Держи карьер шире

Зачем крымские чиновники хотят превратить полуостров в площадки по добыче стройматериала, попытался разобраться журналист Алексей Лохвицкий.
Lenta.ru
03.03.2017

В России 2017–й президентом Владимиром Путиным объявлен Годом экологии. В Республике Крым, однако, он начался с обсуждения разработки новых карьеров по добыче полезных ископаемых. В этом серьезно заинтересовано местное строительное лобби, в которое входят многие депутаты Госсовета РК. В частности, карьеры могут появиться на месте детских лагерей в курортном Судаке. Сами крымчане недоумевают: если полуостров — здравница, то зачем здесь такое количество площадок по добыче полезных ископаемых? Ответы искала «Лента.ру».

Суть проблемы

На недавнем заседании постоянного комитета по аграрной политике, экологии и природных ресурсов Госсовета РК парламентарий Игорь Буданов сообщил, что, по данным министерства экологии и природных ресурсов РК, выдано 70 разрешений на разработку карьеров, и объем добываемых там материалов полностью покрывает все нужды Крыма. «У нас было 70 карьеров, а сейчас дали разрешение еще на 70. Вопрос к министерству экологии: сколько нам необходимо иметь карьеров? Возможно, стоит рассмотреть вариант наложения временного моратория на создание карьеров в республике, чтобы не оказывать дальнейшего негативного влияния на окружающую среду», — цитирует Буданова пресс–служба Госсовета.

С ним согласилась депутат Ольга Виноградова. Она предложила поддержать идею главы общественной палаты Крыма Григория Иоффе, с тем чтобы обратиться к Госдуме с просьбой объявить Крымский полуостров регионом экологического и рекреационного развития — это позволит автоматически запрещать устройство карьеров для добычи стройматериалов. Виноградова предположила, что в связи с Годом экологии «даже получится ввести мораторий». А ее коллега Владимир Рыжко удивился большому количеству выданных Минэкологии РК разрешений на карьеры на фоне заявлений профильного парламентского комитета об их вреде для экологии Крыма.

[[incut? &ids=`17753`]]На этот выпад министерство промолчало. И ответило только сейчас, когда «Лента.ру» обратилась в ведомство за комментариями. В пресс–службе Минэкологии РК сообщили, что «министерство дало добро не на разработку карьеров», как сказал Буданов, «а на выдачу лицензий на геологическое изучение участков с целью выявления новых полезных ископаемых». И не факт, что полезные ископаемые будут найдены и что экологическая экспертиза позволит добычу там, где они будут обнаружены, уточнили в пресс–службе. Интересно, что, по данным министра строительства Крыма Сергея Кононова, озвученным в апреле 2016 года, в Крыму насчитывалось 279 карьеров, из них 135 находились в активной разработке, а 25 готовились к эксплуатации. Кому из министерств верить на слово — не понятно. В Минэкологии также добавили, что введение моратория — «довольно долгая процедура, и решение принимаем не мы и не Госсовет, а Госдума — оно должно быть юридически подкреплено».

В беседе с «Лентой.ру» депутат Госдумы от Крыма Константин Бахарев расказал, что идея объявить полуостров регионом экологического и рекреационного развития — хорошая, но вопрос в том, как она будет реализована. «Мы прекрасно понимаем, что не вся территория нашего полуострова является рекреационной и подходит под это определение. К примеру, если взять территорию северного Крыма. Не случайно еще в советские годы было принято решение развивать там промышленность. Я думаю, что нужно подойти к реализации этой идеи с учетом позиции экспертов–экологов, с глубокой научной проработкой, с привлечением широкой общественности — и общественная палата Крыма может и должна сыграть свою позитивную роль, с привлечением депутатского корпуса — не только Государственного совета Крыма, но и муниципального уровня. Все заинтересованные стороны должны объединить свои усилия, чтобы найти правильный алгоритм осуществления этой идеи», — отметил Бахарев.

Местные жители в 2015 году громкими протестами отбили Карадагский заповедник, вблизи которого собирались открывать карьер
Фото: Kiyanka / Wikimedia

Но согласится ли Москва, ведь на полуострове идут многочисленные стройки, в том числе и в рамках федеральной целевой программы развития Крыма? Вот для этого, продолжил Константин Бахарев, и нужно найти правильный алгоритм, который, с одной стороны, позволит обеспечить экологическую безопасность полуострова, а с другой — позволит использовать те природные ресурсы, которые необходимы сегодня для развития экономики нашей республики, в том числе и для строительства. «Потому что Крым сегодня — одна большая строительная площадка», — признал парламентарий.

