Кураев отреагировал на стычку крымских журналистов с военными в рясах

«Это не рясы и не батюшки. Это солдаты-срочники, которых отпустили пономарить в храме при их воинской части», - написал диакон.
03.11.2019

По словам диакона, в севастопольском храме у кладбища и мусорной свалки служат не батюшки в камуфляже, а солдаты-срочники.

Богослов Андрей Кураев прокомментировал задержание севастопольских журналистов Надежды Исаевой и Виктора Ядухи возле храма во имя святых преподобномучеников Александра Пересвета и Андрея Осляби за попытку сфотографировать свалку стройматериалов, которая расположена на территории воинской части. Как рассказали журналисты «Новой газете», они находились неподалеку от церкви, откуда была видна свалка. Когда Исаева достала фотоаппарат, появились два человека в рясах, под которыми виднелся камуфляж, и запретили съемку. Позже корреспондентов окружили восемь военных.

Священник Александр Рева, числящийся помощником командира 31-й дивизии ПВО Севастополя по работе с верующими военнослужащими, назвал причины табу: он заявил, что храм является дивизионным, поэтому фото- и видеосъемка там запрещена.

Андрей Кураев отреагировал на инцидент под видео в Facebook. «Это не рясы и не батюшки. Это солдаты-срочники, которых отпустили пономарить в храме при их воинской части», - написал диакон.

Напомним, ранее протодиакон Андрей Кураев отметился громким высказыванием, в котором он поставил под сомнение военные заслуги и славу Севастополя, оскорбив память защитников города.

На своей страничке в Facebook Кураев усомнился в «непокоренном» статусе Севастополя, потому что город «брали все, кто хотел».

«25 ноября 1918 года в Севастопольский порт на смену немецким войскам вошла союзническая эскадра - французские войска (зуавы). 30 апреля 1919 года в Севастополь вступила Красная армия, но летом 1919 года город был захвачен Вооруженными силами Юга России — белогвардейцы находились во власти до ноября 1920 года. Потом он снова был во власти немцев, и снова — во власти Красной армии. Кто подступал к Севастополю, тот его и брал», - пишет Кураев в своем посте в социальной сети.

В конце он добавил, что не собирается умалять заслуги солдат — он хотел развенчать «миф о непокоренном городе».