Корни земельного произвола: почему Крым не платит Роскартографии за инвентаризацию земли

Совмин Крыма уже три года не платит Роскартографии за уточнение сведений о 400 тысячах земельных участков и 500 тысячах объектов незавершенного строительства. Внятных объяснений нет. Пока идут суды, республика продолжает жить в хаосе украинского землеустройства. Неучтенные земли, искусственное занижение стоимости участков, сокрытие данных о собственниках — кому-то это очень выгодно.
Нина Авдеенко
19.12.2018

17 декабря в 21-м апелляционном арбитражном суде Севастополя состоялось очередное заседание по иску АО «Роскартография» к Министерству имущественных и земельных отношений Крыма (далее — МИЗО). Картографы Росреестра требуют, чтобы республика заплатила им за огромную работу по уточнению границ и собственников 400 тысяч земельных участков и 500 тысяч объектов незавершенного строительства. В декабре 2015 года они отправили в Совмин Крыма два грузовика обновленных документов по земле. Республика должна им за это 183,5 млн рублей, причем не своих – деньги Крыму перевели из федерального бюджета. Но вот уже два с половиной года тянутся суды: МИЗО не хочет платить.

В 2015 году новообразованная российская республика решила привести в порядок свою землеустроительную документацию и повысить налогооблагаемую базу. Госконтракт между МИЗО Крыма и АО «Роскартография» был заключен 28 сентября 2015 года. Московские картографы, обслуживающие Росреестр, должны были инвентаризировать всю землю нового региона.

За пару месяцев до этого Роскартография как раз закончила аэрофотосъемку территории Крыма и восстановление ее геодезической сети по заданию Росреестра, потому компания казалась наиболее подходящим исполнителем и в итоге победила в конкурсе. Цена контракта составила 183,5 млн рублей. Деньги выделялись в рамках Федеральной целевой программы.

Субподрядчиком фирма привлекла ОАО «Северо-кавказское аэрогеодезическое предприятие» (далее — «СК АГП»). Как говорят в Роскартографии, позже, после отказа крымских властей оплачивать выполненную работу, субподрядчик оказался на грани банкротства.

Это лишь малая часть инвентаризационных документов, переданных «Роскартографией» заказчику - МИЗО

Для проведения работы Роскартографии от МИЗО нужно было получить старую землеустроительную документацию, подлежащую пересмотру, анализу и корректировке. Проверке подлежали следующие характеристики земельных участков: вид объекта, декларированная площадь, адрес, владелец, номер кадастрового квартала, целевое назначение.

В обязательном порядке уточнялись границы всех объектов, что было не сложно при наличии свежих материалов аэрофотосъемки. По итогам работы в базу данных государственного кадастра недвижимости должны были поступить уточненные сведения о 400 тысячах земельных участков, 500 тысячах объектов незавершенного строительства.

То есть фактически это перепроверка и обновление актуальной картины всего земельного имущества Крыма. И все это надо было сделать за два месяца.

Проблемы с выполнением работы у Роскартографии возникли сразу же. Дело в том, что МИЗО не дало исполнителю описанных выше исходных данных. В частности, нужна была картографическая основа. Как следует из судебных актов, крымские власти еще до заключения контракта обратились в Министерство экономического развития РФ. В обращении МИЗО и Совмин уведомили федеральных министров о том, что проведение инвентаризации — вообще недостижимая цель из-за «отсутствия в РК достоверных исходных материалов, актуальной картографической основы», а потому срок надо продлить или перенести.

Но Минэк эту инициативу не поддержал, и в сентябре злополучный контракт был заключен. Позже в ходе суда МИЗО, отказавшееся оплачивать работу под предлогом некачественного исполнения, будет использовать аргумент отсутствия исходных данных в свою пользу.

Логика у крымских чиновников такая: как картографы могли не схалтурить, если мы им никаких исходников не дали? А раз так, то мы платить не будем. К слову, конкретных замечаний к работе Роскартографии от МИЗО и Совмина не смог допытаться ни журналист «Примечаний», ни судьи.

Но вернемся к тому периоду, когда судебные тяжбы еще не маячили на горизонте.

МИЗО сходу поставило «Роскартографии» сложновыполнимые условия. На всю работу фирме отвели два месяца. Уже 1 декабря 2015 года готовые документы по инвентаризации земель должны были быть у заказчика.

По словам картографов, в работе было задействовано более ста человек, которые просматривали документацию, обзванивали предполагаемых правообладателей земли, вели фотограмметрическую обработку аэрофотоснимков, производили вычисления по спутниковым данным, делали замеры с выходом в «поля». Сотрудники фирмы за неимением данных, которые должны им были предоставить власти, буквально ногами ходили к собственникам земельных участков  и муниципалитетам, собирали данные по участкам из местных домовых и прочих книг.

Как сообщают представители Роскартографии, 18 декабря 2015 года с опозданием на 18 дней грузовик, под крышу забитый инвентаризационными делами, схемами, отчетами, прибыл в распоряжение заказчика, и готовые материалы были переданы ему по накладной. Позже в суде первой инстанции представители МИЗО и Совмина будут говорить о том, что люди, принявшие документы, не имели на то полномочий.

Ни оплаты, ни акта приемки-передачи работы, ни актов с указанием претензий и недостатков АО «Роскартография» так и не получило.