Экологический и социальный фактор

Обеспечение экологической безопасности, о которой сказал Бахарев — очень острая тема для Крыма. Республику с 2014 года сотрясают скандалы с одобрением министерством экологии РК создания карьеров в неподходящих, по мнению общественности, местах. К примеру, возле Карадагского заповедника, где в 2015 году чуть было не начала освоение Планерского месторождения андезитов фирма «Стройпрогресс», принадлежащая семье депутата Госсовета Крыма Фрунзе Мардояна. Эта же структура — с одобрения Минэкологии РК — хотела обустроить карьер для добычи строительного камня на Греческом участке Курцовского месторождения в Симферопольском районе.

Если существующие нормативы позволяют карьеру быть там, где он есть, «значит, так тому и быть», считает член общественного совета при республиканском Минэкологии, кандидат географических наук Александр Лычак. В тех документах, что ему доводилось видеть, он «прямых нарушений не увидел». «Но остается другой вариант — мнение местных жителей, которым что–то нравится, что–то не нравится. Есть активная часть населения, которой не нравится что–то больше, чем другим. Но это же не вопрос экологии. Мой опыт последних лет показывает, что очень часто общественное мнение провоцируется чем–то, иногда просто меркантильные цели преследуются — вплоть до борьбы конкурентов. Во многом эти вещи провоцируются поведением руководителей местных, муниципальных, органов власти», — высказал мнение Лычак.

«Мое мнение такое: если данное сооружение не нарушает действующее законодательство в сфере экологии, соответствует существующим требованиям по организации подобных объектов, если проект карьер прошел общественные слушания — и получил положительное заключение, то я не вижу препятствий», — уточнил ученый.

Глава Крыма Сергей Аксенов и министр экологии РК Геннадий Нараев
Фото: rk.gov.ru

Вместе с тем член правления Крымской республиканской ассоциации «Экология и мир» Андрей Артов, комментируя идею объявления Крымского полуострова регионом экологического и рекреационного развития и автоматического запрета устройства карьера, заявил, что не представляет, что имеется в виду под таким статусом. «Если говорить о некой новой законодательной инициативе в России, то ее надо обсуждать, готовить. Если говорить о существующих законах, то в них этого нет. Это некая новая идея, которая пока, скажем, достаточно туманная. Просто есть уже существующие вещи, и надо о них вспомнить. В частности, в 2010 году была утверждена схема экологической сети Крыма, которая представляла перспективный план создания заповедных объектов, ограничения хозяйственной деятельности на территории Крыма. И нужно актуализировать эту схему в российском правовом поле, она должна быть основой развития. Тогда вопрос о каких–то хозяйственных объектах, в том числе и карьерах, просто будет снят, потому что на определённых территориях будут создаваться особо охраняемых территории в некой системе», — указывает Артов.

Еще один вариант, который касается карьеров и который можно использовать сегодня «без громких заявлений о новых подходах», — проанализировать перечень геологических кадастров, где зафиксированы минеральные запасы Крыма. Это может сделать Минэкологии РК, отвечающее за геологический аспект, и исключить из этого перечня «пускай на 10, 20, 50 лет разработки», но этого никто не делает, полагает Андрей Артов. «Есть статья в федеральном законе о недрах о том, что развитие определенных запасов может быть ограничено по социальным, экологическим причинам. Вот это надо делать для Крыма, потому что вопрос — не только экологический. Например, Пожарский карьер (в Симферопольском районе — прим. «Ленты.ру») на определенном расстоянии от особо охраняемой природной территории находится, но там люди категорически против, поскольку карьер фактически сидит на окраине села. А это уже социальная причина», — поясняет собеседник.

От Мардояна до Таруты

Однако же для Крыма вопрос создания карьеров или запрета из устройства — не только экологический и социальный. В первую очередь — коммерческий и политический, причем выходящий за пределы России. На дату 31 января 2017 года в реестр выданных Минэкологии РК лицензий на пользование участками недр местного значения занесено 677 лицензий, из них 201 — на стройматериалы. А в реестре лицензий на эксплуатацию участковнедр, право пользования которыми регулируется федеральным законодательством, — 101 лицензия, из них 12 — на стройматериалы. Среди тех, кто получил лицензии, много знакомых для жителей полуострова имен (далее использованы данные ЕГРЮЛ РФ, ЕГР Украины, центра корпоративной информации «Интерфакс» — прим. «Ленты.ру»).

Альминский карьер
ТВен / otzyv.ru

К примеру, крымскую компанию «Альминский завод строительных материалов» — добыча известняка в Бахчисарайском районе — через украинское ПАО «Альминский камень» контролирует украинский миллиардер, депутат Верховной Рады Сергей Тарута. Фирму «Белогорское карьероуправление» — известняк в Белогорском районе — бывший депутат Рады Борис Дейч и его компаньон, бывший депутат Госсовета Крыма Анатолий Синюк. Фирму «Белогорские известняки» — известняк в Белогорском районе — депутат Госсовета Крыма Владислав Шмельков (предположительно, связан с украинским миллиардером Дмитрием Фирташем).

