Кого обманывают тарифы ОСАГО

Сегодня я чудом приобрел полис автогражданки в Севастополе. Обошелся он мне в 3 тыс. рублей при региональном коэффициенте 0,6. И теперь я не знаю, смогу ли им воспользоваться — ведь страховые компании массово уходят из Крыма из-за миллиардных убытков. Если бы страховка стоила 5 тысяч при коэффициенте 1, в Севастополе точно никто бы не умер, но надежные компании не уходили бы с рынка. А пока остаются мелкие фирмочки и однодневки.
Евгений Фишблат
21.07.2017

Как уже сообщали «Примечания», страховые компании массово покидают полуостров. «Росгосстрах» уходит с регионального рынка ОСАГО. «Московия» закрыла офисы в Крыму в связи с плачевной финансовой ситуацией.

Получить бумажный полис ОСАГО в Крыму можно только по знакомству или за взятку. Со мной последним фирменным бланком из личной заначки поделился друг, работающий в страховой. 

До этого я предпринял около сотни попыток купить полис онлайн. Сайт компании «Гайде» объявил мне, что у них больше нет электронных страховок. У «РЕСО» регистрация прошла нормально, а при попытках сохранить и оплатить полис мне на телефон стали приходить коды подтверждения с символами, не входящими в стандартную раскладку клавиатуры. И капча на сайте была совершенно нечитаемой.

«Росгосстрах» дает оформить полис онлайн, но на самом последнем этапе, ссылаясь на сбои, перенаправляет на сайты сторонних компаний. В том числе и тех, у который рейтинг варьируется от «плохо» до «очень плохо»: их клиенты массово сообщают в сети о мошенничестве при выплатах.

Всему виной, говорят страховщики, низкие страховые премии. Они рассчитываются по региональному коэффициенту 0,6. Для сравнения, на соседней Кубани он колеблется от 1 (в сельской местности и мелких городах) до 1,8 (в Краснодаре и Новороссийске).

«При средней страховой премии в 3,5 тысячи рублей средняя выплата по ДТП в нашей компании составляет 70 тысяч рублей, — привел пример мой друг. — Посчитайте, сколько нужно застраховать добросовестных водителей, чтобы держаться в плюсе?»

Кроме того, я с удивлением узнал, что законом предусмотрен возврат части страховой премии при расторжении договора ОСАГО. Им могут воспользоваться, к примеру, те, кто продал свой автомобиль. Мне бы в голову не пришло требовать назад свои 3 тысячи, а люди приходят, хотя на практике им возвращают только часть уплаченного за страховку.

Думаю, если бы региональный коэффициент подняли хотя бы до единицы, никто бы не умер. Я бы заплатил сегодня за страховку не 3, а 5 тысяч рублей. Но в конечном итоге как потребитель остался бы в выигрыше. Ведь меня интересуют честные выплаты по европротоколу или справке о ДТП. Я не хочу годами разбираться в судах с банкротом или требовать возмещения от его гаранта РСА.

Сейчас Крым покидают в первую очередь крупные и честные компании, которые не хотят оплачивать страховые счета крымчан из своего кармана. Ведь ремонт автомобилей здесь стоит не дешевле, чем на материке, так почему за страховку мы платим гораздо меньше?

Согласен, коэффициент 1,8, как в Краснодаре, будет для большинства автолюбителей Севастополя неподъемным. Все-таки зарплаты у нас тоже не материковые, многие живут на 15-20 тысяч рублей в месяц. Но у меня возникает справедливый вопрос: если мы такие бедные и не можем платить по 5 тысяч за свои собственные риски по ДТП, где гарантия, что на наших «тазах» вообще можно выезжать на дорогу? Если нет на страховку, откуда деньги на своевременное техобслуживание?

Кстати, мини-опрос, проведенный мной среди знакомых, открыл еще один момент: никто из них, кроме меня, не ездил на СТО делать диагностическую карту на свой автомобиль старше трех лет. Почти все купили «липовую», предлагаемую страховщиками, но на тысячу рублей дороже. Получается, на страховку у наших людей денег нет, а на выписанный на коленке техосмотр — есть. Догадайтесь почему.

Сейчас пока еще работающие в Крыму страховые компании радуются наплыву клиентов: полисы ОСАГО в условиях резко свернувшегося рынка расходятся как горячие пирожки. Но у самих страховых агентов ситуация вызывает справедливые опасения. «Где гарантия, - сказал мне мой друг, - что наша компания выдержит последующие выплаты? Раньше мы за год продавали столько же полисов, сколько за прошедшие две недели. Возможно, через пару месяцев нас тоже закроют — головной офис решит, что работа в Севастополе им не выгодна».