Как ужиться с наливайкой?

Редкая севастопольская многоэтажка сегодня строится без «офисных помещений» на цокольных и первых этажах. Многие из них пустуют: кому нужен офис на задворках спального района? Но в один прекрасный день арендатор все-таки находится — и открывает в доме наливайку.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
02.11.2016

Тихий район, ухоженный двор с аккуратной парковкой. В центре двора — многоэтажка с красной крышей, типичная представительница точечной застройки. Газоны, цветники, дорожки. Мамаши, гуляющие с колясками, ребятня на детской площадке, прогуливающиеся пенсионеры. И рядом с этой городской идиллией — местные алкаши, пришедшие перетереть за жизнь в недавно открытую под жилым домом пивнушку.

На встречу с жильцами дома меня пригласила председатель ТСН Марина Пенькова. В небольшом светлом помещении конторы в подвале собрались соседи: молодая мама с ребенком, беременная женщина, пожилая пара пенсионеров.

Тут же присутствует и доверенное лицо собственника помещения, где теперь находится пивбар — молодая девушка, служащая одной из юридических контор. Она принесла председателю заявление от имени собственника, но Марина Пенькова его не принимает.

«Я проверю вашу доверенность, у меня есть сомнения по поводу ее подлинности. Я свяжусь с юристом и сообщу вам завтра о своем решении», — говорит председатель.

Собравшиеся вступают в диалог с девушкой. Спрашивают, как бы она отнеслась к тому, что у нее под окнами, откроют пивбар в жилом доме. Она отвечает, что ей все равно. «Вы, наверное, не мама и не живете на втором этаже», — возмущаются присутствующие. Молодая женщина пытается защищаться, говорит, что живет на первом и у нее тоже есть ребенок. Но ее не слушают, беседа перерастает в эмоциональное описание разгоревшегося во дворе спора, в ходе которого жильцы неоднократно призывают к совести курьера, призывая ее не работать на людей, вероломно открывших питейное заведение во дворе жилого дома.

Пристыженная девушка, принесшая письмо, быстро уходит. А мне рассказывают историю конфликта — с самого начала.

Кофе и булочки

Дома по ул. Кесаева,10 и 10а были сданы в эксплуатацию в 2011 году. Симпатичный проект с оригинальной крышей и мансардным этажом. Внизу, на первом — модные нынче офисные помещения. В одном из них, в доме номер 10а, работает гастроном, в другом — канцтовары. Помещение по центру несколько лет пустовало.

В июле 2016 года бывший собственник продал его новым хозяевам. Копию договора купли-продажи он предоставил председателю ТСН «Кесаева 10» Марине Пеньковой.

Новый собственник, гражданин Белоруссии Олег Горячко, с председателем товарищества так и не познакомился, зато на собрание пришла его жена Людмила Горячко, действовавшая от его имени по доверенности. Она вступила в члены ТСН, заплатила вступительные взносы и взяла квитанции на оплату ежемесячных взносов, счетов за электроэнергию и воду.

Сразу после смены собственников в помещение заехала бригада рабочих. Все лето они долбили стены, мазали, красили, проводили коммуникации. На все вопросы жильцов  Людмила Горячко отвечала, что арендатор помещения, с которым у нее заключен договор, планирует открыть в нем кафетерий, где будут продаваться свежевыпеченные булочки и кофе.

Однако ни договора аренды, ни самого арендатора новые собственники правлению ТСН так и не представили. Возможно, они в своем праве? Ведь владельцы помещений могут заключать договора с кем хотят. Однако именно в этом доме члены ТСН ранее на общем собрании постановили: любой собственник жилого или нежилого помещения, сдающий принадлежащую ему собственность в аренду, должен предоставить в правление ТСН копии договора аренды.

«Председатель за все, что в доме происходит, отвечает лично. И жильцы хотят быть в курсе, кто, что и кому сдает, чтобы не было ситуации, когда в квартире живут какие-то подозрительные личности или пятьдесят гастарбайтеров, которые даже по-русски не говорят. У нас семьи, дети, мы хотим жить в безопасности», — объясняют члены ТСН свое решение.

С этого и начался конфликт между ТСН и арендаторами помещения. Вскоре выяснилось, что собственник неспроста скрывает договора аренды: вместо кафетерия в помещении открылась точка продажи разливного пива «Пив.точка». И не просто магазин. В помещении арендатор поставил столики, и теперь местные выпивохи не просто приходят сюда попить пивка, но и засиживаются допоздна.

Они нарушают наши права

«Сейчас тепло, а у нас окна закрыты, — говорит жительница второго этажа. — Мы не можем их открыть. У меня маленький ребенок, муж астматик, а мы даже проветрить не можем. Они вечерами шумят, курят прямо на ступеньках, разбрасывают бычки. Вот эти газоны мы сажаем за свой счет, а они вытаптывают, забрасывают мусором».

