Квартира за 600 тысяч в Севастополе? Реально, но страшно

Квадратный метр в новостройках Севастополя стоит от 53 тысяч. Но можно купить дешевле 40 — если многоквартирный дом построен на садовом участке. Это незаконно, но люди покупают: для многих это единственный способ не остаться на улице. Застройщики обещают десятки таких строек по всему городу. Хотя это незаконно. На что надеются покупатели?
ForPost
18.11.2017

Строят такие дома быстро: из СИП-панелей, газобетона или камня-ракушечника. Владельцы строек говорят, что возводят дома не на продажу, а «для своей большой семьи». Но квартиры продают по 600–800 тысяч рублей. Получается, больше 40 тысяч рублей за квадратный метр, что сопоставимо со стоимостью «квадрата» в законном новострое. Средняя общая площадь квартиры, которая по факту является комнатой-студией, около 15–17 квадратных метров.

Налетай, торопись!

«Мы сами строим и продаём. По 700 тысяч квартир уже давно нет, сейчас в районе 800 тысяч, и этих скоро не будет. Мы строим на своей земле, на свои деньги, потом вводим в эксплуатацию и продаём людям уже готовое. Продаём долю в доме. Потом берите свою долю, продавайте, закладывайте, дарите. Ваши права ни в чём не ущемляются. Это отдельная квартира, там так всё спланировано. Из 120 студий осталось около 18. Движение началось после <губернаторских> выборов, каждый день сделки», – сказали ForPost на горячей линии фирмы-застройщика «Монтажстрой», когда мы представились потенциальными покупателями.

На сайте «Монтажстроя» значатся 7 проектов такого строительства: «Яблонька», «Яблонька-2», «Лебедя», «Бойко», «Куликово поле», «Коломийца», «Читинская». В беседе с ForPost директор фирмы Дмитрий Сильченко сказал, что его предприятие только выполняет заказы на строительство от физических лиц – владельцев земли.

Два таких дома заказал собственник участков в ТСН «Яблоня» Юрий Скоряков. Жители частных домов, ставшие соседями трёхэтажных строек, обратились в ForPost, сообщив, что дома возводятся с нарушением градостроительных и других норм, и что после их заселения жильцами в «Яблоне» начнутся проблемы с электричеством и канализационными стоками.

«В каждом доме – по 30 квартир, каждая площадью 17 квадратных метров. У нас на один дом садового товарищества идёт 15 кВ электроэнергии. На чайник нужно 2 кВ. То есть даже еды себе владельцы этих квартир приготовить не смогут. Газа здесь нет, канализации нет. На каждый такой многоквартирный дом нужно строить выгребную яму. Но зато рядом садик и школа. Мы переживаем, что у нас тут будет Воронья слободка», – рассказала жительница частного дома на улице 5-я Сарандинаки в ТСН «Яблоня» Юлия.

Она добавила, что собственники участков, где строят 3-этажные дома, хотели врезаться в её канализацию, но женщина им не разрешила.

Репетиция перед «реформой»

Представитель владельца земли по имени Алексей рассказал, что Юрий Скоряков «строит жильё себе» и что «у него большая семья, поэтому дом больше, чем обычно».

«Не нарушаются ни высотность, ни отступы от границ, ни инженерная нагрузка. Навели порядок в этом кооперативе (ТСН «Яблоня»), он теперь охраняется. Чисто, убрано. Детскую площадку сделали. Если кто-то что-то делает, это раздражает бездельников», – сказал ForPost Алексей.

Представитель владельца стройки уверил ForPost, что проблем с электроэнергией у жителей ТСН «Яблоня» не будет. К их домам, сказал он, подведена отдельная линия: «и не 15 кВ, а по 50 кВ. Причём проводим три фазы. Всё учтено».

По его словам, заказчики этих строек преследуют «определённые цели и задачи». Это репетиция перед жилищной реформой, сказал он. И добавил, что жилищные вопросы в стране не решаются, всё дорого: банковский процент, налоги и всё остальное. Жильё для населения становится неподъёмным для бюджета.

«Мы даём возможность людям – в первую очередь нашим родственникам – получить жильё уже сейчас. Мы делаем доброе дело, поймите правильно. Наша задача – чтобы люди были довольны жильём. Те люди, которые только на нас и надеются», – сказал Алексей.

Правда, он умалчивает, что такими стройками нарушаются права горожан, поскольку при строительстве этих 3-этажек не учитывается развитие инфраструктуры: возведение новых школ, детских садов, поликлиник.

Трёхэтажный огород

Всего в ТСН «Яблоня» на участках с разрешённым использованием «для ведения садоводства и огородничества» рядом друг с другом строятся три таких дома. Два из них строит Юрий Скоряков, один – бывший депутат горсовета Севастополя.

