Лебедев над гробом Халайчева объявил вендетту оппонентам

Политическая жизнь в Севастополе обретает черты сериала «Крестный отец». Вчера на похоронах главы Общественной палаты Евгения Халайчева экс-министр обороны Украины Павел Лебедев заявил, что общественника убили политические оппоненты. Они якобы довели Халайчева до сердечного приступа. По словам Лебедева, покойный боролся с нечистью, и его дело будет продолжено.
Андрей Лучников
23.11.2017

66-летний глава Общественной палаты Севастополя Евгений Халайчев скончался 17 ноября вечером в московском госпитале им Бурденко от внезапного отека легких. Чем был вызван отек, не уточнялось, но известно, что у г-на Халайчева бы пиелонефрит и в последнее время он дважды лежал в госпитале Черноморского флота.

По информации четырех собеседников «Примечаний», присутствовавших 22 ноября на похоронах главы ОП, крупнейший местный девелопер Павел Лебедев, которому дал слово благочинный севастопольского округа Сергей Халюта, объявил: Халайчева убили критиковавшие его общественники, которые «стоят здесь и делают вид скорбящих». Со слов наших собеседников, Лебедев заявил, что Халайчев «боролся с нечистью», и его дело будет продолжено.

Напомним, что работа Общественной палаты Севастополя последние несколько месяцев была фактически заблокирована из-за конфликта двух ее половин. Условно одну из них можно обозначить как градозащитников и сторонников Алексея Чалого, а другую – как лобби застройщиков. К этой второй половине относили и покойного Евгения Халайчева. Конфликт привел к отставке последнего. Таким образом, кого застройщик Лебедев назвал «нечистью» и с кем пообещал бороться, в целом понятно.

Однако из уст бывшего министра обороны Украины, который за три российских года сформировал в Севастополе вокруг своей группы компаний «Парангон» частную армию из отставных полицейских и сотрудников спецслужб, эти слова звучат как угроза.

«Примечания» попросили прокомментировать эти слова члена ОП, друга покойного Евгения Халайчева Олега Гасанова, который и был «яблоком раздора», перессорившим две половины палаты. Гасанов комментировал речь Павла Лебедева осторожно, но он единственный, кто согласился говорить открыто.

«Я не слышал выражения про нечисть, честно сказать, - говорит Гасанов. - Я слышал, что Павел Валентинович сказал о том, что есть люди, которые довели до такой ситуации, что сердце Евгения Георгиевича не выдержало.

Я думаю, что это был просто крик души человека, который говорил это в сердцах на волне переживаний в связи с кончиной человека, к которому относился с уважением. Но я бы так конечно никогда не сказал. Я думаю, что это эмоции. За это время угроз с разных сторон я и мои коллеги получали немало.

Никакие угрозы не должны заставить людей отказаться от своих взглядов и убеждений, - сказал Гасанов. - Они у нас разные. Но на то мы и люди, чтобы иметь разную точку зрения. Членам ОП на мой взгляд не стоит бояться, а стоит заниматься тем делом, которое им доверили. И заниматься этим честно».

На вопрос, какую борьбу Халайчева намерен продолжать Лебедев, Гасанов сообщил, что, по его мнению, девелопер говорил о борьбе за правильный вектор развития города.

«Я бы не драматизировал ситуацию, ничего в этом такого нет, - сказал наш собеседник. - Я надеюсь, у вас нет мысли, что Халайчев боролся с кем-то из общественников? Павел Валентинович имел в виду борьбу за наш город, я думаю. За те пути развития, которых придерживался Халайчев и которые разделяет Лебедев. Я не могу за них отвечать, но знаю, что Евгений Георгиевич хотел развивать Севастополь как главную базу Черноморского флота. Во главу угла должны быть поставлены интересы военных, он всегда этого старался добиться».

По мнению Олега Гасанова, застройка застройке рознь.

«Во время похорон звучали выступления благочинного, адмиралов о том, что Евгений Георгиевич вместе с Павлом Валентиновичем строили храмы — это же тоже застройка, — говорит он.

— То, что я знаю: они вместе построили часовню в парке на Пушкина. Восстанавливали Херсонес, там огромное количество труда Халайчева в Свято-Владимирском. Активную помощь в этом плане и работниками и стройматериалами оказывал Лебедев. Знаю об этом со слов Евгения Георгиевича».

Конфликт 12 членов Общественной палаты, выдвинутых закобранием, против остальных ее 12 членов «губернаторского блока» разгорелся в конце прошлого года. Половина общественников настаивала, что Гасанов должен покинуть их ряды за систематическое публичное оскорбление «сопалатников». Они проголосовали за исключение Гасанова. Несмотря на то, что этого кол-ва голосов хватало, Халайчев принял решение Гасанова оставить, что привело к окончательному расколу в палате, снятию Халайчева с поста и полному блокированию работы структуры.

Сам Гасанов лично защищал строения Павла Лебедева в районе Казачьей бухты у хоры Херсонеса, возведенные с нарушениями закона. В мае этого года на общественных слушаниях о судьбе восьми лебедевских пятиэтажек у моря на улице Рубежная г-н Гасанов назвал тех, кто выступает против строек г-на Лебедева, «убийцами». Этим же определением он обозначил общественников, выступавших за снос скандальной 16-этажки девелопера Соколова в 2014 году. По мнению Олега Гасанова, именно борцы с застройкой довели Соколова до состояния, в котором он сбил насмерть двоих школьников два года спустя. У девелопера было зафиксировано алкогольное и наркотическое опьянение.