То потухнет, то погаснет

В ночь с 21 на 22 ноября 2015-го Севастополь и Крым погрузились во мрак. Так украинские радикалы отметили взрывом ЛЭП вторую годовщину Майдана, а жители полуострова еще раз убедились в правильности выбора в 2014-м. «Примечания» вспомнили, как два миллиона человек учились обходиться без света.
Андрей Лучников
22.11.2016

Блэкаут застал Севастополь и Крым врасплох. Первое — больницы экстренными темпами начали подключать к автономным источникам электроэнергии. Уже утром на заправках целый день были очереди — люди заправляли полные баки и набирали топливо в канистры — для генераторов и про запас. Не работало большинство светофоров, были проблемы с мобильной связью и Интернетом, было отключено все уличное освещение. В магазинах и супермаркетами начало портиться все, что могло испортиться.

Люди стали привыкать к веерным отключениям света, а когда его не было, выходили на улицу и гуляли. Вторая половина ноября выдалась теплой — и это тоже выручало — электричество сначала не тратили на котельные.

Воспоминания о журналистских буднях тех дней почему-то совершенно не навевают негатива. Эдакий период веселья, когда мы бегали по всему городу, выверяя районы со светом, чтобы можно было выйти в Интернет и опубликовать новости. Сколько кафе обогатилось за наш счет — не счесть.

Почти сразу рынки Севастополя наполнились невероятно дорогими генераторами и свечами по 40 рублей за штуку. А в социальных сетях появилось целое движение по совместным сборам, настольным играм и безвозмездной помощи друг другу: кто-то массово заряжал телефоны, кто-то подогревал еду и кипятил воду, а кто-то пускал к себе помыться под горячей водой.

Особую радость отключение света подарило фотографам, которые освещали свой путь длинной выдержкой.

Власти Севастополя и Крыма, конечно, тоже не остались в стороне: блэкаут стал идеальным событием для пиара чиновников на всех уровнях.

«21 ноября город славы российских моряков неожиданно погрузился в кромешную тьму», — так начинался фильм «IV оборона Севастополя», посвященный подвигам экс-губернатора Меняйло во время блэкаута. В первые дни отключений бывшего градоначальника действительно было больше, чем света. Почти сразу появилась газета «Адмирал», посвященная оперативным штабам в правительстве во главе с Меняйло. Затем у севастопольцев зазвонили телефоны с опросом от роботов: «признайте, что глава города — молодец — справился с блэкаутом».

Глава госсовета Крыма Владимир Контстантинов предложил назвать родившихся в блэкаут мальчиков Генераторами. Но такое внимание было не ко всем новорожденным — у зоопарка «Сказка» власти забрали генератор, из-за чего погибли два тигренка.

Общая беда ускорила строительство энергомоста, первая нитка которого  была запущена в декабре в присутствии президента России. Уже в мае 2016-го Владимир Путин дал команду на запуск последней — четвертой. «В сжатые сроки удалось прорвать энергетическую блокаду Крыма. Собственно говоря, не сомневаюсь, если потребуется, мы любую другую блокаду прорвем, если кому-то захочется нас потренировать», — подчеркнул президент.

Теперь Крым в ожидании окончания строительства ТЭС. Пока веерные отключения все же еще будут и этой зимой. Но 22 ноября 2015 года — полное и продолжительное отключение полуострова — уже не повторится никогда.