Маевка на Казантипе: змеи, птицы и тишина

Утренний путь к Щелкино лежит от станции Семь Колодезей через пустынные и засушливые степи. В утренних красках радуют коралловые кустики тамариска. Бетонная, а затем и грунтовая дороги рассекают свежесть Керченской равнины. Над бурьяном плавно парят хищные птицы канюки, напоминающие небольших бурых орлов.
Тихон Синицын
15.05.2016

Со стороны огромного, местами пересохшего Акташского озера улетает парочка  редких серых степных журавлей. 

На черном песке высохшего озера красивые карминовые солончаки. Коленчатые побеги растений тянутся вверх, к беспощадному палящему солнцу Киммерии. Множество птиц скользят на водной глади среди зарослей камыша: белоснежные лебеди, смешные кулики-сороки, остроклювые ходулочники бегают по мелководьям, словно  водомерки.

Движемся напрямик по дну обмелевшего соленого  озера. На середине пути ноги погружаются в вязкий песок и продвигаться становится труднее.  Вспоминаются прочитанные в детстве очерки о советских покорителях пустынь, теперь вот перед глазами материализуется нечто подобное. Не хватает только силуэтов верблюдов на горизонте. Пейзаж напоминает кадры из фантастических  фильмов. Сгущается абсолютная космическая  пустота.

Добро пожаловать во «Внутреннюю Монголию» Таврики!

Подходим к полуразрушенной Щелкинской атомной станции. Территория частично охраняется, находится почти на берегу обмелевшего озера. Пейзажи совмещают призрачную советскую  эстетику, гул современных грузовых машин и нетипичную для Крыма пустынность.

Оглушительно гремит огромный металлический бур, дробится бетон; откуда-то из зарослей серебристого лоха кудахтают перепуганные петухи…  C 1995-го по 1999 год в турбинном отделении АЭС  проводились дискотеки фестиваля «Республика КаZантип». Рекламные баннеры сообщали: «Атомная вечеринка в реакторе».

Недостроенные в позднем СССР сооружения сейчас спешно демонтируют. Битый кирпич и разрушенные бетонные блоки теперь, по словам местных,  отправляют на строительство моста. Огромные здания напоминают чем-то поврежденные войной остовы многоэтажных домов в Сухуми.

Центр  Сухуми, лето 2015

Этот необитаемый ныне остров фантастичен и без декораций съемочной площадки Бондарчука, который не так давно снимал в окрестностях Щелкино  свой легендарный фильм, поставленный по мотивам творчества братьев Стругацких.

Странные ощущения  посещают тебя, когда отдыхаешь на лужайке у заброшенной АЭС. Отхлебываешь терпкое «Каберне» в тени монументального свода реактора… Вокруг полнейшая тишина. Вдруг с четвертого этажа вспомогательного строения начинает истерично блеять облезлая коза… 

Помните, как  писал в «Солярисе» Станислав Лем:

«Я твердо верил в то, что не прошло время ужасных чудес…»

Проходим по казематам внутри главного здания атомной станции. Интерьеры станции ассоциируются с отсеками межгалактических звездолетов из зарубежных кинофильмов.  Огромные монументальные иллюминаторы, зияют как пулевые раны. В бетонном крошеве между этажами чуть не наступаем на жирную змею, незаметную на полу. Уж шипит, вьется кольцами.  Змеюку можно даже спутать с крупным полозом или гадюкой. Проходит несколько секунд, и уж стрелой ускользает в бетонное же крошево.

В залах «атомного» дворца сумрачно, словно в замке Саурона. Величественные гранитные плиты напоминают чешуйчатый панцирь. Спутанные ржавые усы арматуры свисают над раскрытыми пастями индустриальных пещер. Порталы — словно раскрытые пасти гранитных  чудищ.

Подниматься наверх здания не безопасно, обветшавшие лестничные пролеты раскачиваются. С вершины открывается роскошный  вид на окрестности города Щелкино, Азов и на бескрайнее Акташское озеро. Пахнет терпчайшей местной полынью. 

