипотеза говорит о том, что возможно, солнцезащитные средства не только защищают от рака, но и сами его провоцируют: чувствуя себя в безопасности, люди, намазавшись кремом, проводят на солнце гораздо больше времени, при этом нанести крем они могут не на все тело или смыть его и не нанести повторно.

Американские ученые из Мемориального ракового центра Слоун-Кеттеринг, проанализировав связь использования солнцезащитных средств с плоскоклеточной карциномой, базальноклеточной карциномой и меланомой, утверждают: средства защищают от этих видов рака и при этом не приводят к дефициту витамина D, но только при правильном нанесении на кожу.

Пару лет назад в Интернете появилась история одного американского дальнобойщика, который постоянно ездил по одному маршруту. Одна часть его лица всегда была обращена к солнцу, вторая была укрыта за солнцезащитным козырьком.

Левая сторона лица мужчины покрыта массивными морщинами. Медицинский осмотр показал, что у пациента гиперкератоз с многочисленными открытыми черными угрями, местами — узелковый эластоз (дегенеративное изменение эластичности ткани).

Ультрафиолетовые лучи, проходя сквозь стекло, проникали в эпидермис и верхние слои дермы, что привело к утолщению эпидермиса и рогового слоя, а также разрушению эластичных волокон. То, что мужчина не заболел раком, врачи назвали чудом. Пользуйся он солнцезащитными средствами — старел бы более симметрично.