Я не я и башня не моя: как символ Феодосии оказался украинским

Если дело не пахнет выгодой или наказанием, чиновник найдет способ его не делать. Именно так можно истолковать реакцию властей Феодосии на обрушение Башни Константина, изображенной на гербе города. Местный управкультуры договорился до того, что башня – «украинская».
Ольга Соловьева
05.10.2016

Часть стены средневековой Башни Константина обрушилась в конце августа. Ситуация вполне предсказуема: несколько крупных камней выпало из той же части стены еще весной, но местные власти не придали этому никакого значения.

После более масштабного обрушения сотрудники МЧС обнесли обвалившуюся стену и груду камней вокруг нее предупредительной лентой, перекрыв проход в опасную зону. И неспроста — памятник продолжает разрушаться. Что, впрочем, неудивительно: за 2,5 года на реконструкцию башни власти не потратили ни копейки, хотя требовалось это уже давно.

Как же вышло, что на ремонт одного из главных памятников архитектуры в городском бюджете денег не нашлось, хотя на банальную обрезку деревьев в Феодосии тем временем тратили миллионы рублей?

Ответ на этот вопрос получил крымский общественник Александр Талипов, поинтересовавшийся у местной полиции, почему по факту разрушения Башни Константина на ответственных за ее содержание чиновников не завели уголовное дело.

В ответ ему пришло постановление, которое гласит, что ответственных, по сути, нет, потому что башня со слов начальника феодосийского управления культуры Дмитрия Гончарука находится в собственности Украины. Точнее — давно несуществующего украинского управления культуры.

Правда, комитет по охране культурного наследия, судя по полученному Талиповым ответу, заявляет, что башня находилась в управлении администрации Феодосии. Но при этом опрашивать членов администрации полиция почему-то не стала, довольствуясь заявлениями Гончарука — который и сам не уверен, кто же охраняет памятник, и с какого месяца.

«Гончарук ссылается на то, что комитет по охране культурного наследия закрепил охранные обязательства только в июле 2016, а комитет заявляет, что выдавал предписания на охрану памятника еще в феврале 2016, — пишет Талипов на своей странице в «Фейсбуке». — Кроме того, Гончарук прямо заявил, что бюджет высокодотационный, денег нет и призвал башню держаться».

Но башня не удержалась. И произошло это явно после того, как объект культурного наследия взяли под охрану, будь то февраль или июль.

Но это совершенно не важно. За всей этой словесной игрой в пинг-понг, которую чиновники разных ведомств затевают, чтобы бесконечно перекладывать ответственность друг на друга и ни на кого конкретно, стоит банальное безразличие к культурному наследию и всему тому, что лично к ним не относится.

Трудно представить себе подобное бездействие, если бы стена обрушилась не в средневековой башне, а в особняке одного из чиновников. Еще труднее — если бы речь шла о земле или имуществе, на которых можно неплохо нажиться. Вероятно, и деньги, и исполнители моментально нашлись бы, в чьей собственности бы лакомый кусочек не находился.

Вспомнить хотя бы то, что миллионы рублей в республике могут тратиться на каприз его главы — например, на спонтанный снос и последующее восстановление частного супермаркета в центре Симферополя, который Сергею Аксенову почему-то не понравился. Что уж говорить о бесконечном дерибане земли и застройке крымского побережья.

Но на сохранении памятников, видимо, не заработаешь. А если так, то зачем стараться?