Казантипская Пальмира 

От реактора поднимаемся по каменистому плато в сторону городка Щелкино. В мягком ковыле не спеша поднимается пушистый пепельный  зайчишка. Над  колючими  акациями зависли похожие на райских  птиц золотистые щурки, пожалуй, самые экзотические птицы полуострова. Их распушенные крылья переливаются всеми цветами радуги. Щурки делают норы в обрывах, а питаются пчелами. За это их называют еще пчелоедами.

Золотистая щурка

Продираемся сквозь невысокие, но чрезвычайно спутанные заросли скумпии. Перед нами пейзажи с  иллюстраций  детских приключенческих романов Луи Буссенара. Выходим к поселковой зоне  лабиринтами уютных дворов, благоухающих  майской сиренью.

Щелкино — самый молодой городок на крымской карте. Население чуть больше 10 тысяч. Основанный в 1978 году рабочий поселок после запустения стройки атомной станции плавно превратился в курортный городок. В 90-е годы здесь проходил легендарный музыкальный фестиваль «КаZантип». Уже позже, в нулевые годы,  фестиваль электронной музыки «Республика КаZантип» перебрался на запад  Крыма в район Евпатории, в окрестности поселков Мирный и Поповка.

В последние времена в Щелкино проводились фестиваль современного искусства «Соседний мир» и масштабный  международный литературный проект «Славянские традиции».

Сам городок вытянулся на песчаном берегу залива среди невысоких холмов. Внешне походит на этакий «Приморский Симферополь». Цены на продукты здесь чуть дешевле, чем на юге Крыма, а стоимость отдыха в кафе такая же, как и в Ялте. Сам городок граничит с красивейшим природным Казантипским заповедником, который круглым полуостровом уходит в мелководное Азовское море. Эти места были ведомы еще античным грекам, эллинам, которые называли мелководный внутренний водоем — Меотидским озером или Меотидой…

Глушь. Меотида. Каждый здесь флибустьер.
Серым чудовищем — встал на дыбы Боспор.
В Тмутаракани волны страшней химер;
Чайки боятся вырваться на простор.
Хрупкая морось; грузный подъёмный кран –
Буквицей ржавой тянется из воды.
Курит на пирсе хитрый старик Тигран.
Выйдешь на пляж, а на песке –
Следы…
Не разберешь рисунков на берегу.
Якорь забытый. Вьётся лохматый пёс.
Ветром уносит рыжую пустельгу.
Осень спешит стремительно, под откос…

Перед нами красивейшая песчаная лагуна, заброшенные ржавые ладьи и баркасы погружены в мягкий кремовый песок. По дороге встречаем черного  как мавра, загорелого азовского рыбака. Внешность колоритная: на голове фуражка, на груди тельняшка, в руках бейсбольная бита…

Под ослепительным солнцем над  приморскими  гаражами  раскачиваются на бечеве внушительные гирлянды вяленых бычков. Среди утлых домишек и ржавых якорей нагромождены лодки  всех  мастей и расцветок, в траве у причала застыло странное рыбацкое устройство, созданное из отработанных  автомобильных  покрышек. Прозрачная азовская волна лижет ржавые остовы гаражей. Таврическая Венеция…

Русалки на берегу.  Бар-фрегат

У причала  встречаем подростка-рыбачка, который демонстрирует улов,  добытый буквально за полчаса: ведерко пучеглазых бычков. Бычки тут ловят на обычных улиток.

По гладкой отмели лагуны бродит большая важная серая цапля. Выискивает рыбешку.

Перед заповедником компактно съежились на холмах домики курортного поселка Мысовое. Среди рыхлых лопухов стонут надменные чайки-хохотуньи.

На скалах  у заповедника компании рыбаков, некоторые удят бычков с каменистых  островков. На побережье в Казантипском заповеднике десятки уютных  песчаных пляжей, между скалистых распадков и крутых утёсов.  Береговую линию изрезали тридцать  неповторимых бухточек с поэтическими названиями: Шарабай, Татаринова, Кунушкай, Шелковица, Сарканачка, Сажник…  Шипящие и свистящие имена заливов, будто  повторяют скалистые очертания и колкие травы Казантипа. Само слово «казантип» тюркского происхождения и переводится как «дно котла».

