Как беженцы с Донбасса стали угрозой для Крыма

На прошлой неделе глава республики Сергей Аксенов поставил миграцию жителей юго-востока Украины на полуостров в один ряд с угрозой «Правого сектора». Между тем, еще в июне он призывал провести для них миграционную амнистию, в том числе и в Крыму. Что же изменилось?
Борислав Кашихин
04.09.2017

Заявление Аксенова прозвучало в Керчи на заседании антитеррористических комиссий Крыма и Кубани.

«В частности, это проведение украинской армией вблизи наших границ карательной операции на юго-востоке Украины и массовая иммиграция населения из районов ведения боевых действий в Россию, в том числе в Республику Крым», — цитирует «Интерфакс» «угрозообразующие факторы», перечисленные Аксеновым. Помимо беженцев это — «дислокация на границе с Крымом боевиков «Правого сектора» и так называемого крымско-татарского батальона». По его словам, от выработанных решений по этим проблемам и от их исполнения будет зависеть благополучие не только Крыма, но еще и Краснодарского края. Что это могут быть за решения, не уточняется.

В крымских СМИ это заявление прошло почти незамеченным. Между тем, оно может знаменовать собой поворот в отношении к людям, которым республиканская элита, по крайней мере на словах, до сих пор выражала свою солидарность и поддержку.

[[incut? &ids=`25181`]]Об этой поддержке руководство Крыма почти непрерывно говорит с июня 2014 года, когда на Донбассе начались боевые действия и на полуостров хлынули потоки переселенцев. Ни миграционных квот, ни рабочих мест в таких объемах республика предоставить этим людям не могла, однако выражала сочувствие.

Зимой 2015 года, когда сроки действия миграционных карт для украинских беженцев сократили в два раза, глава правительства Крыма вступился за них, и сообщил, что по его просьбе ФМС продлила сроки пребывания для граждан Украины в регионе.

В январе 2017 года глава Республики Крым Сергей Аксёнов вместе с лидерами ДНР и ЛНР принял участие в форуме славянского единства «С Россией навеки». «Духовное единство наших народов никто никогда не сможет разорвать, мы должны поддерживать отношения, — заявил Аксенов. — Крымчане переживают за Вас, ДНР и ЛНР. С точки зрения тех целей, задач, которые вы ставите по сохранению духовного пространства, мы ваши союзники и друзья», — цитировала его «Крымская газета».

«Необходимо сотрудничать, поддерживать и развивать славянское единство. Единое духовное пространство Русского мира нас объединяет. Когда мы вместе, никто нас не победит», — говорил Аксенов.

В марте 2017 года в Ливадийском дворце, открывая учредительное заседание интеграционного форума «Россия – Донбасс», депутат Госдумы от Крыма Андрей Козенко заявил, что Украина не оставила Донбассу выбора и поиск интеграционных связей с российскими регионами – единственный вариант для развития Донбасса. Козенко напомнил, что Россия недавно признала документы республик, и что уже подал в экспертный совет фракции «Единая Россия» законопроект об отмене необходимости получения трудовых патентов для граждан ЛНР и ДНР. По словам депутата, это то, в чём нуждаются сотни крымских предприятий. «Несправедливо, что к дончанам и луганчанам предъявляются те же требования, что и к киевлянам или львовянам», – отметил Андрей Козенко.

В июне 2017 года на III Ливадийском форуме Аксенов выступил за миграционные преференции жителям Донбасса и предложил упростить порядок получения ими гражданства России.

«На мой взгляд, было бы правильно и целесообразно провести для них полную миграционную амнистию, разработать дополнительный перечень преференций на территории России, - цитировала выступление Аксенова «Российская газета». — В том числе и в Крыму.

Но пока этого не произошло. Из миллиона гражданство получила только десятая часть. Считаю, что эта ситуация находится в противоречии с цивилизационными интересами России и Русского мира».

И вот вместо миграционной амнистии из уст того же Аксенова звучат слова о мигрантах с Донбасса как об угрозе.

[[incut? &ids=`21864`]]Нельзя сказать, что «противоречий с цивилизационными интересами Русского мира» не было в Крыму и раньше. Так, в 2015 году тот же глава Совмина с тревогой оценил численность беженцев в Крыму в 250 тысяч человек, отметив, что оно уже сравнялось с численностью крымских татар.

