Нужна ли России Украина?

Ответ на этот вопрос зависит от того, есть ли Россия сейчас, или же это — лишь фантомная боль рожденного в СССР поколения, которая уйдет в прошлое вместе с ним. Ведь те, кто, говоря «Россия», имеет в виду Российскую Империю или Советский Союз, выступают патриотами исторической сущности, гораздо большей, чем нынешняя РФ. А между тем многим достаточно России и в ее текущих границах.
Алексей Блюминов
12.01.2017

На днях популярный национально-патриотический писатель Захар Прилепин настоятельно рекомендовал к прочтению текст с малоизвестного сайта под громким названием «Зачем России Украина?». «Обычно такие выражения, как "читать всем" и "максимальный репост" я не использую, но в данном случае уместное сказать: надо прочитать это. Обязательно. И друзьям пересказать», — пишет Прилепин.

Ну что ж, раз такие люди рекомендуют, спорить не буду, я взял и прочитал.

Текст изобилует множеством штампов, и никаких новых истин там нет. Тем не менее автор демонстрирует редкое по нынешним временам качество — готовность называть вещи своими именами. «После разгрома внешней политики России на украинском направлении и унизительного лишения возможности действовать в украинской внутренней политике, этот вопрос наконец-то стал обсуждаться в российской публицистике и занимать некоторую часть российского думающего общества», — пишет он.

Такая манера подкупает — особенно на контрасте с заявлениями пропагандистов, на голубом глазу объявляющих поражение в борьбе за Украину победой некоего хитрого плана, содержание которого последние три года менялось от «Новороссии быть», через «Нам нужна вся Украина» до предложения забыть о ней как о страшном сне, живя так, будто никакой Украины и не было. РФ ведь и без того обильна лесами, полями и реками. Зачем вам, товарищ, чужая земля?

«Для оправдания чудовищной в самом деле ситуации российские «патриоты» вынуждены, в один голос с приверженцами секты «украинства», использовать тезисы об отличном от российского «украинском народе», отдельной от России «Украине», — продолжает автор рекомендованного Прилепиным текста. — То есть, не просто соглашаются с позициями русофобской идеологии, от которой и потерпели поражение, а встают не её сторону и стремятся подтвердить правоту тех, кто веками стремился отсечь Украину от России, закрепить их успех.

Вместо анализа причин поражения, выводов, наверняка нелицеприятных, но необходимых, колоссальные усилия так называемого «патриотического» публицистического сообщества сегодня направлены на то, чтобы обосновать — почему Украина России не нужна. Ни сейчас, ни в будущем.

Упорство, с каким сотни и тысячи людей вдруг взялись убеждать самих себя и окружающих в том, что украинский виноград зелен и вообще несъедобного вида, имеет целью, в первую очередь, купировать боль и обиду россиян от явного и бесспорного поражения и неоценимой потери», — пишет он.

С этим выводом трудно не согласиться. Вот только подобные настроения зарождаются в обывательской среде не сами по себе — они раскручиваются пропагандистами на зарплате. В этом легко убедиться, если посмотреть, как изменилась тональность  авторов, чье творчество служит несомненным маркером настроений элит, мнение которых они транслируют, публикуясь на площадках, куда люди с улицы со своими мнениями просто так не попадают.

Вот, например, пропагандист Ирина Алкснис советует «забыть об украинцах навсегда». Причем, эта мысль преподносится в качестве «стратегического плана Кремля». Более того, автор уверена, что если последовать ее совету, то «глядишь, через 100-150 лет украинская нация и закончится». Как тут не вспомнить еще один выдаюшийся мем эпохи: «сама развалится».

Еще одна известная сетевая «патриотка» Ольга Туханина идет дальше, творчески развивая тезисы коллеги:

«Наши люди в буквальном смысле слова платят и за воссоединение с Крымом, и за помощь Донбассу, — пишет она. — А им предлагается взваливать на себя все новые и новые обязательства. Вот тем самым людям, с которых всегда и за все брали по полной. И на поддержку развивающихся стран, и на красивую жизнь отдельных республик в составе  СССР. Может, пора прямо спросить: а зачем вы здесь? России от вас какая польза? Что вы сделали и делаете для России? Украинцы хотят жить на Украине. Как они проголосовали в свое время за отделение, так и придерживаются этой точки зрения. Возможно, со временем произойдут какие-то подвижки, но пока маемо то, что маемо. А нам постоянно предлагают вмешиваться в дела отдельной страны, большинство граждан которой такого вмешательства не желает. При этом все кивают на США — вот, мол, там умеют использовать "мягкую силу". К несчастью (или к счастью), мы себя вести так, как США, не можем. По тысячи разных причин. Не может наш представитель в ООН потрясти какой-то пробиркой и под этим предлогом начать операцию на Украине. То, что сходит с рук Америке, нам с рук не сойдет никогда», — пишет Туханина.

Впрочем, тут также нет ничего нового. Все самое главное уже озвучено и до Туханиной: сверхдержава в мире только одна, а нам это дорого и ни к чему.

Россия Туханиной и Алкснис — это Российская Федерация в ее нынешних границах. И с этой точки зрения их позиция вполне логична. Люди же, к месту и не к месту поминающие в своих патриотических инвективах термин «Россия», имеют в виду историческую сущность, разительно не совпадающую в своих территориальных границах с нынешней РФ.

Отсюда — все недомолвки, разночтения и разногласия. Люди просто заранее не определились с понятийным аппаратом. Но отсюда же следует и другой, малоприятный патриотам воображаемой «России» вывод: нельзя мобилизовать массы на защиту того, чего нет, и нет уже давно.