«Я понимаю. Это легкий бизнес, на котором можно хорошо заработать, — говорит другой жилец дома на Кесаева, 10. — Но бизнес должен быть интеллигентным.

В соседнем магазине тоже продают пиво на розлив, и мы не возражаем. Налили тебе в бутылочку — иди домой и пей. А тут курят, пьют, матерятся. Дети на это смотрят».

Третья жительница дома уверяет, что ремонт в помещении первого этажа сделан без  шумоизоляции. Все разговоры, происходящие внизу, она слышит, будто говорят в ее собственной квартире. Промышленный кондиционер, который арендаторы повесили на фасад, тоже установлен без шумоизоляции. Когда он включается, у женщины дома вибрирует пол.

«В расписании указано время работы: с 10 до 22 часов. Но по выходным там шумят и до 11 ночи, и даже до полдвенадцатого», — жалуются жильцы. 

Владельцы «Пив.точки» установили над своим пивбаром навес, по которому беспрепятственно можно проникнуть в квартиры второго этажа, поставили во дворе металлические ограждения, повесили на фасад рекламную вывеску и внешний блок кондиционера, который к тому же закрыл адресную доску дома.

«Они нарушают жилищный кодекс РФ, — поясняет председатель ТСН Марина Пенькова. — Все  мы, члены ТСН, владеем по долям общим имуществом многоквартирного дома пропорционально площадям квартир и помещений. К такому имуществу относятся и фасады зданий. Каждый владеет этой собственностью без права выделения ее натуральной величины. Получается, что они незаконно — без согласия общего собрания членов ТСН — установили ограждения, кондиционер и вывеску на фасаде. Мы будем подавать на них в суд и требовать демонтажа конструкций и рекламной вывески».

«Он мне угрожал»

Члены ТСН подали жалобы в Роспотребнадзор, Ростехнадзор, в полицию (с просьбой проверить законность нахождения арендаторов в помещении) и в прокуратуру.

«Это точка по реализации пива и слабоалкогольных напитков. По закону вести деятельность в нежилых помещениях жилых домов им не запрещено. Но они нарушают ряд требований закона, установленных для предприятий общественного питания. У них в помещении должно быть два входа-выхода. Должна быть система вентиляции, которая отсутствует и по конструктиву дома сделать ее сейчас нельзя. По правилам канализация этого помещения не должна совпадать с канализацией жилых квартир. По всем этим фактам мы и подали жалобы в соответствующие инстанции», — говорит Марина Пенькова.

Арендатор помещения, которого жильцы дома знают под именем Евгений, первое время сам стоял за прилавком «Пив.точки», представлялся директором заведения. С председателем ТСН ранее он на контакт не шел. Но недавно позвонил и начал угрожать.

«У нас в доме есть несколько интернет-компаний, обслуживающих абонентов, — рассказывает о факте угроз Марина Пенькова. — И я тщетно бьюсь, чтобы все они заключили договора с нашим ТСН. Дело в том, что их оборудование запитано от наших сетей. Получается, что ежемесячно наши абоненты не только платят им за интернет, но еще и дарят им электроэнергию. А это около 400 рублей в месяц со всего дома. Мы готовы предоставить им эту электроэнергию, если они предоставят безвозмездный доступ в Интернет для конторы нашего ТСН. Пока такой договор не заключен, и я ограничила им доступ к оборудованию, которое стоит в подвалах нашего здания. И вот как-то раз мне звонит мужчина, представляется Евгением, директором «Пив.точки» И сразу же требует от меня в грубой форме, чтобы я пустила интернетчиков в подвал. Сказал мне: «Я с тобой разберусь». Я пошла и написала заявление в полицию об угрозах».

На нашей встрече с жильцами присутствует женщина, которая в этом доме не живет. Зато, по ее словам, она хорошо знакома с этим самым Евгением, директором сети магазинов «Пив.точка» в Севастополе.

«В прошлом году я шла мимо другого заведения, принадлежащего этой сети, находящегося у Никольского храма в Камышах, — рассказывает женщина. — И увидела на дороге мусор. Я взяла и подвинула его ногой в сторону кучи у той самой «Пив.точки». 

Вдруг этот мужчина, Евгений, подскочил ко мне и начал кричать: «Подняла! Домой понесла!». Сорвал мои очки, бросил их на землю начал поливать меня последними словами. Я ему на эмоциях сказала: «Да пошел ты!», а он занес надо мной кулак, хотел мне голову размозжить.

