Интересы Минобороны за деньги Севастополя

Развивать гражданские сектора экономики Севастополя предлагают, отталкиваясь от роста возможностей и потребностей Черноморского флота. При этом «точки роста» экономики города так и не ясны.
ForPost
03.12.2016

Московская компания «Бизнес-решения» представила свою стратегию социально-экономического развития Севастополя до 2030 года. Ее в круге видных российских экспертов обсудили в Москве на площадке «Точка кипения» Агентства стратегических инициатив. Эту стратегию уже назвали «поверхностной» и «заточенной под Минобороны». Но даже без явных точек роста гражданской экономики ее могут принять как главный документ развития города.

Как рассказал один из участников «круглого стола», фактически мы столкнулись с ситуацией, когда за деньги города Севастополя разрабатывается стратегия в интересах Министерства обороны РФ.

«Разработчики не скрывают, что в первую очередь смотрят на Севастополь как на геостратегический центр Москвы. В миссии города они прописывают вернуть главную функцию — база Черноморского флота. А в стратегии говорят: главное — встроиться в экономику, формирующуюся вокруг ЧФ», — говорит собеседник.

В ходе обсуждения на площадке АСИ были высказаны сомнения в правильности такой стратегии. В частности, в пример был приведен советский период Севастополя, когда на рейде было 800 вымпелов, флоту принадлежала конкретная доля в экономике города, конкретные земли и территории в акватории.

«Сейчас на севастопольском рейде всего 80 вымпелов. Корабли четвертого поколения становятся меньше, а численность экипажей — уменьшается. Сопровождение флота возрастает, но в нем сильно участвуют гражданские. А получается, что Минобороны забирает все земли, которые им принадлежали при Советском Союзе, плюс — новые земли: Банковскую академию, территорию у горы Гасфорта и так далее», — рассказал эксперт, присутствовавший на обсуждении концепции.

По мнению участников дискуссии, если в концепцию развития Севастополя закладывается военно-политическая стратегия, то к обсуждению нужно привлекать военных.

«Авторы стратегии (ООО "Бизнес-решения". — Ред.) не скрывают, что не являются специалистами в военном деле. Но если они не получали от Минобороны доступа к военно-политической стратегии, то не нужно эту тему выносить в качестве ключевой и вокруг нее все строить. Это дом, построенный на песке. Когда концепцию развития делала команда, собранная вокруг Алексея Чалого, они разложили яйца в разные корзины — и потому сформулировали несколько драйверов развития. Так же сегодня думают и в правительстве города, двигая ситуацию сразу по ряду направлений — судоремонт, военно-исторический туризм, "Энерджинет", градостроение, виноделие, комплексный зрелый девелопмент», — рассказал директор департамент приоритетных проектов развития Севастополя Сергей Градировский.

«К сожалению, мы, севастопольцы, опять услышали от москвичей, что мы якобы не понимаем, как Родину любить, и потому конфликтуем с Министерством обороны. На что было сказано, что мы прекрасно различаем военных, которые Родину защищают, и тех, кто, будучи в погонах, за имущество отвечает. Горожане — первые, кто служит и помогает флоту; горожане — первые, кто, если какая заваруха, попадут под раздачу; это на нас, если что, будут падать "томагавки", поэтому не так уж и много мы просим — прямого с нами разговора. Мы просто хотим знать, что от нас всех требует защита Родины, а где торчат уши коррупции», — считает Градировский.

По его словам, в городе всё меньше остаётся города. Но именно город пришёл в Россию — и именно город заставил изменить Москву историческую повестку.

«Сейчас город демонтируется. Без анализа ситуации, без честного разговора, без защиты проекта вырывают куски города и передают кому попало, прикрываясь патриотической риторикой. В результате непонятно, чем в действительности город управляет, а чем нет. В чём длинная — лет на 50 — стратегия города. Мы вернулись в Россию, в том числе потому что Украина не смогла демонтировать город как город. Сохранялось городское сообщество, способное проявить свою идентичность и "длинную волю". Вот на таком горизонте мы и должны обсуждать стратегию», — считает Градировский.

Председатель севастопольского отделения «Деловой России» Олег Николаев, принимавший участие в 2014 году в создании концепции социально-экономического развития Севастополя, одобренной Владимиром Путиным, считает, что «стратегия, если ее так можно назвать, очень поверхностная».

«Когда мы делали концепцию в 2014 году, идея была в том, что город должен быть с профицитным бюджетом. В концепции мы объясняли, что это возможно. Мы попытались найти точки роста — те пять основных направлений, по которым в течение пяти лет мы вполне реально могли бы достичь профицитного бюджета. А те, кто делали новую стратегию, даже не задумались, что город может быть с профицитным бюджетом. Это кардинальное отличие. На мой взгляд, такой подход неправильный, когда ты заранее обрекаешь город на то, что он прибыльным никогда не будет. А если город не будет зарабатывать, то он все время будет в роли просящего — и развития не будет», — поделился Олег Николаев своими мыслями по итогам «круглого стола».