Повторял Аксенов, наряду с другими крымскими лидерами, и сомнительную мантру о том, что Крым в Россию взяли, а Донбасс нет, якобы потому, что крымчане больше этого достойны. Полемизировать с этим тезисом нет необходимости, тем более, что на него вполне убедительно ответил бывший некогда советником Аксенова Игорь Гиркин (Стрелков).

Были и другие неприятные звоночки. В марте этого года, в тот самый день, когда депутат Козенко в Ливадии рассказывал делегатам с Донбасса о грядущей отмене для них трудовых патентов в Крыму, в центре Ялте сотрудники мэрии попытались разогнать митинг местной ячейки НОД в поддержку Донбасса. Командовал разгоном митинга единоросс, который при Украине был националистом и ходил по Ялте в вышиванке.

А за несколько дней до этого в дачных массивах Севастополя прошла полицейская спецоперация по обнаружению и задержанию нелегалов из Донецка и Луганска, живущих без регистрации и РВП. Такие операции проводились и проводятся не только в Севастополе. Как выяснили тогда «Примечания», выявленных нелегалов ждет депортация за пределы Российской Федерации. 

Слова крымских политиков расходились с делом особенно явно, когда речь заходила о конкретных беженцах, даже весьма заслуженных.

В ноябре 2016 года выяснилось, что чемпиона мира по каратэ Петра Гилева, организовавшего в Угледаре референдум о признании независимости Донбасса и после долгих пыток в СБУ оказавшегося в Ялте, местная ФМС готовится депортировать на Украину. Власти Крыма обещали помочь тренеру, но за два года он не получил ни статуса беженца, ни вида на жительство. В декабре, благодаря поддержке СМИ Гилеву в последний момент дали вид на жительство и он избежал гибели. 

20 июня власти Крыма по ориентировке Интерпола задержали в Ялте для высылки на Украину бывшего комбата ополчения ДНР «Керчь» Вадима Погодина. Киев обвинил его в убийстве и похищении людей, применив к участнику боевых действий законы мирного времени. Однако резонанс вынудил суд 30 июня отпустить Погодина.

Летом этого года в Крыму внезапно выяснилось, что с 10 июля жители ДНР и ЛНР могут находиться на территории России лишь 90 суток суммарно в течение каждого периода в 180 суток — как обычные граждане Украины. Туры одного дня через границу, чтобы продлить свое пребывание, стали бесполезны: нарушителей миграционного законодательства решено штрафовать и выдворять. Информацию о столь радикальных переменах беженцам приходится узнавать явочным порядком — никаких анонсов и уведомлений нет, подробностей никто не сообщает.

При этом г-н Аксенов все три года продолжал торжественно чествовать ветеранов донбасского ополчения, говорить о сотрудничестве и поддержке, награждать героев сопротивления крымскими медалями. Что же происходит на самом деле?

На самом деле Аксенов тут ни при чем — слишком много признаков, свидетельствующих, что отношение к беженцам с Донбасса и к самому региону задается на самом высоком федеральном уровне.

«Няня моих детей и вся ее семья, которую мы эвакуировали из Донбасса, пройдя семьсот семь кругов очередей, оскорблений, волокиты, анализов, экзаменов, уже три года не могут получить даже вид на жительство в России. Со всем моим админресурсом, который я, признаюсь и даже не каюсь, обильно задействовала. Эта семья - простые русские люди русской ментальности, языка, веры, биографии и чувства родины. Хрен им, а не вид на жительство. Доколе Россия будет стесняться давать гражданство русским людям на том простом основании, что они русские? Как это делается в разнообразных рукопожатных странах от Израиля до Германии. Не понимаю».

Это пишет не кто-нибудь, а главный редактор телеканала Russia Today, вхожая в Кремль Маргарита Симоньян.

«У чиновников, по-видимому, есть негласное распоряжение сокращать количество беженцев и украинцев, получивших в России убежище», — цитирует «КП» слова председателя Союза политэмигрантов России Ларисы Шеслер. «Версий две, и обе они довольно циничные, — продолжает она. — Одни эксперты говорят, что на историческую родину возвращались люди в годах, то есть в глазах прогрессивных либеральных чиновников «нетрудоспособные нахлебники». Другие добавляют, что эти «нахлебники» были сплошь советских убеждений.

Кто еще мог сняться с обжитого места и поехать «домой», в «столицу СССР»? В бабушках и дедах с засаленными партбилетами увидели нежелательный элемент».