Как мы боремся со смертностью

Бюрократический хаос, как причина смертей, ТОП заболеваний города, повальный алкоголизм и нежелание самого населения лечиться обсудили сегодня руководители здравоохранительных учреждений Севастополя.
Нина Авдеенко
03.11.2016

По словам замдиректора медицинского информационно-аналитического и лабораторного центра Людмилы Шеремет, демографические показатели в Севастополе печальны: смертность превышает рождаемость.

В этом году в Севастополе появилось 4036 младенцев. Умерших — 4342 человека. По прогнозам дальше рождаемость будет падать еще сильнее.

По официальным данным, сейчас население Севастополя составляет 416 423 человека. Большая часть — трудоспособные граждане. И в этой категории мужчин умирает намного больше, чем женщин. А еще трудоспособные мужчины составляют львиную долю тех, кто покончил жизнь самоубийством.

В общем и целом причины смертности в Севастополе такие: лидируют сердечно-сосудистые заболевания, за ними идут онкология и болезни пищеварения.

Смерти от новообразований в Севастополе превышают среднероссийский показатель на 5%.

По информации и.о. департамента горздрава Ольги Емельяненко,

Севастополь — чуть ли не единственный регион России, где так высока смертность от болезней ЖКТ. Причем основная причина — злоупотребление алкоголем.

«Основная доля смертей — за счет фиброза, цирроза печени, желчекаменной болезни и панкреатитов, — говорит Шеремет. — В основном прирост дали 32 случая панкреатита и 150 случаев фиброза печени», и тут же посетовала, что

на статистику слишком сильно влияют «нерезиденты», то есть граждане без российского паспорта с севастопольской пропиской. «Без них цифра была бы меньше», — сказала она.

По словам Емельяненко, такие показатели свидетельствуют о необходимости переформатировать систему здравоохранения в городе. Тут особенно досталось 3-й горбольнице.

«Почему при сравнительно одинаковой структуре населения есть положительная динамика во второй горбольнице и абсолютно отрицательная динамика в третьей? Причем третья горбольница проваливается по всем показателям. А как же проводится диспансеризция? Как проводятся медосмотры?».

Емельяненко предлагает бороться со смертностью путем составления местными главврачами большого комплексного плана по ее снижению, более активного лечения алкоголиков в профильном диспансере и открытия консультативного центра для больных гепатитом.

Но помимо этого в городе уменьшается число пригодных к деторождению женщин и мужчин. Что делать с этим? Ответ у Емельяненко тоже есть:

«Надо проводить мероприятия по активизации 2-3 и последующих родов, там где хорошие семьи, где хорошее здоровье не только матери, но и отца. — говорит она. —

У нас сегодня женские консультации работают только с матерями, кто сказал, что не надо работать и с мужчинами? Надо открывать первичные смотровые кабинеты для мужчин и обучать специалистов работе с ними».

Еще одна проблема — плохое обеспечение пациентов льготными лекарствами и до сих пор недостаточно стабильно налаженная система их закупки для города.

Тем временем в Севастополе все больше умирают от рака, а процент выявления злокачественных новообразований гораздо ниже среднероссийского. В процентном соотношении Севастополь отстает от Крыма.

Не последнюю роль в этом играет бюрократический хаос, говорит замглавврача по организационно-методической работе севастопольского онкологического диспансера Юлия Вьюркова.

По ее словам севастопольские врачи неправильно заполняют направления: например, не указывают обоснование.

Так ветерана войны 1927 года рождения погоняли по врачам забыв указать в направлении уже разросшиеся метастазы. Мужчине даже ФЛЮ забыли сделать, просто перенаправили в другой кабинет.

Многие вынуждены многократно сдавать одни и те же анализы, проходить одни и те же процедуры, так как врач на первичном осмотре не вписывает уже имеющуюся морфологию в анамнез.

Кроме того, врачи боятся выписывать онкобольным наркотические лекарства,

хотя, согласно приказу Минздрава РФ, назначать и выписывать наркотические и психотропные препараты пациентам с выраженными болями любого происхождения медработник должен самостоятельно, без обращений в администрацию больницы. На деле происходит вот так:

Вьюркова посоветовала врачам обращаться за консультациями к ней и ее специалистам по организационно-методической работе, но здесь с ней не согласилась Емельяненко, сообщив, что это как раз обязанность Вьюрковой — организовывать для врачей консультации специалистов и проводить обучение.

Да и сами севастопольцы не особо активно идут к врачам, даже те, у кого уже выявили злокачественные опухоли. Из 60 обладателей опухоли предстательной железы на диагностический учет стало лишь 47 человек. Так же из 193 женщин с раком молочной железы на учет стало 146.