Не вписался в команду

Сегодня и.о. замгубернатора по вопросам внутренней политики Евгений Дубовик подтвердил, что подал в отставку по собственному желанию. «Примечания» вспоминали, какой след он оставил в жизни города.
Борислав Кашихин , Ольга Соловьева
18.08.2016

Напомним, что сообщение о том, что врио губернатора Дмитрий Овсянников отправил Евгения Дубовика в отставку, опубликовал вчера со ссылкой на анонимный источник в правительстве ForPost. Тогда эту информацию официально не подтвердили ни замдиректора департамента внутренней политики Григорий Буйлов, ни сам Дубовик.

Сегодня стало известно, что Евгений Дубовик все-таки написал заявление об отставке.

«Сегодня я подал заявление [об отставке], — сказал он «Примечаниям». — Приходит новый губернатор, ему нужна своя команда, которая может и должна руководить городом. Нужны люди, которым он доверяет. У меня контракт был подписан до окончания работы предыдущего губернатора. 28 числа был указ [о снятии Сергея Меняйло с поста губернатора Севастополя], и с 28 числа мы все стали исполняющими обязанности. Сейчас формируется правительство. Я написал заявление, а дальше будет решать губернатор», — объяснил он мотивы своего поступка.

Решения губернатора по фигуре Дубовика пока нет, однако, по всей видимости, он не ощущает себя частью новой команды правительства, и вряд ли его заявление является лишь формальным жестом. «Примечания» решили вспомнить, какой след он оставил в политической и общественной жизни города за два года работы.

Основной ошибкой Евгения Дубовика на посту главы департамента внутренней политики Севастополя, а затем — вице-губернатора наблюдатели считают тот факт, что он был, скорее, участником сотрясавшего город при Сергее Меняйло политического конфликта, нежели модератором.

В 2014 году Дубовик срывал предвыборные акции команды Алексея Чалого, в 2015-м — пытался помешать сбору подписей под обращением севастопольцев к Путину с просьбой обратить внимание на проблему незаконной застройки города. Не разобравшись в проблеме, он организовал давление на общественное объединение «Служу Севастополю» через подконтрольные СМИ. Вместе с тем, главу департамента внутренней политики правительства города видели у здания заксобрания Севастополя на пикете «Ночных волков», когда те пытались «вызвать на дуэль» Алексея Чалого.

Со стороны Евгения Дубовика фиксировались попытки объединить функционеров местной «Единой России» и ЛДПР против 13 сторонников Чалого в заксобрании. Как говорят сами участники собраний, обсуждались на них почти исключительно недостатки политических оппонентов, позитивная повестка практически отсутствовала.

Активно комментировал г-н Дубовик и прошлогодние события вокруг ресторана «Остров», прозрачно намекая на их политическую подоплеку — притом, что официально в правительстве называло происходящее «спором хозяйствующих субъектов».

Но, пожалуй, главной проблемой Евгения Дубовика было отсутствие единого центра принятия решений в вопросах внутренней политики. Фактически у экс-губернатора Сергея Меняйло было еще четыре куратора этого направления: политтехнологи Олег Матвейчев и Феликс Черняховский, московский пресс-секретарь Кирилл Москаленко и аппарат пресс-службы в Севастополе.

При этом Евгений Дубовик не всегда знал о том, чем занимаются его коллеги. Яркий пример — пропагандистский фильм «Четвертая оборона», восхваляющий Сергея Меняйло и тогдашнего полпреда Олега Белавенцева, демонстрация которого привела к обратному эффекту. Хотя его транслировали в школах при личной поддержке главы департамента образования Михаила Родикова, Дубовик называл этот фильм «происками госдепа».

Штат департамента внутренней политики под руководством г-на Дубовика разросся до 140 человек. Значительная часть из них, по словам источников в правительстве, занималась комментированием критических новостей в сети.

Назвать подобную деятельность эффективной было довольно трудно: только в 2015 году на информационную войну с заксобранием правительство потратило около 50 млн рублей. При этом у кураторов внутренней политики не получилось наладить стабильную работу РИА «Севастополь» и организовать бесперебойную выплату зарплат сотрудникам телекомпании «ИКС» — что привело к возбуждению уголовного дела.

Политтехнологи считают, что продвижение губернатора Сергея Меняйло как субъекта пиара было его имиджмейкерами полностью проиграно. Отчасти — потому, что в медийной сфере слабо акцентировалась ответственность руководителей департаментов и все шишки автоматически падали на голову Меняйло.

«Все медийные ресурсы правительства, к сожалению, были направлены на критику Алексея Чалого, его команды и его соратников, вместо того чтобы рассказывать о достижениях Сергея Меняйло, — отмечает лидер общественного движения «Служу Севастополю» Олег Николаев. — Этот момент Дубовиком был упущен, так как он сам стал солдатом информационной войны, а не возглавил процесс минимизации конфликта в публичной сфере».

Вместе с тем, даже оппоненты Евгения Дубовика признают, что экс-глава департамента внутренней политики — а теперь и экс-вице-губернатор — был всегда открыт для СМИ. Находясь в должности, Дубовик не уходил от ответов на прямые вопросы, публично дискутировал с общественниками и был одним из немногих примеров контактности в подчеркнуто закрытой команде Сергея Меняйло.
Упразднят ли должность вице-губернатора по вопросам внутренней политики, которая фактически дублирует обязанности главы соответствующего департамента (как это произошло с должностью первого вице-губернатора после увольнения Алексея Еремеева), пока тоже неясно.

Замдиректора департамента внутренней политики Григорий Буйлов подтвердил «Примечаниям», что структура правительства Севастополя будет меняться, но говорить о конкретике пока преждевременно. «Структуру правительства со всеми должностями будут обсуждать и утверждать с депутатами заксобрания Севастополя. Решать этот вопрос — их прерогатива», — сказал он.