Но, как оказалось, акт с претензиями все же был составлен. Его подрядчик впервые увидел на одном из судебных заседаний – об этом журналисту «Примечаний» стало известно на суде 17 декабря.

Акт был принят 17 января 2016 года на собрании созданной МИЗО межведомственной комиссии. В протоколе заседания сообщалось, что «выявлены нарушения», на устранение которых «Роскартографии» отводилось три дня. Кроме того, в документе сказано, что подрядчик был на этом собрании (их подписи в протоколе нет), что на суде опроверг представитель «Роскартографии» Дмитрий Попов. По его словам, «это некий документ, принятый задним числом».

Тогда же 17 января было составлено еще несколько документов — в частности экспертиза, где говорилось о наличии ошибок, необходимости их устранения и присутствии при их обсуждении представителей «Роскартографии». Однако ни одной их подписи в документах нет.

21 апреля 2016 года на свет появился еще один протокол межведомственной комиссии. В нем снова сообщалось о присутствии Роскартографии, представители которой «выразили готовность доработать материалы по инвентаризации земель и устранить имеющиеся замечания». Там же сообщалась позиция МИЗО «об отсутствии правовых оснований для принятия и оплаты представленных Исполнителем материалов по инвентаризации земель».  И — снова ни одной подписи подрядчика.

То есть Роскартография даже не знала о процессах, которые тихо проходили в МИЗО. Они сдали готовую работу, которую за закрытыми дверями признали неудовлетворительной, тайно дали подрядчику три дня на устранение замечаний, не сообщив ему, провели экспертизу, издали несколько актов, где среди прочего значился отказ от оплаты.

Даже о последнем факте Роскартографии ничего не сказали. Подрядчик просто продолжил ждать известий.

И он их вскоре получил. Позже вместо акта приема-передачи работ и оплаты МИЗО подало заявление о возбуждении уголовного дела «в отношении неустановленного круга лиц», которые участвовали в конкурсе, и с которыми был заключен контракт.

Преступление, по мнению юристов МИЗО было совершено следующим образом: «… не позднее 28.09.2015, получив сведения о проведении (…) конкурса по определению подрядчика на оказание услуг по проведению инвентаризации земель на территории Республики Крым, неустановленные лица решили принять участие в конкурсе, выиграв который заключили (…) государственный контракт, (…) не намереваясь исполнять по нему обязательства. Затем, не позднее 18.12.2015, неустановленные лица без фактического проведения камеральных и полевых работ подготовили документы (под видом технической документации) и предоставили их в Министерство земельных и имущественных отношений Республики Крым».

Спустя почти год это уголовное дело было закрыто.

Дальше были Арбитражный суд, инициированный АО «Роскартография», комплексная землеустроительная-оценочная экспертиза, инициированная МИЗО и проводившаяся дважды, а также, по словам представителя истца Дмитрия Попова, давление на глав муниципальных образований, которым настоятельно не рекомендовали принимать работы и подписывать какие-либо документы.

Интересно также, что, несмотря на полный отказ МИЗО принимать работу и общие заявления о некачественности, Совмин в первое время придерживался иной точки зрения.

В материалах судебного дела имеется письмо за подписью тогдашнего вице-премьера РК Николая Янаки, в котором сообщалось, что «по состоянию на 10.12.2015 в полном объеме проведены работы по инвентаризации земель на территориях: Ялта, Красноперекопск, Армянск, Саки, Керчь, Феодосия, Черноморск. В целом работы выполнены на 78,1%».

В июле 2018 года суд первой инстанции принял решение в пользу «Роскартографии», частично удовлетворив требования генподрядчика – МИЗО должно было выплатить ему 115,3 млн рублей вместо 183,5 млн, указанных в контракте.

9 августа этого года МИЗО и Совмин подают апелляцию, и все начинается сначала. Фактически рассмотрение дела по существу началось лишь сейчас в декабре, но в кулуарах обе стороны говорят, что вряд ли эта инстанция затянется надолго. Представитель МИЗО Андрей Кравец склоняется к своему проигрышу и уже готовится к кассации, представитель «Роскартографии» в то же время не уверен в вынесении решения в его пользу.

Кравец настаивает, чтобы к суду привлекли еще и крымский Минфин. Ведь если Крым проиграет, платить он будет уже из своего бюджета, а не из федерального: деньги, выделенные на инвентаризацию земли по ФЦП, давно вернулись в Москву как неосвоенные. На вопрос «Примечаний», возвращались ли эти деньги обратно в республику с наступлением нового финансового года, Кравец ответить не смог. «Ответить сможет Минфин», — говорит юрист.

Судебные тяжбы длятся более двух лет. Все это время Крым живет по старым украинским данным, огромная доля которых может быть уже неактуальна.

Процесс переоформления и внесения в базы данных Росреестра реальных сведений давал бы полную картину по состоянию землеустройства Республики. Но вместо этого идет затягивание, которое сложно не назвать искусственным.

Неучтенные земли, искусственное занижение стоимости участков, сокрытие данных о бенефициарах, собственниках – кому-то это все может быть удобно.

И порядка в крымском кадастре не будет еще долго, так как речи об утверждении и принятии работ «Роскартографии» в судах уже не идет, спор продолжается лишь за деньги.