Особенности сексуальной ипотеки в Севастополе

Если мужчина ушел от жены, не оставив ей квартиру, он очень плохой человек, считает Света. У нее всегда наготове примеры подруг, получивших после развода жилье, машины и бизнес. Это нормально, говорит она, и таких вокруг много. Замужество для них — что-то вроде ипотеки, в которую вкладываются оба, а получает все один. И это в лучшем случае: часто вкладывается один, а получает другой.
Надежда Керлина
05.03.2017

«Я пью одна, а муж мой в море», — город русских моряков даже при Советах был городом принципиально неработающих женщин. Выйти за военного или «плавающего», чтобы сидеть дома, а если и работать, то для рукоделия, всегда считалось тут завидной долей — о самореализации мечтали немногие. Поэтому капитализм, резкий спад уровня культуры и откровенную монетизацию отношений многие местные дамы встретили в полном иждивенческом всеоружии.

— Вкладываешь свое время и труд, рожаешь ему одного или двух детей, и при разводе смело можно претендовать на квартиру и часть имущества, — загибает пальцы Света. Ее широко раскрытые глаза смотрят не мигая, на лице, кажется, вот-вот проступят водяные знаки нотариальной доверенности.

— А почему ты рожаешь детей «ему»? — спрашиваю я. — Что, тебе самой твои дети не нужны?

— Не говори ерунды, — Света смотрит на меня как на идиотку. — Мужчина должен нести ответственность. Достойный мужчина отвечает не только за своих детей, но и за свою женщину.

— И с какого момента отношений наступает ответственность, влекущая неотвратимое наказание? После первого секса? Или когда он первые цветы подарил?

— Достойный мужчина поймет, когда женщина ему доверилась, — туманно отвечает Света и улыбается чему-то своему. А я смотрю на нее и думаю: кто из нас нормальный? Она или я, всегда считавшая, что семейное благополучие — предмет заботы обоих?

Наверное, нормальная все же она. Света — воплощение нормы женского поведения в Севастополе, если считать таковой самую распространенную его модель. Она одна из огромного большинства девушек, которые еще на начальном этапе отношений с мужчиной задумываются: а что он сможет мне оставить, если вдруг не срастется? Выгодно ли я продам годы своей жизни? Отношения — это труд, сколько я возьму за свой?

Прошу прощения, но мужчину без денег девушки и женщины часто не рассматривают даже как вариант для быстрого секса без обязательств. Мужчина без кошелька в нашем городе — это мужчина без половых органов: «а что с него взять?» На долгосрочные отношения тем более может претендовать лишь тот, у кого есть что-то за душой. Или хотя бы перспектива, что он станет обеспеченным в будущем.

Но женщины так не говорят, они говорят эвфемизмами. Они говорят «романтика», подразумевая ужин в ресторане. Они говорят «забота» — имея в виду подаренный предмет верхней одежды. Они говорят «как за каменной стеной» — имея в виду возможность переложить проблемы на плечи мужа и не о чем не беспокоиться.

А теперь давайте вспомним, какая у нас средняя реальная зарплата по городу. Даже если верить Севастопольстату с его 34 тысячами, пропасть между ними и запросами девушек налицо. Как мужчина, зарабатывающий двадцать тысяч, может подарить любимой букет роз за семь и ужин за пять? Не потому ли женщинам и мужчинам у нас вечно не хватает друг друга?

Французский писатель Андре Моруа называл брак без любви узаконенной проституцией.  Подобные сравнения давно никого не задевают: брак по расчету сейчас популярен как никогда. Даже если в браке присутствуют чувства, без денег он почти мертв. «Достойный мужчина» — это тоже на 80% про деньги.

Так не пора ли, раз уж мы вернулись во времена Островского, перестать этого стесняться и со спокойным сердцем стать его персонажами?

«20-ти лет, образованная барышня ищет мужа миллионера, непременно пожилого, во избежание неверности». 

«Шатен, 36 лет, состоящий на государевой службе, жалованья 1700 рублей в год, желает жениться на особе, располагающей от 50 до 100 и более тысяч рублей. Средства необходимы для раздела выгодного имения, которое приобретается на имя жены. Национальность, лета, наружность, прошлое безразлично».

«Красивая, с русалочьими глазами, вся сотканная из нервов и оригинальности, зовет на праздник жизни интеллигентного, очень богатого господина, способного на сильное яркое чувство; цель — брак».