Не держите нас за дураков

Чиновники буквально зубами вцепились в проект переброски вод реки Коккозка в Севастополь. И это несмотря на протесты общественников, экологов и геологов на форумах самого высокого уровня. На кону — почти 2 млрд рублей ФЦП, и заинтересованные лица знают, что получить их поможет грамотный пиар.
Елена Алешечкина
21.09.2016

Сегодня по теме высказался «Водоканал» Севастополя. Главный инженер предприятия Алексей Чайников заявил, что жители Бельбекской долины просто неправильно проинформированы. Мол, всю воду забирать у них и не будут, достаточно лишь 12-15 млн кубов воды — да и то в паводок.

Такое впечатление, что народ попросту держат за дураков. Вы что же думаете, господа чиновники, мы ничего про паводок не знаем?


Все мы видели и знаем, как выглядит водохранилище. Строится дамба, за которой образуется большая искусственная запруда, а река продолжает течь дальше. Вот только сток ее теперь подчиняется не природным законам, а человеческим. В итоге река начинает жить совершенно другой жизнью.


Часть воды из перегороженной Кокозки, доходящая в паводок до определенного уровня в искусственной запруде, будет уходить по трубе в Севастополь. А не в реку Бельбек. В итоге, как уже комментировали геологи и экологи, русло самого Бельбека, в который и впадает Коккозка, будет застаиваться, заиливаться. Вода зацветет.

[[incut? &ids=`15233`]]Погибнут редкие, краснокнижные животные, которые живут исключительно в проточной воде. Вы знали, что в Коккозке живут пресноводные крабы? Вы знали, что в реке существует дикая популяция ручьевой форели?

Исчезновение паводков приведет к тому, что русло Бельбека не будет очищаться от твердых стоков — песка и гальки — естественным путем. А значит, они не будут сбрасываться вместе с водой в море. Миллионы лет река, вынося эти твердые стоки, формировала морской берег в районе Любимовки и Северной стороны таким, каким мы его знаем. Чем больше стоков, тем шире полоса песка на пляжах западного Крыма.

Пляжи эти уже активно разрушаются, а стоящие на берегу жилые дома и дачи потихоньку ползут в море — следствие регулирования стока других рек в бассейне Бельбека. Коккозка осталась чуть ли не единственной рекой, на пути которой водохранилище еще не построено. Обо всем это еще в прошлом году говорили специалисты «Крымгеологии». 

А в этом году ученые института спелеологии и карстологии КФУ им. Вернадского представили свое заключение, в котором говорится, что строительство в 9-балльной сейсмической зоне чревато усилением оползневых процессов в окрестностях Большого каньона.


К тому же наличие в области строительства водохранилища больших карстовых полостей может привести к тому, что вода из него будет просто уходить под землю. Нечто похожее происходит в русле реки Черной, где в районе Морозовки под землю уходит около 20% стока реки.


Вот так город и теряет драгоценную влагу: часть сбрасываемого из водохранилища самотеком исчезает по пути навсегда.

[[incut? &ids=`16100`]]Но на доводы специалистов наплевать тем, кто твердо настроился освоить деньги ФЦП. Напомним, что эта идея была включена в программу с подачи правительства Сергея Меняйло. Крымские СМИ пишут, что сам проект родом еще из 90-х, но уже тогда его признавали утопическим. И вот он восстал из забытья. Для чего?

Почему именно на Соколинское водохранилище власти города решили сделать главную ставку, проигнорировав положенные в таких случаях исследований водного каркаса и водного баланса города? Почему не рассмотрели альтернативные варианты?

Может быть, потому, что здесь огромные средства можно освоить именно на этапе проектирования и рассмотрения вариантов. Строительство водохранилища в сейсмозоне 9 баллов, которое похоронит и дорогу Бахчисарай-Ялта, и потрясающее по своей красоте русло реки ниже Большого каньона, в итоге признают нереализуемым. А миллионы, выделенные на проект, будут уже потрачены.

Вдумайтесь, около 4,5% выделенной федералами суммы уже сожрал поиск вариантов реализации проекта, проведенный фирмой «МосСтройКвадрат». И ни одно из трех предложенных ими решений высокой комиссии по экологической и энергетической безопасности при Совмине не понравилось

К сожалению, следует признать, что вода — это не только крымская проблема, хотя в Крыму она в ближайшее время встанет особенно остро.


Недавно мне довелось побывать на родине — в Волгоградской области. То, как обмелела Волга, я увидела невооруженным взглядом. Дон, увы, по словам местных, уже не судоходен. Пропали и многие мелкие реки.


Специалисты говорят, что деградация речной системы связана и с глобальной переменой климата, и со строительством крупных плотин для ГЭС — Волжского и Цимлянского водохранилища. Деградация речной системы шла постепенно. В одних местах вода пропала, а в других — появилась. Многие населенные пункты стало затапливать не только по весне - вода в домах и на огородах стоит круглый год. Люди были вынуждены покинуть свои жилища.


Огромные реки, великие цели — судоходный канал Волга-Дон, крупные ГЭС, орошение сельхоз земель — и такие последствия. А мы готовы погубить крошечную, но невероятно красивую крымскую реку ради каких-то 15 млн кубов воды в год. Может, стоит подумать о рациональном использовании воды, которая у нас есть сейчас?


Например, починить сети «Водоканала», изучить водный баланс региона, почистить Чернореченское водохранилище, не знавшее профилактических работ с самого дня своего создания, подумать об альтернативном способе доставки воды из водохранилища в город — не по руслу реки самотеком, а, к примеру, по водоводу.

К сожалению, задним числом программу ФЦП уже не исправить. И чиновникам ничего не остается, как зубами держаться за то предложение, что уже есть, и созывать все новые и новые совещания по проекту.

Господа чиновники, мы не будем призывать вас подумать о будущем наших детей и внуков. В этой стране, к сожалению, кроме денег мало что имеет значение. Но мы просим об одном: разбазаривая федеральные средства на разного рода прожекты, хотя бы не выставляйте дураками нас, простых крымчан.