В текстах пламенных патриотов неизменно присутствует такая фигура речи, как «миллионы русских людей, оказавшихся за границами России». Само по себе это — оксюморон, потому что смешивает понятия.

Русские люди, проживающие в своем историческом ареале обитания, не могут оказаться «за пределами России». Эти люди никуда из России не уходили. Они и есть Россия. Это Россия от них ушла, превратившись в Российскую Федерацию и смирившись с тем, что добрая треть ее прежней территории стала заграницей.

Причем, в полном соответствии с теорией окон Овертона, сейчас мы подошли к тому этапу, когда последствия сделанного выбора становятся необратимыми. И уже с самого верха духовной иерархии слышатся слова: украинская тематика в СМИ не должна вызывать ненависти к Украине. Понятно, что к нынешней Украине, другой-то ведь у нас нет.

«Очень важно, чтобы сегодня СМИ таким образом освещали украинскую тематику, чтобы среди нашего народа не возникало отрицательного, негативного, враждебного отношения к Украине. Мы вместе всегда были, мы были одним народом, потом этот народ разошелся по разным квартирам. И вот нужно сделать все для того, чтобы в сердцах людей не возникало неприязни и негативного отношения именно к народу», — цитирует предстоятеля Русской православной церкви РИА Новости.

Что означает приведенная цитата? А означает она простую вещь: признание тезиса о том, что никакого единого народа, о котором так любят писать патриотические публицисты, уже нет. «Мы были» — емче и не скажешь. А потом разошлись по разным квартирам. Что ж, бывает. Но надо же как то жить дальше. Если не дружить, то торговать. И полюбить друг друга такими, какие мы есть. А если не полюбить, то хотя бы «без ненависти». По принципу: «среди прочих наших соседей есть и такие».

Если верить СМИ, то в верхах уже вовсю обсуждаются планы замирения с Украиной на нынешней базе. То есть, с той Украиной, которая есть. Про «дебандеризацию» и прочее — забудьте, проехали. Зато, возможно, удастся решить «вопрос» Крыма.

А тут уже и ушлые политологи подсуетились. Послушаем всезнающего и приближенного к высшим сферам профессора МГИМО Валерия Соловья.

«Закулисные консультации по Крыму с киевским руководством велись, они касались того, на каких условиях Украина готова смириться на международно-правовом уровне с этим расставанием, — утверждает он. — Могу вам даже сказать, что со стороны России могло быть предложено: раскассирование всех украинских газовых долгов, гарантии поставки газа по низким ценам, экономические преференции, льготы и другие вещи. Более того, не надо, чтобы Украина отказывалась от Крыма. Пусть в Конституции Украины будет написано, что Крым — это Украина. Но пусть она снимет свои международно-правовые претензии. Просто снимет и все. Для внутренней пропаганды пусть остается все это: Крым – это Украина. А вот на международно-правовом пусть откажется. Негласно и тихонечко, и все. Вот об этом шла речь», — говорит он, не исключая, «что этот компромисс будет востребован в будущем».

Учитывая близящуюся инаугурацию Дональда Трампа и недавние рассуждения Киссинджера о том, какой могла бы быть сделка Вашингтона и Москвы в ее «украинской» части, можно легко представить себе содержание этой сделки. Особенно с оглядкой на инсайд профессора Соловья.

Говорить на эту тему можно много и долго, но я все же думаю, что пришло время итожить. Какую перспективу несет за собой реализация всех или большей части из описанных выше планов?

Если тенденции превратятся в устойчивую реальность, то она будет весьма похожа на ту, что сложилась в отношениях РФ и Грузии. Последняя навсегда выпала из сферы влияния и политико-культурного притяжения Москвы, став, по сути, внештатным членом НАТО и «штатом Джорджия» в составе США.

Все стратегические решения по этой стране принимаются в соответствующем отделе Гослепартамента США и все об этом прекрасно знают. На смотрины в Москву из Тбилиси если кто и ездит, то лишь явные маргиналы, с рейтингом в пределах статпогрешности.

В свое время, не конвертировав военный успех кампании 08.08.08 в успех политический, победу военных нивелировали за дипломатическим столом. В итоге пришедшая на смену Бушу-младшему администрация Обамы сделала пас Москве, избавившись Саакашвили и поспособствовав его замене на более адекватного и внешне не антироссйиского — но столь же прозападного Иванишвили.

В активе: на российский рынок вернулись «Боржоми», грузинское вино и овощи, было восстановлено пассажирское авиасообщение. В пассиве: соседом РФ навсегда стало прозападное недружественное государство, которое не признает своих территориальных потерь и винит в них РФ. Вернуть Абхазию и Южную Осетию немедленно и сейчас оно уже не требует — но всячески готовится к тому, чтобы сделать это сразу же, как только представится такая историческая возможность.

Сказалась ли перезагрузка на содержании школьных программ и учебников, на политике исторической памяти? А вот это вряд ли. Впрочем, такая малость обычно находится за скобками серьезных разговоров «конкретных» людей наверху.

Так что следующие поколения грузин вырастут уже с вшитым в подкорку осознанием, кто является «агрессором» и «исконным врагом». Но до той поры еще лет десять, а овощами и вином нужно торговать сейчас.

А теперь вернемся к тому, с чего начали. Так нужна ли Украина России? Ответ на этот вопрос зависит от того, есть ли Россия сейчас, или же это — только фантомная боль поколения, родившегося в СССР, которая уйдет в прошлое вместе с ним.

Ну, а что было, то было. Прошлого не воротишь. Нужно жить дальше, поменьше оглядываясь назад. Хотя это и трудно.