То, о чем нельзя сказать

Пьяный застройщик, усевшись без прав за руль, сбил насмерть на переходе двух подростков — и получил 4 года колонии-поселения в 300 км от дома. Общественник публично предположил, что за столь мягким наказанием стоит коррупция — и получил уголовное дело.
Борислав Кашихин
13.10.2016

7 октября на сайте Следственного управления СК РФ по Севастополю появилась информация о возбуждении уголовного дела по факту клеветы в отношении судьи. «Следствием установлено, что в июле 2016 года 46-летний житель Севастополя подготовил и передал редактору одного из сайтов сети «Интернет» для публикации статью с заведомо ложной информацией о получении судьей районного суда города Севастополя денежных средств за вынесение «мягкого» приговора подсудимому. В дальнейшем статья была размещена на данном сайте для свободного доступа неограниченного круга пользователей. Подготовленная злоумышленником и опубликованная на сайте информация опорочила честь и достоинство, а также деловую репутацию судьи», — гласил текст.

А 12 октября сотрудники Следкома и полиции едва не взяли штурмом квартиру лидера севастопольского филиала движения НОД и атамана Черноморской сотни Анатолия Мареты. В хрущевку на Проспекте Октябрьской революции они пришли с обыском, но хозяина дома не было, а жена с детьми не открыли. Слесаря с ломом и болгаркой готовились уже ломать двери — помешали прибывшие на место соратники Мареты и журналисты.

Судья Нахимовского райсуда Севастополя Ольга Колупаева, по решению которой в июле застройщик Николай Соколов, насмерть сбивший двух подростков в пьяном виде, получил 4 года колонии-поселения в Керчи (позже Апелляционный суд ужесточил приговор до колонии общего режима), инициировала уголовное дело о клевете. Таковой она сочла предположение, что Соколов легко отделался за деньги, высказанное в статье Анатолия Мареты, опубликованной интернет-изданием Sevnews.

Но о том, что заявление подала именно Колупаева, атаман узнал лишь вчера во время обыска, когда подписывал бумаги.

«Следком возбудил дело не против меня, а по факту июльской публикации на Sevnews, — рассказывает Анатолий. — Где-то через месяц меня, как автора, вызвали в СК. Следователь успокоил: состава преступления нет, это отказной материал. В августе и сентябре мы (НОД) активно помогали жителям дома на ул. Молодых строителей, 14 отбиваться от рейдеров, которые уже несколько лет пытаются выселить их из квартир. А потом выяснилось, что дело все-таки возбуждено. Мне сказали тогда открытым текстом: «Против тебя заказ в связи с Молодыми строителями».

Следователь СК Богдан Кучеренко, приехавший домой к Марете с постановлением Ленинского райсуда на обыск, чтобы изъять компьютер, с которого была отправлена написанная Анатолием статья, не знал, как минимум, двух вещей. Он не знал, что компьютера дома нет, и что в подъезде он столкнется с соратниками Мареты по НОД. Попытки приступить ко взлому двери вызвали такой накал страстей, что стражи порядка несколько опешили.

Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы, подъехав позднее, сам Анатолий не решил дело миром. Он добровольно передал следователю СК Богдану Кучеренко свой компьютер, и необходимость в обыске отпала. Но отпала не сразу — чтобы молодой следователь оценил его миролюбивый жест, атаману пришлось кое-что объяснить.

— Компьютер у меня не один, и если вдруг окажется, что я не с этого статью отправлял, а это полпроцента вероятности, то я вам и второй отдам, — заверил он.

— А может, вы сразу два компьютера отдадите? — простодушно предложил молодой следователь.

— Я бы мог и не говорить вам, что у меня их два, — укоризненно заметил Марета, чье великодушие осталось явно недооценено. — Вы же видите, что я открыт перед вами.

Следователя Кучеренко это убедило и он согласился принять системный блок, который, судя по внешнему виду, был его ровесником.

«Уголовное дело высосано из пальца, — поделился мнением представитель «Русского блока» и общественный защитник Геннадия Басова Павел Волков, выразивший готовность быть понятым. — Автор же не говорит, что судья и прокурор взяли деньги, он ставит риторический вопрос, не указывая лицо. И вообще, хотелось бы узнать, по чьему заявлению возбуждено уголовное дело».

Через несколько минут такая возможность представилась: в документах, которые следователь вручил Анатолию Марете для ознакомления, было указано, что заявление подала судья Колупаева. 

Впрочем, откровением для собравшихся это не стало. «Из двенадцати человек, стоявших на сцене площади Нахимова во время Русской весны, против двух уже заведены уголовные дела, — говорит Волков. — Это случайность или закономерность? На Донбассе народных командиров убирают, в Севастополе народных героев преследуют…»

Конечно, думать надо, что говоришь. Но как тогда назвать июльский приговор Николаю Соколову? И почему сам факт его вынесения честь и достоинство судьи не порочит?