«Мне надоела эта московская тусовка. Я закончился»

С 16 лет его жизнь состоит из секса, «грязных» денег и общения с влиятельными первертами. Сейчас ему 22 года, он покоряет Москву: учится в Гнесинке, поёт в дорогих гей-клубах, пробивается на ТВ. Но пустота и одиночество давят все сильней. Он готов пожертвовать жаждой славы ради внутреннего спокойствия и вернуться в Севастополь.
Андрей Бутрин
19.11.2017

Севастополь, 2012 год. Место встречи — бар в спальном районе. Упитанный мужчина, почёсывая левую бровь с изломом, вальяжно расположился на гостевом диване. Выражение лица источает надменность и скуку. На нём дорогой костюм, в левой руке полупустой стакан виски. Он ждёт встречи. В назначенное время к нему подходит юноша с хорошей осанкой и выразительным взглядом, манерным жестом приветствуя спонсора.

— Привет, Алекс, какой-то ты сегодня уставший.

— Ночь насыщенная была. А у вас я смотрю день прошёл в позитиве.

— Да, брось... — надменно улыбается «пиджак». — Эти сессии та ещё рутина. Единственное, что согревает мое горячее и пьяное сердце - это ты и «снег».

— Приятно ощущать ваше внимание.

Опустошив стакан мужчина закрывает счёт и с молодым спутником перемещается в «випку».
Через 30 минут Алекс спешно выходит из бара, пряча в карман свернутую сотню долларов.

С детства у Алекса не складывалось с девушками. В первый раз он влюбился в детском саду — всерьез и надолго. За этой девочкой он бегал семь лет. Едва завязавшиеся отношения в школе заканчиваются дружбой. «Я не был ни гопником, ни домашним мальчиком, я был обычным, наверное, слишком правильным, я им не нравился», — вспоминает Алекс.

«Сначала мне просто хотелось тепла»

В 13 лет Алекс с родителями едет на дачу к знакомым. Там его встречает друг — тоже подросток, которого он знает с детства. Ребята проводят вместе вечер, общаются наедине вдали от взрослых. «Внезапно, знаешь, как бывает в кино, я что-то такое почувствовал, какое-то тепло, и сам не знаю как, но сказал ему, что он мне нравится», — рассказывает Алекс.

Неожиданно друг отвечает взаимностью. «Это был всего лишь порыв, взаимная симпатия, влечение, — объясняет Алекс. — Ничего серьезного, просто эксперимент. Я тогда даже не думал, чем все закончится».

Следующие три года проходят для Алекса болезненно. Его родители постоянно ссорятся, выясняют отношения. В конце концов разводятся и разъезжаются. Каждый занимается своей личной жизнью. Алекс в 16 остается совершенно один.

Летом 2011 года родители отправили парня на отдых в Красноярск. Когда он вернулся в Крым, на вокзале его никто не ждал. От безысходности подросток позвонил своему учителю по ОБЖ. Тот приехал и забрал парня с поезда. Отвез к себе.

27-летний Николай Андреевич был кандидатом психологических наук. В школе преподавал из любви к детям, особенно к мальчикам. Он заварил чай.

— Я действительно люблю родителей, какими бы они ни были... Люблю...

— Я сам вырос без родителей. Мне приходилось не сладко, но зато я научился самостоятельности. Ты должен быть сильным.

— Я вообще ничего не хочу сейчас. Мне так тошно, противно. Они друг другу не нужны, и, получается, им не нужен я. Зачем рожали?

— Я обещаю тебе, всё будет хорошо.

«Он начал домогаться, я был против, — рассказывает парень. — Тогда он скрутил меня силой. Я понимал, что сейчас случится, кричал... После этого меня преследовало чувство использованности. Я постарался забыть о случившемся и жить дальше».

В 16 лет Алекс начал жить самостоятельно. Он сам зарабатывает себе на жизнь: поет в церкви на клиросе, подрабатывает официантом, выступает певцом на праздниках. Денег едва хватает на еду. Жить пришлось в общежитии. Единственное, что было у Алекса - это учеба в музыкальном колледже и мечта стать известным артистом.