Цепь огромная, крест вот такой — разъяренный бык, красный, невменяемый. Ни один севастопольский мужчина в жизни себе бы такого не позволил! Я бросилась к мужчинам, стоящим в стороне: «Мужчины, заступитесь!». А они смеются надо мной, спрашивают у него: «Женя, кто она такая? Что она от тебя хочет?» Они явно приезжие, я с Севастополе тридцать пять лет живу, и никогда севастопольские мужчины себя так низко не вели».

Светлана в тот же день написала заявление в полицию. Но в декабре 2015 года пришла отписка: Евгения не нашли, несмотря на указанные в заявлении номера его личного автомобиля.

«И тут я разговариваю с Мариной [Пеньковой, председателем ТСН] — мы с ней давно дружим, — и она мне рассказывает о звонках с угрозами. Рассказала все, и я поняла: это же тот самый Евгений, который на меня тогда напал. Я считаю, что вы обязательно должны о нем написать».

«Это же частная собственность»

Связаться с представителем собственника помещения Людмилой Горячко по телефону не удалось, зато Евгений, директор ООО «Пламс Групп» Севастополь, которому принадлежит «Пив.точка», на звонок ответил.

«Нашему виду деятельности явно мешает сама управдомша Марина Львовна, — прокомментировал он ситуацию. — Она совершает незаконные действия по отношению к нам и ко мне лично: подает заявления в полицию, придумывает несуществующие истории.

Она говорит, что мы являемся рассадником бомжей и алкашей — это неправда. У нас есть туалет внутри. И пиво у нас не дешевое, боярышником мы не торгуем и водкой какой-то там».

По факту угроз Евгений сказал: «Такого не было. Я всего лишь ей сказал: «Откройте подвал, там приехали интернет проводить, нам нужен доступ в подвал». Она мне говорит: «Кто вы такой?». Я ей отвечаю: «Слушайте, мы не раз с вами общались, я директор «Пив.точки». А она мне говорит: «Я вас не знаю, вы мне документы не показывали». А я ей: «Я ваших документов тоже не видел. И у меня к вам тоже есть вопросы в таком случае. Почему вы для вступления в кооператив с людей берете по 25 тысяч и даже кодекс не показываете им?». Она бросила трубку и теперь считает, что я ей угрожал».

Типичный, можно даже сказать добрососедский, конфликт, когда один собственник помещения в многоквартирном доме делает то, что не нравится остальным жильцам. Дело заканчивается руганью, взаимными жалобами и угрозами.

К сожалению, выжить наливайку из жилого дома только потому, что молодым мамам не нравится такое соседство, невозможно: размещение точек продажи пива и безалкогольных напитков в жилых домах законом не запрещено.

Остается лишь жаловаться на мелкие нарушения в Роспотребнадзор, пожарную инспекцию, обращаться с исками в суд, с заявлениями в полицию по поводу вечернего шума. И надеяться на то, что собственник помещения по доброй воле избавится от раздражающего соседей арендатора.

«Правление ТСН имеет право требовать от собственника предоставить договор аренды помещения, если такое решение действительно было принято на общем собрании, — прокомментировали ситуацию в Жилнадзоре. — Выполнение этого требования они могут потребовать через суд».

«А если общее собранием постановит наливайку из дома выгнать?» — задаю Жилнадзору очередной вопрос. «Собственник, владеющий помещением, может сдавать его в аренду, кому захочет. Это же частная собственность», — ответила чиновник.

Получается, застройщики, пихающие «коммерческие помещения» на все возможные площади в строящемся доме, обрекают его жильцов на годы беспокойного существования.

Хорошо, если в подвале дома откроется очередной гастроном, аптека, магазин детской одежды или игрушек, развивающий центр или клуб по интересам — именно о таком соседстве обычно мечтают те, кто покупает квартиры в таких домах.

Но по факту такое количество магазинов, офисов и контор никому не нужно. Для бизнеса в спальном районе привлекательно лишь то, что гарантировано принесет быструю прибыль.  Поэтому гораздо выше шансы на то, что в доме появится наливайка, рыбный склад или ночлежка для гастарбайтеров на 50 коек — такие примеры уже встречаются в севастопольских новостройках.

О популярности пивбаров в спальном районе говорит тот факт, что в окрестностях Кесаева, 10 работает 8 точек по продаже разливного пива.

Но еще чаще встречаются варианты, когда офисные помещения просто простаивают в ожидании выгодного предложения от арендаторов. И эти пустые, пыльные окна годами наводят на жителей района тоску. Очевидно, что такое количество коммерческих площадей городу не нужно, у нас и в некоторых торговых центрах помещения простаивают.

А с вводом нового налога на недвижимость, по которому все помещения коммерческого предназначения будут облагаться 2-процентным налогом, эти многочисленные офисы и вовсе станут обузой для своих владельцев.