Местный пейзаж чем-то напоминает Херсонесское взморье, расположенное в другом уголке Крыма на Юго-Западе полуострова. Вход  в Казантип платный —  200 рублей, билеты приобретаются в Щелкино или у егерей в степи. Заповедник по периметру окутывает экологическая тропа.  Именно по ней и следует совершать путешествие.

На совершенно безлюдных пляжах разбросаны темно-зеленые шарообразные,  напоминающие кочаны капусты  кусты катрана. Оказывается,  у колючей  черноморской акулы есть тёзки и в растительном мире. Именем катран в Крыму величают и рыб, и растения.

К песчаным  скалам сползает  рыжий бархат лишайника. Апельсиновые валуны особенно контрастно смотрятся на фоне зеленого  кобальта майской Меотиды. Важные, как депутаты, чайки восседают в лунках  скал.

Возле берега множество миниатюрных островков, некоторые из них, словно кубики рафинада. Исполинские сахарные головки белеют со дна лагуны. Вдали чудятся отголоски грома. Над острыми  обрывами  нарядный бархатный манжет цветущего боярышника. В береговых каменных хаосах заросли боярышника превратились  в  настоящий непроходимый лес. Над обрывистым берегом шелестят мягкие усы пепельного  ковыля. Пахнет пряным чабрецом и рыбьей чешуей.

Боярышник

В мае здесь много первоцветов. На склонах аккуратные лиловые орхидеи, которых чаще можно встретить не в степном, а горном Крыму. Склоны занял  хулиганистый профиль  чертополоха. Поскольку территория Казантипа охраняется егерями, здесь нет кострищ и палаточных лагерей. Казантипский заповедник — это встреча с настоящей девственной природой равнинного  Крыма.

Заросшие балки и живописные хаосы отдаленно напоминают Долину Привидений, Демерджи. Возникает удивительное ощущение того, что горное плато спустилось  вплотную к морю.

В хрустящих травах скользит немыслимое количество безногих  ящериц желтопузиков. Здесь им раздолье. Казантипский заповедник — максимально подходящая среда обитания для желтопузиков. Редкие краснокнижные создания достигают буквально  метровой длины, суетно вьются возле ног туристов на тропинках. Животные эти очень трусливые и абсолютно беспомощные.  Так, что лучше поберечь их нервы и не беспокоить желтопузов.

Некоторые мысы заросли густым ковром кремовых ромашек. Таинственные берега хранят в своих закромах свидетельства о древних культурах.  По  пути попадаются ветхие  надгробия, стены античных  усадьб, остатки каменного причала, заброшенный колодец…

Над  водой с грустным оханьем  пролетают краснокнижные красивые уточки огари. Этот вид в Крыму встречается крайне редко. Верхняя часть птиц кирпично-красного цвета, а на брюхе черно-белые пятна. Казантип стал прибежищем этих редких птиц, а также  бакланов и декоративных  пеганок. Здесь они  в относительной безопасности.

В одной из  бухточек скалистый островок, на котором сушат перья, гнездятся, вкушают пойманных рыб сотни черных бакланов. Их настолько много, что они напоминают семечки подсолнуха. Перед нами настоящий птичий базар. В известняковых лунках теплые гнезда бакланов. С тропы видны белые яйца. В период гнездования птиц лучше не тревожить.

Парламент птиц

Сгущаются комариные сумерки. Под вечер комары буквально атакуют туристов, так что ходить в одежде с  коротким рукавом тут проблематично. На закате истошно рычат гуляющие по отмели серые цапли. На фоне розоватого неба их характерные голенастые силуэты особенно впечатляют. Сумерки скрывают десятки километров пустынных пляжей. Песок изрисован неразгаданным алфавитом, тайнописью следов… 

Добраться до Щелкино и Казантипского заповедника можно из городов Керчь, Джанкой и Симферополь. Керчь к этому региону находится ближе, чем  другие  крупные населенные  пункты. Лучше ехать отдыхать на машине, хотя можно воспользоваться и рейсовым автобусом.