Как обеспечить Севастополь водой без Коккозки

Проект переброски воды из Коккозки в Чернореченское водохранилище был включен в ФЦП без должной проработки, а начало работ вызвало негативную реакцию жителей Бахчисарайского района. Потом против проекта высказались власти Крыма. Хватит ли теперь Севастополю пресной воды и где ее взять? «Примечания» поговорили об этом с руководителем Дирекции по управлению ФЦП Андреем Никитченко.
Стас Карпухин
06.12.2016

— Проект Коккозки затронул интересы сразу обоих субъектов — города Севастополя и Республики Крым. Ситуация находится в тупике, решение по нему нет, перспективы непонятны. Получается, мероприятие ФЦП по водообеспечению города-героя сорвано?

— Нет, не сорвано. По инициативе Дирекции, поддержанной Минэкономразвития России, оно кардинально пересматривается. Это будет не точечное, а системное решение, основанное на комплексном анализе водобеспечения и Севастополя, и Республики Крым, без политических дискуссий, и в интересах жителей полуострова Крым, а не того или иного субъекта федерации.

[[incut? &ids=`18443`]] 

— То есть все-таки это были политические разногласия? И как вы развели два правительства соседних субъектов федерации по углам?

— Политика была, теперь ее нет. Совместными усилиями нам удалось ее «выдавить» из процесса поиска возможных решений проблемы водообеспечения Севастополя и подойти к анализу ситуации исключительно на основе фактов, сделав его, так сказать, «техническим» — скучным, но основательным. Можно сказать, что перед Дирекцией стояла задача заново создать систему координат для решения вопроса.

— И что в итоге получилось?

— Исходная точка, признанная всеми участниками выработки решений, состоит в том, что дефицит водообеспечения Севастополя составляет 10-12 млн кубометров в год.

Это дефицит в засушливый год или, как говорят специалисты, год малой водности. Мы считаем, что такой дополнительный объем воды следует рассматривать как минимально необходимый, поскольку, во-первых, фактические потери воды в водопроводных сетях оцениваются в диапазоне от 20 до 50%, причем потери не могут быть определены точно в связи с отсутствием приборов учета. Во-вторых, в год малой водности подземные водозаборы, которые сейчас обеспечивают севастопольцев водой, также отреагируют на засуху и дадут меньше воды, чем по среднегодовому расчету, что увеличит принятый за основу анализа дефицит воды в 10-12 млн м3 в год.

— Насколько точны эти расчеты?

— Она достаточно точна, чтобы наметить правильный вектор движения в поиске решений вопроса водообеспечения региона и составить план необходимых мероприятий.

— О каких мероприятиях идет речь?

— Анализ ситуации водообеспечения Севастополя, основанный на имеющихся изысканиях, показал, что для обеспечения города водой можно рассматривать реализацию пяти крупных мероприятий или, скорее всего, оптимальной комбинации нескольких из этих пяти мероприятий, но после проведения технико-эконмического обоснования и дополнительных изысканий.

— Вы хотите сказать, что наряду с вариантом использования Коккозки существуют другие решения водообеспечения Севастополя?

— Точно. Первым мероприятием, несмотря на мое скептическое к нему отношение, назовем переброску части стока реки Коккозки, включая строительство водохранилища у села Соколиное и тракта водоподачи в Чернореченское водохранилище. Это и есть то самое мероприятие, которое вызывало бурные дискуссии как в Севастополе, так и в Республике Крым. У него много потенциальных рисков, но окончательно исключить данное мероприятие все же стоит только после анализа всех возможных вариантов.

Вторым мероприятием является разведка и освоение дополнительных источников подземных вод, расширение и/или реконструкция существующих водозаборов, строительство новых водозаборных узлов и водоводов. Ресурсы такие есть, но их надо правильно учитывать и пользоваться ими аккуратно, не хищнически.

Третьим — организация подачи воды в трубопроводную систему водоснабжения Севастополя непосредственно от плотины Чернореченского водохранилища трубопроводом до гидроузлов №2 или №3 со строительством в нижнем бьефе водохранилища новых водопроводных очистных сооружений. Комплекс таких мер позволит избежать потерь воды при ее транспортировке по руслу реки Черная, которые, по оценкам, сейчас составляют не менее 25%. Это мероприятие связано с реорганизацией уже действующего процесса водоподачи в Севастополь с целью повышения эффективности использования существующей системы. 

Четвертое — создание нового водохранилища в Камышловской (Темной) балке с наполнением из реки Бельбек со строительством дамбы, деривационного сооружения (лоток, трубопровод), водозаборного узла, системы трубопроводов.

И пятое, о чем мы, увы, по привычке говорим в последнюю очередь, — это мероприятие, направленное на достижение рационального водопользования, которое заключается как в сокращение водопотерь, связанных с изношенностью систем трубопроводов, незаконных врезок, в использовании очищенных сточных вод на полив городских дорог и зеленых насаждений и т.п. Это по сути не разовое мероприятие, а политика, которая в городе не проводилась.

— Сколько времени может занять проведение технико-экономическое обоснование этих мероприятий? Когда мы будем знать, какие конкретные решения выбраны?

— Правительству Севастополя необходимо срочно утвердить программу технико-эконмического обоснования. В зависимости от данных, которые мы получим в ходе самих изысканий, выбор правильной комбинации решений может занять от шести до двенадцати месяцев. Но это как-раз тот случай, когда надо семь раз отмерить и только потом отрезать.

— Какова роль Дирекции в данном процессе?

— В целом, у Дирекции три основные функции — контроль за рисками при реализации ФЦП, методическая помощь заказчикам и, в случае необходимости, координация действий заинтересованных сторон. Случай с водозабором на реке Коккозка потребовал от Дирекции выполнения всех трех функций, включая координацию заинтересованных сторон из разных субъектов федерации.

В вопросе по Коккозке Дирекция не ставила сейчас задачу найти какое-то одно «волшебное» решение. Наша задача была вернуть решение проблемы на рельсы системного подхода, и мы это сделали.  На примере, который мы с Вами обсуждаем, видно, что цель ФЦП не только в том, чтобы создать новую инфраструктуру, но и дать импульс развитию региона на основе ФЦП, а это уже требует другого подхода — не подхода авральных решений, а кропотливой работы с пониманием стратегической цели.