И пьяный веру я искал

Каждый день в центре Ялты собирается толпа грязных, распухших, синюшных людей. Ровно в 13-20 в ним выходит человек с лицом благообразного гражданина. «Возлюбленные мои!» - заводит он хорошо поставленным голосом. Толпа сжимается, понуро опустив головы. Десять минут риторической пытки, и люди получают то, за чем пришли — пайку жидкого борща и пару ложек салата. Кто и зачем кормит здесь этих людей, выясняли «Примечания».
Андрей Бутрин , Екатерина Резникова , Катерина Резникова
24.07.2018

Почти в самом центре Ялты, на парапете между ул.Киевской и Московской, каждый день проходит благотворительная акция — обед для малоимущих и обездоленных, тех, кто попал в затруднительную жизненную ситуацию. Акция проходит каждый день, в 13 часов. Тем, кто хочет получить порцию обеда, ставят единственное условие — прослушать проповедь о слове Божьем.

Несмотря на социальный характер акции, местным жителям, многие из которых не намного состоятельнее ее участников, все это не нравится. Они жалуются на вонь, антисанитарию, нарушения общественного порядка. Говорят, что все эти люди — отнюдь не безгрешны. Прямо здесь, у котла с борщом, они ежедневно пьют пиво и более крепкие напитки, дерутся, ругаются матом, посылая проповедника.

«Правильно ли это, помогать проповедью и едой тем, кто потерялся сам и мешает жить окружающим?» - задаются вопросом ялтинцы.

И просят перенести площадку для кормления куда-нибудь подальше от центра, жилых кварталов, расположенной рядом детской площадки. Туда, где вид бомжей и алкоголиков не будет никого смущать.

Горожане оказались в заложниках у ситуации, когда благое намерение переросло в остро-социальную проблему.

Пятничный день в летней жаркой Ялте. В 13-10 мы подходим к парапету на углу Киевской и Московской, неподалеку от магазина «ПУД». За деревьями виднеется толпа человек 30. Многие похожи на живых мертвецов — опухшие, синюшные, с гниющими ногами и потухшим взглядом. Они тихо переговариваются друг другом, но речь невнятна — со стороны невозможно уловить, о чем говорят. Некоторые принесли с собой алкоголь — пару бутылей пива в непрозрачном пакете. Маскировка нужна, чтобы пойло не отобрал пастор.

В 13-20, как заявлено, пришел проповедник. По виду обычный волонтёр — из тех, что ходят по домам поговорить о слове Божьем. 

«Возлюбленные! - восклицает он, воздевая руки к небу.

- Будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него».

Экзальтация проповеди резко контрастирует с настроением толпы. Собравшиеся понуро переминаются с ноги на ногу, стыдливо отводят взгляд. Толпа молчит и оратору не внемлет. Видно, что всех интересует лишь одно: что сегодня на обед?

Но проповедник не унимается. «Просите помощи у Бога, и он обязательно поможет. Укрепляйте веру через молитвы. Пусть вера ваша будет сильна», - ненавязчиво и сдержанно, как к малым детям, обращается он к пастве.  Но люди на увещевания не реагируют — привыкли. Этот спектакль проходит здесь ежедневно. 

В 13-30 выносят огромную кастрюлю с супом.

К котлу выстраивается очередь. Сначала все стоят спокойно. Но когда суп и салат начали подходить к концу, хвост засуетился, затолкался.  Страждущие немного облаяли друг друга.

[[incut? &ids=`29629`]]Пробовать похлебку мы не отважились, но поинтересовались, вкусно ли?

— Какой сегодня суп?

— Борщ.

— И как вам?

— Перебродил немного, есть можно, — уныло ответил бродяга.

Спрашивать про салат было ошибкой. Почуяв наше любопытство, сосед, сидящий рядом, смачно выматерился – ему салата не хватило. Как раз в это время понесли пятилитровую бутыль морса. Все бросились к раздаче, и лишившийся салата еще раз обматерил и нас, и стоящую рядом в очереди женщину. Затем вырвал одноразовый стакан с морсом из рук раздающего и ушёл на своё место.

Минут через 10 большинство участников акции растворились в кустах. На парапете осталось человек 5-6. Кто пил принесенное заранее пиво, кто медленно доедал вторую порцию супа из заранее заготовленной для добавки баночки.

С чистотой все было в порядке: одноразовую посуду волонтеры собрали в чёрный пакет и унесли с собой. Пустую тару тоже. После их ухода на месте остались лишь те, кому, похоже, некуда идти. Эти кусты у парапета и есть их дом.