По сведениям источника в правительстве города, в существующих внебюджетных отношениях в России Севастополю практически невозможно выйти на профицитный бюджет. Существующая бюджетная система в РФ такая, что только 10 субъектов (нефтегазовых. — Ред.), включая столицу, являются донорами, а все остальные регионы — реципиенты. Поэтому компонент профицитного бюджета для Севастополя, действительно, может быть скорректирован. Но всё время нужно уменьшать долю зависимости от федерального бюджета, увеличивая доходы.
Также он уверен, что в стратегии нет настоящих драйверов и нет ставок — они же точки роста.

«Драйверы вытягивают ситуацию, и их не может быть много. Если ты на что-то делаешь ставку, то от чего-то должен отказаться. Этого там (в стратегии. — Ред.) нет. В этом смысле там нет признаков стратегии», — считает наш собеседник.

Депутат заксобрания Вячеслав Горелов, участвовавший в обсуждении на площадке АСИ, уверен, что представленная стратегия не отражает в полной мере севастопольское видение.

«Многие положения не конкретизированы для Севастополя, а содержат некие принципы, которые — общие слова, не имеющие реального, фактического содержания. Мне показалось также, что в SWOT-анализе, который представлен в проекте стратегии, есть существенные огрехи. Например, там сказано, что в Севастополе высокий уровень человеческого капитала. Полагаю, что это не так. За последние 20 лет уровень человеческого капитала, к сожалению, деградировал. Это видно на примере бывшего приборостроительного института, откуда в начале и середине 1990-х годов уехали многие преподаватели, и в итоге знаний нынешних выпускников недостаточно для сферы высоких технологий. Это видно также по количеству и уровню конструкторских бюро. Раньше их было много и в них трудились высококлассные специалисты. Сейчас могу назвать лишь "КБ Коммутационной аппаратуры" и ЦКБ "Коралл", которое в полной мере не только сохранило, но и приумножило человеческий капитал, — но это, увы, исключение», — рассказал Вячеслав Горелов.

Один из экспертов в финансовой сфере, участвовавший в обсуждении стратегии, считает, что разработчик не произвел глубоких исследований, и теперь нужно «расхлебывать эту кашу».

«Миссия, которая предлагается разработчиками городу с населением уже под полмиллиона человек, — быть гражданскими при военно-морской базе. Даже не упоминая, что число вымпелов на рейде сократилось весьма существенно со времён СССР. Никакие иные варианты сопоставления, кроме Владивостока и Калининграда, не рассматриваются. Хотя Севастополю более целесообразно брать за пример другие средиземноморские города, в которых исторически были и военные, и торговля, и туризм: от Генуи и Барселоны до греческих и турецких примеров», — считает собеседник.

По его словам, в стратегии нет четких приоритетов по проектам и кластерам, а только общие слова о важности, нужности и полезности. Проект стратегии разрабатывался если не вопреки мнению и настроениям горожан, то уж точно не в увязке с ними. А это типичный старый подход, который не просто неуместен, а вреден, поскольку не даёт ни качества проработки материала, ни общественного консенсуса.

Руководитель департамента экономики Севастополя Элимдар Ахтемов, ведомство которого является заказчиком стратегии у ООО «Бизнес-решения», подтвердил, что в проекте документа не до конца проработаны точки роста.

«Эксперты высказали существенные замечания. Не до конца проработаны точки роста, непонятно, за счёт чего будет происходить улучшение социально-экономического положения. Разработчики должны замечания проработать и представить новый вариант стратегии, который одобрят и в правительстве, и в заксобрании», — рассказал Ахтемов.

По его словам, разработчик стратегии «строит экономический рывок Севастополя от развития Черноморского флота. От тех средств, которые будут выделяться на модернизацию ЧФ. И считает, что этот драйвер потянет за собой все отрасли экономики».

Представитель компании «Бизнес-решения» Илья Зашляпин, который представлял стратегию на площадке АСИ, считает неверной интерпретацию главенства линии развития Черноморского флота над гражданскими отраслями экономики города.

«Мы учитываем комментарии, корректируем отдельный план концепции, но базовые вещи не сильно меняются. Черноморский флот — это данность, то, что есть у города. Мы говорим, что использование этого аспекта — толчок для экономики, для её включения в хозяйственный оборот, чтобы пошли заказы, пошла работа. Этот момент озвучивался очень акцентировано. И роль экономики города, которая занимается обслуживанием флота, у нас к 2030 году снижается», — рассказал Зашляпин.

По его словам, «Бизнес-решения» изучали концепцию социально-экономического развития Севастополя, которую делала в 2014 году команда под руководством Алексея Чалого, и пришли к выводу, что в их новой стратегии роль флота даже меньше, чем в концепции двухлетней давности.

По словам Элимдара Ахтемова, электронный вариант стратегии уже с внесенными изменениями 1 декабря поступил в департамент экономики Севастополя. У правительства есть 11 дней на изучение и принятие решения: платить за стратегию или нет. Стоимость документа — 13,5 миллиона рублей.