Лебедеву отказали в возбуждении уголовного дела против «Примечаний»

Севастопольский девелопер, экс-министр обороны Украины Павел Лебедев обвинил журналиста нашего издания в клевете за материал об уничтожении дайв-центра, написанный со слов его директора Бориса Поротова. После выхода материала Лебедев побеседовал с Поротовым, тот письменно отказался от всех своих слов и улетел в Турцию, а застройщик пошел писать на журналиста заявление в МВД.
Андрей Лучников
22.08.2018

6 августа в ОМВД России по Ленинскому району Севастополя поступило «Заявление о совершении преступления» [есть в распоряжении редакции]. В документе за подписью Лебедева Павла Валентиновича сообщается, что корреспондент издания «Примечания» Авдеенко Нина «опубликовала и распространила в отношении меня в сети интернет заведомо ложную информацию, обвинив в совершении ряда, якобы совершенных мною преступлений».

Предметом возбуждения Лебедева стал наш материал «Мы мозолим Лебедеву глаза»: в Севастополе уничтожают уникальный дайв-центр»

В этой статье наш журналист рассказала о земельных проблемах дайв-центра, которому власти отказываются продлевать договор аренды на землю. Также, со слов главы центра Бориса Поротова в тексте сообщалась информация о возможной заинтересованности Павла Лебедева в том, чтобы дайв-центра здесь не было. Основанием для опубликованной информации стало интервью нашего корреспондента с Поротовым. Оно прошло в режиме телефонного разговора. О том, что это интервью состоится, Поротов был уведомлен нашим корреспондентом за день до предметного, 23-минутного разговора, ставшего основой для материала.

«В указанной статье Нина Авдеенко разместила заведомо ложную информацию обо мне, сообщая, что именно я — Павел Лебедев, как экс-министр обороны Украины, девелопер, пытался закрыть и уничтожить уникальный дайв-центр Бориса Поротова, который находится в сотне метров от апартаментов «Аквамарин» в парке Победы», — пишет в своем заявлении Лебедев.

Ососбенно возмутила девелопера цитата Поротова о том, что «с подачи Лебедева прокуратура требовала, чтобы мы уходили оттуда — участок дайв-центра находится рядом с «Аквамарином» и очень мозолит им глаза, — говорил нам Поротов. — Убрать хотели не только нас, но и спасательную станцию. Но мы сумели отбиться, подключили тогда даже [премьер-министра Украины Николая] Азарова, он звонил прокурору».

Застройщик отмечает, что в материале наш корреспондент обвиняет его в якобы имевшем место сговоре с прокуратурой Севастополя, «что именно с моей подачи прокуратура требовала от Бориса Поротова уйти оттуда, поскольку находясь рядом с «Аквамарином», очень мозолят мне глаза. При этом, Авдеенко Н. В своей публикации ссылается на сведения, якобы полученнные ею от самого Бориса Поротова».

И вот тут начинается самое интересное. Как следует из самого заявления, после выхода публикации Лебедев пошел выяснять с Поротовым отношения.

«При моем обращении лично к Поротову Борису, по факту имеющемся в публикации, им было мне лично заявлено, что он никогда с корреспондентом Авдеенко Ниной Владимировной не встречался и не общался, кто она такая он не знает и никогда ей никакого интервью не давал, а относительно вышеуказанных обвинений в мой адрес он никогда не высказывал».

Кроме того, на устных разбирательствах девелопер не остановился. К своему заявлению в МВД Лебедев приложил письмо, подписанное Поротовым Б.Г. В письме четко поставленным юридическим языком 81-летний директор дайв-центра сообщает, что все его изложенные в материале утверждения о Лебедеве, «якобы сказанные мной о Вашей заинтересованности и Вашем содействии закрытию дайв-центра никаким журналистам или иным лицам мною не говорились, и придуманы самими авторами статьи».

Интересно, что спустя пять дней после выхода нашего материала риторика Поротова изменилась — в ходе передачи «Почти полдень» на сайте ForPost глава дайв-центра уже очень аккуратно говорил о Лебедеве, и отдельно подчеркнул, что у него с девелопером нормальные человеческие отношения. По всей видимости разговор с застройщиком состоялся именно в этот пятидневный период.

А немногим позже, как стало известно «Примечаниям», Поротов и вовсе улетел в Турцию к сыну.

В целом заявление девелопера построено на им же выдуманных в свой адрес обвинениях. Фразу «с подачи Лебедева» он четко интерпретировал как коррупционный сговор.

«Нина Авдеенко обвинила меня в совершении тяжкого, возможно особо тяжкого преступления, а именно, что я, будучи в сговоре с должностными лицами прокуратуры Севастополя передаю им денежные средства в виде взяток, за совершении ими конкретных незаконных действий в отношении Бориса Поротова (...)».

Кроме того, по мнению Лебедева, журналист обвинила его в еще одном преступлении — воспрепятствование законной предпринимательской деятельности.

На основании выдуманных самим собой в свой же адрес обвинений Лебедев потребовал возбудить уголовное дело по ч.2 и ч.5 статьи 128.1 УК РФ — «Клевета».

По факту заявления Лебедева наш корреспондент была вызвана на дачу показаний, где письменно указала на то, что все сказанное Поротовым, как и положено, зафиксировано на аудионосителе. Стоит отметить, что цитаты директора дайв-центра изложены дословно, без искажения сути.

20 августа в МВД сообщили «Примечаниям», что Лебедеву отказано в возбуждении уголовного дела, так как в изложенной информации не усматривается нарушений уголовного кодекса, а, соответственно, и клеветы.

На самом деле эта история даже не про Лебедева и его личностные характеристики. Еще в сентябре 2017 года мы опубликовали материал «Помогите мне без меня» о желающих загрести жар руками журналистов. Это знакомо каждому изданию — «Помогите, власти нас не хотят слышать, но меня не называйте, я боюсь, у меня будут проблемы». «Напишите, но без моего имени, чиновники обещали помочь».

Поротов не скрывался за забралом, не утаивал своего имени. Все, что он сказал нашему корреспонденту, было сказано им и на других публичных площадках. Но ему хватило одного разговора с Лебедевым, чтобы без раздумий подставить под танк журналиста, рассказавшего о его проблемах.

Несмотря на это, мы продолжаем считать, что уникальный дайв-центр Бориса Поротова необходимо сохранить. Каким бы ни был человек — если он делает хорошее дело, оно должно продолжать жить.