Кто выступает организатором акции и спонсирует раздачу еды, на месте выяснить не удалось. Было лишь предположение, что это одна из протестантских общин, проповедующих в городе. Но их в Ялте больше семи штук. Пришлось обзвонить всех: и «Армию спасения», и «Жемчужину Иисуса Христа»,  и «Церковь Святой Троицы». Об акции знают все, но ответственности на себя никто не берет. В конечном итоге благотворителя выдала Церковь Христиан Веры Евангельской (Пятидесятников) «Бог живой». Они передали нам контакт бизнесмена-волонтера Андрея Лавриненко, который кормит бездомных.

По его словам, финансирует акцию крымская республиканская общественная организация по борьбе с наркоманией и алкоголизмом «Лествица». Благотворительные обеды — это попытка перенять всероссийский опыт работы с бездомными. К сожалению, пока эта деятельность не очень успешна, потому что ее не поддерживают власти, сетует предприниматель.

Например, он бы с радостью проводил акцию не на улице, а в специально отведенном для этого помещении. Но пока такого просто нет,

а чиновники — начиная от местных и заканчивая премьером Крыма Сергеем Аксеновым — от просьб Андрея отмахиваются.

«Нам предлагали расположиться на Ломоносова, 29, - говорит Андрей. – Но там неудобно. От столовой в центре, где мы делаем еду, идти ближе».

Мужчина мечтает, чтобы в Ялте появились дома-ночлежки, как в Санкт-Петербурге. Кроме того, в северной столице есть и специальные автобусы, которые осуществляют кормление на  пяти точках по городу.

Проводить акции Андрей начал три года назад. Сначала волонтеры готовили еду на 120 человек. Сейчас количество обедов сократилось до 30. На вопрос о нехватке салата, бизнесмен ответил: «Всякое бывает. Иногда кому-то не достаётся. Разберусь, позвоню».

Андрей уверяет, что ему лично жалобы на антисанитарию и шум не поступали. «За 3 года меня никуда не вызвали, - говорит он. - С народного контроля тоже никаких жалоб не было. Если бы они и были, то их перенаправили бы в мой адрес. Там, где мы кормим, всегда чистота и порядок. Все благочинно. Порядок ничей не нарушаем».

Проповеди обязательны, поясняет мужчина.

«Проповедь - это моральная и душевная помощь человеку, которой потерял себя в жизни, - говорит он. - Я сам верующий. Поэтому считаю, что только с божьей помощью можно помочь таким людям».

Выступают перед бездомными и малоимущими волонтеры, верующие христиане «по божьей воле». «Главная задача помочь человеку захотеть, - поясняет Андрей. - Если он хочет менять жизнь - мы помогаем: восстанавливаем документы, устраиваем на работу. Не хочет – не надо».

«Свет есть выход, - цитирует проповедь Андрей - Выход есть: сделайте шаг, вам помогут». И тут же признается, что плоды его труда невелики. «Это очень кропотливая и сложная работа, - говорит он. - За этот год отправили создавать новую жизнь и искать работу 20 человек. 6 из них на Украину. Дай Бог, чтоб из 20 этих человек к концу года 5 укрепились и восстановились».

Волонтер уверяет, что его обеды никакого отношения ни к пиару, ни к вербовке в секту не имеют. «Я занимаюсь этим 3 года, - поясняет он. - Если бы это был пиар-ход - мы бы покормили день, два, СМИ привели и все. Больше не занимались бы этим. Впрочем, вы сами все видели».

«Мне кажется проблема в том, - продолжает Андрей, - что люди перестали обращать внимания на проблемы других. Кто будет заниматься бездомными, когда это никому не нужно?»

[[incut? &ids=`35747`]]Бездомными в Ялте действительно никто не занимается. Как и в Севастополе, здесь нет ни ночлежек, ни пунктов обогрева, ни мест, где можно получить медицинскую и правовую помощь. Бомжи на улицах предоставлены сами себе, и им совершенно некуда идти. Обед с проповедью — единственная для них возможность выжить. Если для этого приходится 10 минут слушать о Боге — что ж, другого выхода нет.

Безусловно, лучше бы им помогли сначала делом — помыли, обогрели, нашли работу, помогли с документами, а потом переходили к вопросам духовности. Но не все так просто. Многие из этих людей уже привыкли к уличной жизни и совершенно не хотят возвращаться к общепринятым нормам. Их нужно заново учить ухаживать за собой, пользоваться предметами гигиены, следить за одеждой. Можно запереть человека в комнате и отобрать у него алкоголь, но заставить его пользоваться унитазом — гораздо сложнее. Это работа не только для волонтеров, но и для опытного психолога.

Но пока властям легче отмахнуться от этих людей. И это понятно. Ведь власть во многом — это мы сами. Чиновники относятся к бомжам с ничуть не меньшей брезгливостью, чем простые ялтинцы, вынужденные ежедневно наблюдать сборища у парапета на перекрестке Киевской и Московской.