Кто валит лес над Ласпи

В минувшие выходные в лесу над Ласпи были замечены неизвестные, валящие бензопилами крепкие зеленые дубы. Севастопольцы забили тревогу. Кто и зачем валит лес в заповедном урочище? Не готовят ли эту землю под очередную застройку?
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
15.06.2016

В понедельник, 13 июня, неравнодушный житель Севастополя создал тему на севастопольском форуме. Аналогичные посты появились и в соцсетях. К сообщениям приложены фото и видео материалы.

«Были вчера и сегодня в урочище Ласпи, от каптажа с водой и до самого верха урочища (храм солнца) тотально валят лес, не валежник, не больные и кривые деревья, валят здоровые живые дубы столетние, стволы от 20 до 60 см в диаметре лежат. Пилят не на дрова явно, кругляки отрезами по 4-5 метров... Мы подошли к мужикам что пилят, спросили что тут происходит, они говорят мол мы чернорабочие, пилим, грузим и вывозим, руководит всем лесник который тут заведует обходом... Хана урочищу, забудьте...».

«Примечания» выехали на место, чтобы выяснить, кто и зачем рубит лес. Журналистов сопровождали участковый лесничий ГКУС «Севастопольское лесничество» Евгений Пупиков и депутат законодательного собрания Севастополя Юрий Круглов.

По словам лесничего, вырубка в 17 квартале Орлиновского лесничества происходит в соответствии с планами по уходу за лесом. Площадь участка — около 16 га. Под вырубку попадет порядка 3000 деревьев.

Перед проведением рубки лес таксируют — определяют количество и качество древесных насаждений. Для этого лесхоз привлекает специалистов-лесопатологов с материка. Ученые определяют участки, на которых вырубка деревьев должна производится в первую очередь.

«На данной территории производят лесовосстановительные рубки, — пояснил Евгений Пупиков, — выбираются все больные и перестойные деревья, возраст которых составляет более ста лет. Большие деревья занимают много площади и не дают подросту — следующему поколению деревьев — развиваться. Проводится так называемое осветление леса. Это не проходная и не сплошная вырубка — это выборочно».

Получается, что дуб с диаметром ствола около 60 см растет на этой земле уже около 120 лет. И он будет спилен ради того, чтобы молодые деревья получили возможность расти — даже если его крона еще зеленая.

Полученная таким образом древесина реализуется населению как твердое топливо. Цены на дрова, установленные в 2016 году, немного подросли по сравнению с прошлым годом — на 145 рублей. И составили 2415 рублей 44 копейки за 1 плотный кубический метр. Реализацией дров, как и самой рубкой, занимается ГАУ «Севастопольский лесхоз».

Самостоятельно вырубать лес запрещено даже работникам лесхоза. После рубки проводится освидетельствование  территории: проверяется законность спиливания деревьев. Все стволы, подлежащие вырубке, помечаются специальной краской. На пеньках, остающихся после вырубки, ставят точно такие же метки. Все непомеченные спилы считаются незаконными, по ним составляются акты о нарушениях. Краснокнижные деревья, в частности можжевельники, вырубке подвергаться не должны.

Жителям сельской зоны самостоятельно рубить лес или собирать сухостой в Севастополе по-прежнему запрещено. В других регионах России разработаны алгоритмы самозаготовки леса населением: лесхоз по заявлению жителей может выделить площадь, на которой можно будет самостоятельно собрать дрова для отопления дома — под надзором инспекторов и самовывозом. И это тоже не бесплатно, но обойдется дешевле, чем закупка готовых дров у лесхоза. У нас в городе такие механизмы правительство пока не разработало.

За самовольную рубку леса или сбор валежника предусмотрена административная ответственность — штрафы. Если государству будет причинен ущерб на сумму более 5 тысяч рублей, на нарушителя заведут уголовное дело. Такие перспективы угрожают тому, кто решится спилить живое дерево диаметром 16 см и более.

Тем не менее, неравнодушные севастопольцы уже направили заявления в различные надзорные органы. Депутат заксобрания Юрий Круглов так прокомментировал ситуацию: «Надо всячески поощрять такое рвение. Даже девять из десяти сигналов будут ложными, и только один — по делу, от этого уже будет толк».