Однажды после смены в ресторане Алекс, как обычно, сёрфил «Вконтакте». Уже глубокой ночью, около двух часов, он наткнулся на страницу 45-летнего Игоря Брауна, музыкального промоутера. Несмотря на поздний час, подросток написал ему сообщение, завязалась переписка. Из диалога он узнал, что Браун занимается рекламой концертов звезд первой величины и знаком лично со многими знаменитостями.

Онлайн-общение быстро перешло во встречи в оффлайне. Женатый отец двоих детей, Игорь популярно объяснил парню, что он гей, и его окружение — тоже. Алекс был шокирован, но перспектива войти в круг знакомств Брауна заставила его принять «правила игры». «Он проявлял ко мне явный интерес, но больше между нами интима не было», - откровенничает Алекс.

Парень был молод и хорош собой: пухлые губы, красивые волосы, живые глаза. Он без труда влился в «тусовку». Браун с удовольствием знакомил его со своими влиятельными друзьями, это был своего рода подарок звездным партнерам.

«Я чувствовал, что сейчас решается моя судьба, — вспоминает Алекс. — Я понимал, чтобы продолжить знакомство с Брауном, мне нужно соглашаться на все. Если бы я был принципиальным, все тотчас бы закончилось. Без секса я был им не интересен».

Через некоторое время Алекс стал желанным гостем на всех светских вечеринках и after-party. Браун щедро делился с ним пригласительными на концерты звезд. Влиятельные партнеры обещали помочь парню с карьерой и даже брали у него записи песен, чтобы «продвинуть на радио». От молодого и талантливого ждали ответных шагов, и он понимал каких.


Парень не задумываясь проводил время с каждым, круг его знакомств рос, и вместе с тем росла привязанность к своему полу. Секс стал необходимой частью, которая связывала его с членами «братства». В него входили люди разных социальных слоёв: от музыкантов на подпевках до влиятельных политиков. Все приезжавшие в Севастополь по работе и на отдых знакомые Брауна прошли через постель Алекса.

«Я люблю вас как артиста»

Днём он учился, а ночью развлекался, пел в ночных клубах, употреблял алкоголь и наркотики. Постепенно его «продвигали»: знакомили с все более звездными «гостями». Алекс надеялся, что рано или поздно его творчество «выстрелит» и его пригласят в столицу. Через постель или нет — тщеславному подростку было не важно.

В таком ритме Алекс прожил около трех лет, порой забывая даже поесть. Спал мало, учебу забросил. Все свободное время он занимался музыкой и тусовался с новыми друзьями. Он был одержим одной единственной целью — стать знаменитым.

Каждый год Алекс ходил на концерт одного известного российского певца, который регулярно приезжал в Севастополь. Они виделись в гримерке: он брал у него автограф, делал селфи. Но познакомиться лично как-то не удавалось. Едва Алексу исполнилось 19 лет, Браун понял, что парень «готов» и пообещал «пропихнуть» его дальше, познакомив с настоящей звездой. «Если ты ему понравишься, считай, пробился. Москва твоя», — вспоминает Алекс разговор с промоутером.

21:47. Вечер после концерта. Алекс сидит в ресторане отеля ZEF. Заходит он — в чёрном костюме, отливающем металликом. Посетители оглядываются на звезду, тот пафосно обводит рукой зал, приветствуя всех, и проходит за столик к одиноко сидящему юноше. «Здравствуй, дорогой, как твои дела?» — начало было банальным, но парень, вспоминая этот эпизод, не может сдержать эмоций. Он многого ждал от этой встречи.

«Он заказал тартар из мраморной говядины и салат цезарь с тигровой креветкой, — Алекс описывает встречу так, будто она была вчера. — Мы ели, обсуждали популярных исполнителей. Я скачал на его планшет «Фортепьяно 8» и показал, что умею виртуозно играть.

Я хотел, чтобы он заметил меня, прежде всего как певца и музыканта. Но понимал — через минуту, если я ему приглянусь, мы поднимемся к нему».