[[incut? &ids=`21268`]]Компания «Камни Крыма» — кварцевый песок в Ленинском районе — подконтрольна супруге спикера Госсовета Крыма (Владимиру Константинову) Елене Константиновой и депутату Госсовета Крыма Владимиру Ясинскому. ООО «Стройпрогресс» — щебенка в Симферопольском районе и Феодосии — семье депутата Госсовета Крыма Фрунзе Мардояна. Фирма «Коралл Алушта» — известняк в Сакском районе — близкому к главе Крыма (Сергею Аксенову) Сергею Хондо (ранее возглавлял ГУП «Крымэкоресурсы») и сыну пойманного на взятке бывшего руководителя управления ФНС по Крыму Николаю Качанову.

ООО «Агростроительная фирма «Меотис» — известняк в Сакском и Первомайском районах — контролируется близким к главе Крыма депутатом Госсовета Владимиром Высоцким. Фирма «Крымпарксервис» — песок в Белогорском районе — депутатом Госсовета Ксенией Дорофеевой, близкой к бывшему вице–премьеру Крыма Николаю Янаки. ООО «Стандартстрой» — песчано–гравийная смесь в Сакском и Красногвардейском районах — семьей депутата Госсовета Крыма Сергея Бородкина, близкого к Сергею Аксенова (согласно ЕГРЮЛ РФ, Сергей Бородкин и Елена Аксенова, супруга главы РК, являются партнерами по фирме «Стэлс-Юг»).

Да и сам министр экологии и природных ресурсов Крыма Геннадий Нараев не так уж далек от этого бизнеса. Его брат Владимир Нараев является заместителем директора ООО «Ген Инвест», занимающегося изготовлением стройматериалов, в которых используются добываемые в карьерах щебенка, песок и другие ископаемые. Эта фирма, кстати, в 2016 году была оштрафована за добычу песка у Азовского моря — с нарушением специального режима осуществления деятельности в прибрежной защитной полосе водного объекта.

На месте лагеря «Отважный» в Судаке может появиться карьер
Фото: sudak.pro

Принципов при выдаче разрешений на создание карьеров у Минэкологии Крыма нет, считает общественник Александр Талипов. Он отметил, что, согласно открытым данным на 2014 год, в республике действовали 70 карьеров, при этом Крым является здравницей и туристическим регионом — и много карьеров здесь быть не должно. «За время правления (на посту министра экологии и природных ресурсов РК — прим. «Ленты.ру») Нараева выдано еще около 70 лицензий на добычу природных ресурсов. Каким принципом при этом руководствовались — не известно. Но активное увеличение карьеров есть», — подчеркнул Талипов.

Однако, по его мнению, Геннадий Нараев — не самостоятельный игрок, о чем свидетельствует хотя бы то, что у него нет профильного образования: «по сути, он не эколог, а бывший военный, который к экологии никакого отношения не имеет». Кроме того, поясняет собеседник, должность главы Минэкологии РК — квота спикера Госсовета Крыма Владимира Константинова, считающегося «куратором» строительной отрасли республики. Так же деятельность карьеров выгодна «нескольким депутатам Госсовета Крыма, которые лоббируют строительные интересы», крупным застройщикам и, конечно, компаниям–подрядчикам крупных строительных объектов в Крыму, добавляет общественник. «Думаю, получается своеобразный симбиоз бизнеса и власти, когда все друг другу должны. Каким–то образом все вхожи друг к другу в кабинеты и решают эти вопросы, как удобно», — считает Талипов.

Вместе с тем он уверен, что сейчас количество открытых карьеров, которые добывают ископаемые и «уродуют природу Крыма», значительно превышает существующие нормы. А выдача лицензий на добычу природных ресурсов не поддается никакой логике. В частности, идет в том числе выдача лицензий на добычу открытым взрывным методом: например, щебня в Судакском регионе.
«Ради этого сейчас искусственно уничтожаются два детских лагеря («Лесной» и «Отважный» — прим. «Ленты.ру»). Эта добыча будет происходить в горно–лесной местности. По сути, на заповедной территории, которую нужно всеми силами охранять, а там на 30 гектарах будут добывать щебень», — недоумевает Талипов.

Крымчанам остается только надеяться на то, что в погоне за добычей полезных ископаемых, которые приносят солидные дивиденды, от полуострова останется что-нибудь, кроме строительной пыли.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev