Не очко, так чертова дюжина

Завтра правительство Дмитрия Овсянникова, уступив прокуратуре и депутатам, урежет план приватизации госимущества: из списка в 21 ГУП уберут 13. Оставшиеся восемь чиновники хотят акционировать. По их словам, тысячи мест на рынках, продажа топлива и сдача в аренду крупных городских активов — все это не приносит прибыли. Почему бы их тогда просто не продать, а не назначать туда «своих» директоров? Как выяснили «Примечания», новые АО в обход госзакупок смогут заключить контракт с избранным подрядчиком — и потом отойти ему за долги.
Нина Авдеенко , Стас Карпухин
27.03.2017

Во вторник городские парламентарии рассмотрят во втором чтении программу приватизации севастопольских государственных предприятий, озвученную Дмитрием Овсянниковым еще в конце прошлого года. Этот список вызвал массу нареканий со стороны заксобрания и городской прокуратуры.

[[incut? &ids=`20884`]]Всего Овсянников запланировал приватизировать 21 госпредприятие. Из них восемь — в этом году: «Севтелеком», «УК оптово-розничных комплексов», «Государственный автозаправочный комплекс», аэропорт «Севастополь», «Севастопольский центр землеустройства и геодезии», «Благоустройство», «Севморзавод» и ЦКБ «Черноморец» (их в итоге и оставили в усеченном списке).

В 2018 году — «Севвинзавод», «Садовод», «Союзпечать» и девять госжилконтор: ГУП «УК», управляющие компании «Центр», «Инкерман», «Север», «Стрелецкая бухта», УК «Балаклавского района», «Нахимовского», а также «Гагаринского района–1 и 2».

На 2019 год Овсянников оставил самый проблемный для себя ГУП — «Пансионаты Севастополя», проживание в одном из объектов которого обернулось для врио губернатора публичным конфликтом со следкомом и прокуратурой.

Последняя, кстати, в лице зампрокурора Владимира Агапова резко выступала против приватизации «Пансионатов Севастополя». В ведомстве настаивали, что комплекс, где есть детские лагеря, приватизировать ни в коем случае нельзя.

Впрочем, в ходе обсуждения Программы в заксобрании выяснилось, что ни о какой приватизации речи не идет. ГУПы просто преобразуют в акционерные общества со 100%-ной долей правительства. То есть, бюджет Севастополя ничего от такого акционирования не получит. Тем более, что инвестировать в преобразованные ГУПы нельзя будет целых три года.

Вместе с прокуратурой планом Овсянникова остались недовольны депутаты  и контрольно-счетная палата. Однако программа приватизации все-таки была принята заксобранием в первом чтении — поправки в законопроект вносили до 18 марта.

«Примечаниям» стало известно, что правительство Севастополя решило сократить список акционируемых госпредприятий с 21 до 13, а саму приватизацию ограничить 2017 годом. До конца декабря так называемое акционирование коснется лишь восьми ГУПов.

Вице-губернатор Илья Пономарев сказал «Примечаниям», что сокращение программы проведут «по настоянию депутатов». На наш запрос в прокуратуру города, согласны ли там с новой корректировкой, ведомство по сути не ответило. «Пансионаты Севастополя» из списка убраны и, видимо, замечания у прокуратуры исчерпаны. В заксобрании «Примечаниям» предложили дождаться завтрашней сессии, на которой будет обсуждаться данный вопрос.  

Источник в городском парламенте заявил, что депутаты встречались с подчиненными Овсянникова «около двух недель назад», чтобы обсудить новую редакцию программы приватизации перед вторым чтением. Там звучало несколько доводов в пользу планов правительства.

Срочная необходимость акционирования ГУПов объяснялась и тем, что убыточные госпредприятия якобы «может забрать Москва, если не заниматься их преобразованием, и тогда Севастополь потеряет инвестиционно-привлекательные активы». 

Но о каких частных вложениях может идти речь, если на покупку акций госимущества будет наложен трехлетний мораторий?

Собеседник «Примечаний» в правительстве робко намекает: новые АО получат возможность в обход закона о госзакупках (44-ФЗ) заключить договор с потенциальным инвестором и «копить долги», за которые избранный подрядчик по истечению моратория будет рассчитывать на «эквивалентное количество акций».

[[incut? &ids=`21556`]]Первым из восьми оставшихся в списке предприятий к приватизации готовят «Городской автозаправочный комплекс» (ГАЗК). Его называют наиболее неблагонадежным и убыточным. Таким он и был — до недавнего времени. Все изменилось в декабре 2016 года, когда руководителем ГАЗК стал инженер Александр Любченко. При нем ГУП восстановил изношенное оборудование, а его выручка достигла 800 тысяч рублей в неделю. Но как только ГУП начал приносить прибыль, Любченко вызвали в правительство и уволили. После встречи Любченко с недовольным его работой Овсянниковым вице-губернатор Пономарев представил работникам ГУП нового руководителя, сменившего гражданство Казахстана на российское за несколько дней до назначения.

Следующими акционируют «Управляющую компанию оптово-розничных комплексов» и «Севморзавод». Оба этих ГУПа сдают свое немалое имущество в аренду. Первый — тысячи площадок на нескольких городских рынках торговцам, второй — имущественный комплекс и производственные мощности СМЗ центру судоремонта «Звездочка».

Оба госпредприятия, утверждают чиновники, убыточные — как будто место на  рынке стоит копейки. А сумма исковых требований «Звездочки» к субарендаторам причалов для стоянки судов в Севастополе стремится к десяткам миллионов рублей.

Приватизация — нормальный процесс, легитимный и чаще всего открытый. Зачем подчиненные Овсянникова играют то в «очко», предлагая акционировать 21 ГУП, то в «чертову дюжину», легко сокращая список на 13 предприятий? Пока они тасуют  городские активы и особо не удосуживаются объяснять, зачем это делается.

Но не является ли такой способ приватизации теневым, когда городской бюджет рискует остаться без денег от таких преобразований, а предприятия — накопить новые долги и достаться избранным частным компаниям?