После ужина новые знакомые и правда пошли в номер — президентский «люкс».

«Чтобы оценить мой певческий талант, — с намеком говорит Алекс. — Я спел романс «Я вас любил» в обработке Алябьева. Н. был в восторге, по крайней мере так сказал».

Все диалоги Алекс помнит в мельчайших подробностях, пересказывает, словно переживает вновь и вновь.

— Ты мне нравишься, Алекс. Таких юных и талантливых я редко встречал.

— Спасибо. Музыка — моя жизнь. В чём-то другом я не вижу смысла.

— Любовь, музыка, сигареты — это всё что нужно для...

— А какая ваша любовь? — перебил Алекс.

— Любовь у меня другая, иная.

Постепенно диалог перешел на кулуарные темы. Именитый певец начал обсуждать коллег по цеху, без стеснения выкладывая молодому визави подробности их личной жизни, поливал грязью конкурентов. Говорил, какие они все лицемеры и позёры. После опрокинул полный стакан виски. Алекс решил действовать напрямик. Сейчас или никогда.

— Как тебе вискарь? Пьётся, как солнышко, убивает, как сука! — спросил у него певец.

— Приятный вкус. Я не разбираюсь в алкоголе, если честно... Может перейдём на диван?

— Ты! Ты со мной общаешься только потому, что я звезда, — вспылил певец. — Тебе нужны от меня только деньги и связи.

— Я люблю вас как артиста. Я и мои родители слушаем вас.

Звезда неожиданно сменил гнев на милость. «Он пристально посмотрел в мои глаза и отвел к дивану, — продолжает Алекс. — Приступ кокетства закончился, я прошел проверку».

Алекс пробыл с новым знакомым до самого отъезда. В конце певец дал ему номер телефона профессора из Гнесинки, 7 тысяч на билет в Москву и сказал просто и легко: «Жду тебя в Москве».

«Затрахать пустоту внутри себя» 

Так у Алекса началась новая жизнь: влиятельный покровитель, престижное место учебы, выступления в закрытых клубах, новые друзья и деньги. Много денег.

Он выкладывался на полную: «горел» на сцене и прожигал жизнь в ночных клубах в компаниях молодых фитнес-боев. Успех вскружил ему голову. Он думал, что это всё будет продолжаться вечно.

Постепенно Алекс стал ощущать внутренне опустошение, после — физическое. Он признается, что сексом занимался уже не ради удовольствия, а чтобы «просто затрахать пустоту внутри себя». Звездный покровитель перестал назначать встречи, ссылаясь на занятость и проблемы с финансами. Алекс с каждым днём всё сильнее чувствовал одиночество.

Попытки завести длительные отношения проваливались: больше двух недель он не мог ужиться ни с кем. Внимать его переживаниям никто из партнеров не хотел. Он был по-прежнему никому не нужен — история «брошенного ребенка» повторилась.

За душевными терзаниями пришло и физическое недомогание. Он чувствовал себя все хуже, и в итоге свалился в депрессию. «Я перестал есть и спать, — жалуется Алекс. — Я думаю лишь о том, почему Н. не выходит на связь. Мне опостылела вся эта московская тусовка. Я закончился».


Алексу 22 года. Он отработал в Москве два сезона и сейчас готов бросить все. Он не выходит из номера своего хостела, не ходит на учебу, не поёт.

«Я потерял смысл в том, что искал, — говорит он. — Мой путь был ошибочным. Я возвращаюсь домой в Севастополь».

Чем будет заниматься в провинции, Алекс пока не знает. Но будущее его не пугает. Главное для него — выбраться из грязи, с которой он уже сроднился за последние шесть лет. Ни о какой славе он уже не мечтает, любовь ему тоже не нужна. Он хочет лишь покоя и надеется, что в родном городе сможет начать жизнь заново.

«Нам одиноко в провинции, — философствует наш собеседник. — Каждый стремится выжить, пробиться. Не верьте стереотипам про нас, геев. Я не делал этот выбор, его сделали за меня».