В нескольких сотнях метров в границах ТСН «Куликово поле» на участке № 94 возведён ещё один такой 36-квартирный дом. Его также строил «Строймонтаж», а земля с целевым назначением «для ведения садоводства» принадлежит директору фирмы Дмитрию Сильченко.

Жители ТСН «Куликово поле» ещё на этапе заливки фундамента обратили внимание, что дом собираются построить в охранных зонах газораспределительной станции высокого давления и линии электропередачи. Также они указывали, что нарушаются градостроительные нормы. Дом несколько раз проверяли. Начальник управления земельного контроля Севастополя ответил, что в городе до сих нет Правил землепользования и застройки, поэтому у земконтроля нет возможности выявлять нарушения предельных параметров разрешенного строительства.

Также в земконтроле сообщили, что, учитывая наличие правоустанавливающих документов у собственников и отсутствие визуальных признаков нарушений земельного законодательства, у управления отсутствуют законные основания для проведения контрольных мероприятий, а факты стройки в охранной зоне газораспределительной станции – проверялись.

На рисунке выше видно, какое расстояние расположения объектов от дороги, забора и так далее, должно быть соблюдено при строительстве индивидуальных домов, которыми, по словам и застройщиков, и владельцев земли, являются пресловутые 3-этажки.

К сожалению, попасть за забор дома «Куликово поле» мы не смогли, но сделали фото, где видно, как близко стены дома подходят к забору. Частников, желающих максимально использовать свой земельный участок для различного на нём строительства, понять можно. Это желание сложно осуждать. Но если владельцы строек, как и мы (журналисты), за правду, то пусть честно скажут, что это не частный, а многоквартирный жилой дом. Почему нет?

К слову, любые выпирающие из здания объекты, такие как балконы, например, тоже занимают земельный участок. То есть считать расстояние нужно не от стен, а он выпирающих балконов, чтобы всё было по-честному. Напомним, ForPost писал о масштабном строительстве жилищного комплекса «Северная Пальмира» на улице Генерала Крейзера. Так вот – застройщик залез балконом на городскую землю, за что впоследствии получил штраф за самозахват земли.

Рыбак рыбака видит издалека

Ещё один похожий дом расположен в СТ «Рыбак-3» на улице Читинской, 26, – на участке под ИЖС. Жительница этого садового товарищества Лариса Харькова неоднократно обращалась в стройнадзор города с просьбой остановить «незаконную стройку, которая ведётся в коммерческих целях». По её словам, при строительстве были существенно нарушены её права в плане безопасности проживания, а сам дом стоит в охранной зоне ЛЭП.

На это гражданке Харьковой начальник Севгостройнадзора Юрий Захаров ответил, что «в отношении объекта капитального строительства в СТ „Рыбак-3” Севгосстройнадзр не наделён правом осуществления государственного строительного надзора». Любопытно, что участок с этим домом на Читинской, 26, раньше был, а сегодня отсутствует на публичной кадастровой карте России.

«Что касается СТ „Рыбак”: туда проведено электричество, вода, посыпаны дороги. Да, там ИЖС. Но все, кто там живут, – это родственники. А по поводу домов на земле садовых товариществ, вы же знаете, что действует дачная амнистия. Поэтому мы действуем по закону, ничего не нарушаем», – рассказал ForPost представитель владельца стройки Алексей.

Ещё один объект, который, похоже, станет многоквартирным домом, возводится на улице Генерала Коломийца. Тоже строят для «частных целей». При этом объект фигурирует на сайте всё-того же «Строймонтажа». И почему-то такие благие цели, как «строительство дома для своей семьи», сопровождаются агрессией к людям, задающим безобидные вопросы.

ForPost побывал на этой стройке вместе с членом регионального штаба ОНФ Иваном Комеловым. Через минуту на стройке появился человек, похожий на прораба. Мы спросили, продаются ли в этом доме квартиры?

«У меня большая семья. Мне государство купит жильё? Иван Комелов, я вам не советую сюда негатив вносить. Реально не советую. У меня большая семья, много родственников, которые без жилья остались. Я буду жить в этом доме на частной территории. Квартиры никто не продаёт. И это не квартиры, а жильё. Давайте не мешайте людям жить, Комелов», – сказал представитель владельца стройки, сел в машину и уехал.

Ничего не нарушают...

Предприниматель Дмитрий Сильченко, строящий ряд подобных объектов в Севастополе, рассказал ForPost, что его фирма строит дома без нарушений, поскольку до конца марта 2018 года в городе действует дачная амнистия, а с 5 августа 2017 году введена аналогичная амнистия на участки с назначением ИЖС.

«Мы просто строители. Мы на этих домах даже не выполняем все виды работ. Но строим, ничуть не нарушая строительных норм. Не более 3-х этажей, не выше 12 метров, со всеми охранными зонами, не более 1500 квадратных метров каждое здание. Я все эти правила знаю назубок, и мы их выполняем. Поэтому эти дома прекрасно вводятся в эксплуатацию, потому что придраться не к чему. Канализацию мы делаем только одну на первом этаже. Мы ничего не нарушаем, потому что мы – строители», – сказал ForPost Дмитрий Сильченко.

Директор департамента архитектуры Севастополя Александр Моложавенко рассказал ForPost, что комиссия по пресечению самовольного строительства может рассмотреть такие объекты, чтобы понять, есть ли там признаки нарушения законодательства. Но для этого уполномоченный орган – Севгосстройнадзор – должен выехать на место, сделать акт обследования, собрать документы.

«Только после этого – и получив ответ от нас, что мы не выдавали разрешение на строительство, можно принимать решение о направлении материалов в суд. Мы отреагируем, направим запрос с Севгостройнадзор, а дальше будет их процедура, но она длинная», – сказал Александр Моложавенко.

При этом руководитель Севгосстройнадзора Юрий Захаров сказал ForPost, что его ведомству такие объекты – дома высотой до трёх этажей – не поднадзорны, поэтому они не могут их проверять.

Руководитель управления земконтроля Сергей Черных, в свою очередь, сообщил ForPost, что если будет доказано, что земля используется не по целевому назначению, то дома могут признать самовольно построенными.

«Самовольным может быть признан объект, построенный на земельном участке, для этого не предназначенном. То есть если у нас ИЖС, а на ней стоит многоквартирка. Также самовольным могут признать строения, построенные с нарушением градостроительных или строительных норм. Но сложность в том, что в Севастополе нет единого нормативного документа, в котором были бы характеристики, по которым можно определить, частный это дом или многоквартирный. Нужны признаки: например, что там изолированные помещения, выход из которых осуществляется в места общего пользования. В этом смысле, скорее, речь нужно вести о некой государственной политике об определении таких домов как многоквартирных», – заключил Сергей Черных.

Куда дели полномочия?

По словам общественника Ивана Комелова, в 2014 году заксобранием Севастополя было создано управление земельного контроля, которое имело рычаги влияния на ситуацию.

«Тогда это был независимый орган. Достаточно серьёзная структура, которая имела очень большой круг полномочий, в том числе выполняла функцию муниципального земельного контроля. Он позволял выявлять такое строительство и принимать меры к его прекращению. Как результат деятельности Земконтроля – судами было принято более 50 решений о сносе самовольных объектов строительства. Но сейчас ситуация катастрофическая. Управление земельного контроля было переподчинено ДИЗО и фактически утратило часть своих полномочий и штата специалистов», – сказал Комелов.

По его словам, решить проблему можно, обратившись к практике, которая доказала свою эффективность в Москве. Там создали государственную комиссию по использованию недвижимого имущества, в функции которой, в том числе, входит муниципальный земельный контроль, функции по сносу самовольно построенных строений, а также остановки строительства на этапе выявления нарушений. Именно этот орган очищает Москву от сотен незаконных строений.

Общественник считает, что строительство таких домов в Севастополе нарушает права людей, градостроительные нормы и земельное законодательство.

«Мне эти дома напоминают курятники. Пусть никто не обижается за такое сравнение. Но когда на мизерной квадратуре размещается несколько десятков квартир, как ещё такие дома назвать? Рядом не создаются ни новые садики, ни школы. А в конечном итоге – после того как будет наведён порядок в законодательстве города и появится ответственный контрольный орган – я почти уверен, что такие дома будут признаны многоквартирными и, соответственно, самовольно построенными. И они пополнят список объектов, подлежащих сносу. А люди, которые приобрели такие студии, потеряют свои деньги и жилплощадь, будут вынуждены идти под стены правительства», – считает Комелов.

По его словам, «промедление губернатора и правительства в урегулировании этого вопроса плодит армию потенциально обманутых покупателей».

Резюмируя, скажем, что пока такие 3-этажные дома только вносят раздор в общество. В прокуратуре проблемы не видят и уверяют, что существующих в законах мер достаточно, чтобы пресекать нарушения на таких стройках. Общественники с ними не согласны.

Но квартиры строят и продают через интернет вполне открыто. Чиновники перебрасываются ответственностью. А недовольным соседям говорят, что «всё схвачено, проблем с этими домами не будет и что Овсянников в курсе».

Интересно, а губернатор действительно в курсе?